Центр домашнего обучения «Алгоритм»
г. Москва, ул. Земляной вал, дом 54, строение 2
info@odoportal.ru

skype: onlinealgorithm

8-495-781-10-30 8-800-555-99-53

Современная система образования является бесполезным мусором

Педагог-либертарианец Майкл Стронг считает, что современная школа учит детей пассивности и зависимости.

Американский педагог-теоретик Майкл Стронг, инициировавший и активно участвующий в нескольких проектах альтернативных форм обучения школьников и студентов в Соединенных Штатах, выделил главную проблему современной системы образования — отсутствие пространства для так называемого «креативного разрушения». По его мнению, слом государственных элементов системы и ликвидация университетов поможет решить эту проблему.

Стронга можно назвать типичным примером реализованной «американской мечты». Он родился и провел свое детство в маленьком городке, его родители не имели образования. Как он сам утверждает, плохое качество телевизионной картинки заставило его в раннем детстве читать много книг, и с этого момента он понял, что книжки позволяют учиться в пять-десять раз быстрее, чем лекции или занятия с учителем. Будущий реформатор американской системы образования поступил в университет Чикаго, где проникся духом либертарианства, идеи которого и определили весь дальнейший ход его работы.

Стронг не одинок в своем стремлении создать альтернативную модель обучения школьников и студентов — вместе с несколькими влиятельными предпринимателями, такими как Джон Маки, директор компании Whole Foods, он организовал несколько образовательных стартапов, самым известным из которых является проект FLOW. Стронг и его единомышленники издают серии методических рекомендаций и пособий для учителей, помогающих им учить детей и молодых людей инновациям и способности создавать ценности. Кроме того, за последние 15 лет он создал целую сеть частных школ, в которых применяются те принципы, которые проповедует FLOW. По словам Стронга, все эти школы входят в сотни лучших образовательных учреждений в тех штатах, где они находятся.

«Современная система образования является бесполезным мусором и ее следует уничтожить как можно быстрее ради блага всего человечества. Я прикладываю все усилия для того, чтобы эта задача была решена в ближайшие годы».

По словам Стронга, основы современной педагогики и обучения детей, как и базис политического и государственного устройства, уходят своими корнями в доисторические времена, когда люди все еще жили в пещерах. В ту эпоху образование заключалось в запоминании какого-то единого набора фактов и верований, который не подвергался сомнению и не провоцировал детей мыслить самостоятельно.

«Впервые данная ситуация изменилась в Древней Греции, где люди впервые начали сравнивать различные идеи и думать о том, какая из них является более достоверной. До этого человек никогда не пытался отбросить обыденный для нас принцип запоминания и воспроизведения информации и перейти к умозрительному мышлению. Это было крайне необычным феноменом — конформизм является нормой для человека, что можно легко заметить и в современных школах и университетах. Для меня методика Сократа, его манера задавания вопросов является основой западной цивилизации», — продолжил Стронг.

По словам педагога, для него главным являются не знания детей и студентов, а их способность взаимодействовать с окружающим миром и реализовать себя в интересной для них сфере жизни. Современная школа и другие элементы системы массового образования учат детей двум неправильным вещам — пассивности и зависимости. Сегодня дети просиживают десятки тысяч часов за партой в школе, вместо того чтобы использовать это время для обучения тем навыкам, которые необходимы для достижения успеха в реальной жизни. В этом, шутя объясняет Стронг, виновата одна конкретная страна — кайзеровская Пруссия, родина существующей сегодня системы образования.

«До появления Пруссии в Европе не было общей системы массового образования, все университеты и школы работали по своим собственным принципам. Пруссия стала первым государством на Земле, где лидеры определяли то, что должны были знать и во что должны были верить школьники и студенты. Я считаю это одной из самых неправильных и оскорбительных вещей на Земле, никто не имеет морального права на это. Мы не должны верить в правду, указанную свыше, а шаг за шагом, независимо друг от друга, приближаться к ней», — объясняет американский педагог.

По его словам, сегодня в мире нет по-настоящему свободного рынка образования, на котором не доминировало бы государство. От этого не спаслись даже Соединенные Штаты, куда прусская система образования была завезена протестантами, поселившимися на территории современного штата Массачусетс. Они использовали ее в политических и культурных целях — как считает Стронг, протестантам не нравились обычаи и поведение мигрантов — исповедующих католицизм ирландцев, большое количество которых прибыло на территорию Нового Света в середине XIX века, после начала «картофельного голода» в Ирландии. Протестанты Массачусетса использовали школы прусского образца для воспитания детей ирландцев по своим собственным лекалам, и эта практика затем распространилась по всей территории США.

Стронг полагает, что доминирование государства на рынке образования мешает появлению ключевого, по его мнению, элемента прогресса — феномена, который экономисты называют «творческим разрушением». Сегодняшний технический прогресс и постоянное улучшение качества жизни стало возможным благодаря тому, что в нашем обществе постоянно появляются новые технологии, которые разрушают старые элементы экономики и инфраструктуры и занимают их место. Характерный пример этого — грампластинки уступили место бобинным магнитофонам, те — кассетным магнитолам, СD-проигрывателям и MP3-плеерам. С появлением каждой новой «музыкальной шкатулки» вся окружающая их промышленная инфраструктура разрушалась или резко сужалась, что одновременно приводило к экономическим потрясениям и личным трагедиям, и при этом способствовало дальнейшему развитию инноваций.

Подобное «творческое разрушение» сегодня не может происходить в системе образования, так как управляющие ей государственные и окологосударственные элементы меняются в ходе десятилетних, если не столетних циклов. По этой причине, как считает Стронг, настоящие инновации и развитие возможны лишь за пределами системы, которая заставляет школьников и студентов терять десятки тысяч часов жизни на те вещи, которые не помогут им добиться успеха.

«Что нужно делать, чтобы быть успешным? Вспомните Стивена Джобса в ранние дни Apple. Отсутствие профессионального образования не помешало Джобсу буквальным образом изменить мир, получить инвестиции и создать одну из самых больших компаний в мире. И он такой не один — Майкл Делл, недоучка из колледжа, создал гигантскую компьютерную компанию, то же сделал Билл Гейтс. Ричард Брэнсон, основатель компании Virgin, даже не закончил школы, как и сотни других моих сверстников, которые смогли достичь успеха и создать крупные компании. Сегодня люди постепенно начинают понимать, что знания и умения важнее, чем дипломы и прочие свидетельства о профессиональной квалификации», — объясняет адепт либертарианского подхода к образованию.

Решение этой проблемы, как считает Стронг, заключается в дальнейшем развитии системы домашнего и частного образования. Изначально домашнее образование появилось среди глубоко верующих христиан и представителей других конфессий, однако со временем оно стало предметом интереса для серьезных людей, искреннее заинтересованных в максимальном развитии способностей и потенциала своих детей.

По словам педагога, такие родители понимают, что дома можно учиться быстрее, качественнее и дешевле, чем в обычной госшколе. Благодаря широкому распространению домашнего образования, сегодня ситуация начинает меняться. Почти все университеты в США принимают студентов без свидетельства об окончании школы. Это, как считает Стронг, является признанием факта, что домашнее образование работает и может конкурировать с конвенциональными школами.

Однако не всегда подобный подход возможен — если молодой человек хочет стать врачом или юристом, ему все равно придется получить документы, подтверждающие его компетентность в избранной области. Эту проблему можно решить, как считает педагог, при помощи интернета и систем проверки репутации, похожих по своему устройству на то, как работают Bitcoin, Etherium и другие криптовалюты. Качество услуг от этого, по мнению Стронга, не ухудшится. Как пример он приводит историю правового раздела на сайте AskMe.com в конце 90-х годов, самым уважаемым и популярным экспертом которого был 15-летний Маркус Арнольд, заинтересовавшийся тонкостями юриспруденции после того, как государственное обвинение не смогло отправить в тюрьму убийцу его брата из-за пробелов в уголовном праве США.

Другая проблема современной системы образования заключается в том, что родители часто думают не о том, какими знаниями обладают их дети и чему они научились в школе или университете, а о престиже «корочки» Гарварда или других ВУЗов, или элитных школ. По этой причине дети часто выходят из стен школ и университетов абсолютно не готовыми к взрослой жизни и не обладают каким-либо опытом работы над реальными проблемами.

«В прошлом дети очень быстро учились брать на себя те обязанности, которые привыкли исполнять взрослые люди. Томас Джефферсон, Томас Эдисон и Эндрю Карнеги — все они начали работать в 12–13 лет. Я считаю, что это правильная практика, она может помочь нам бороться с систематической инфантилизацией детей и молодых людей, которую в них воспитывают современная школа и университеты», — поясняет Стронг.

Michael Strong

Все эти проблемы Стронг попытался решить в стенах частных школ, организованных при его непосредственном участии. Главная задача этих школ-«инкубаторов» — помочь детям начать реализовывать себя с самых малых лет. Стронг и другие участники FLOW разработали для них особую «спонтанную» форму занятий, которая помогает школьникам учиться, как адаптироваться к неожиданным ситуациям и извлекать из них максимум. Подобные навыки, как считает педагог, будут критически важны для успеха в XXI веке в условиях постоянно растущей конкуренции, когда «даже дизайн туалетных ершиков становится полем для соперничества между компаниями».

«Если говорить в самом общем виде, мы пытаемся создать культуру приобретения знаний, среду, которая одновременно позволяет детям играть и создавать какой-то интеллектуальный продукт, задавая и получая ответы на интересующие их вопросы. Для меня это самая важная роль, которую я могут играть в области обучения детей».

Как мечтает Стронг, его личные усилия и старания соратников по FLOW в конечном итоге приведут к тому, что текущая система школьного и университетского образования займет то же место в жизни общества, как современная почтовая служба США — она будет дорогой, малоиспользуемой, никому не интересной и изжившей себя. Чем больше людей сегодня подключится к проектам альтернативного образования, тем быстрее наступит это светлое будущее, заключает педагог.

Оригинальная статья.