Центр домашнего обучения «Алгоритм»
г. Москва, 1-й Волконский пер. д. 11 стр. 2 (5 этаж)
contact@school4you.ru

skype: onlinealgorithm

8-495-781-10-30 8-800-555-99-53

Основные элементы педагогики Макаренко

В продолжение разговора о воспитании, начатого в предыдущей статье, я хочу сегодня пригласить читателей поближе познакомиться с личностью и творчеством человека, который всего себя посвятил воспитанию детей. К сожалению, имя его сейчас, как правило, вспоминают преимущественно студенты педагогических вузов, да и то в период сессии. Современные родители с легкостью могут назвать десяток имен зарубежных специалистов в области воспитания, но запнутся при перечислении отечественных, и вряд ли упомянут Макаренко. Ни в одном списке полезной для родителей литературы его книги не значатся, и мало кто изучает его педагогическое и творческое наследство.

Между тем, Антон Семенович Макаренко – один из величайших отечественных педагогов, внесших, как это принято говорить, колоссальный вклад в развитие науки о воспитании. Если отвлечься от официально-канцелярских штампов и попробовать сформулировать идею более или менее житейским языком, то нужно сказать вот что. Макаренко невероятно много сделал за свою довольно короткую жизнь. Он спас от физического и морального разложения несколько сотен молодых людей, став им ближе и роднее настоящих родителей, причем авторитет его строился не только на любви к ребятам, но на основе настоящих поступков и настоящего мужского характера. Он создал замечательную воспитательную теорию, которая основывалась на практике и была ее продолжением и следствием, а не наоборот, как это часто бывает, то есть она была жизненна и не висела без опоры в воздухе. Он боролся за свои идеи, отстаивал их и находил в себе мужество побеждать оказываемое ему чиновничье и государственное сопротивление. И никогда при этом он не считал свою работу подвигом или жертвой со своей стороны.

Вкратце основные факты его биографии таковы. Родился Антон Семенович в 1888 году на Украине. Уже с 17 лет он начинает преподавательскую деятельность в качестве учителя русского языка. Оканчивает учительский институт в Полтаве с золотой медалью. После учебы возвращается к учительствованию.

В 1920 году, когда Макаренко было всего 32 года, ему предлагают организовать и возглавить колонию для малолетних преступников. Он соглашается, и дальнейшая его деятельность довольно подробно описана им в «Педагогической поэме». Он становится заведующим колонией, которая в дальнейшем будет носить имя Горького, и добивается потрясающих успехов в работе с детьми. В 1925 году в колонии было 140 воспитанников. В 1927 году Макаренко возглавляет Харьковскую коммуну имени Дзержинского, и до 1936 года его жизнь прочно связана с ней. Именно коммуна Дзержинского прогремела на весь мир своим электроинструментом и фотоаппаратами «ФЭД», сделанными руками коммунаров.

Макаренко публикует «Педагогическую поэму» (1933-35 гг.), первую часть «Книги для родителей» (1937 г.), повесть «Флаги на башнях» (1938 г.).

В 1939 году Антон Семенович, в возрасте 51 года, скоропостижно умирает в вагоне поезда, идущего в Москву. Его сердце, по словам врачей, в буквальном смысле слова разорвалось на две части. И кажется даже немного странным, что этого не случилось раньше, потому что он настолько болел и переживал за свое дело, столько сил и энергии вложил, столько себя, своей души, что ни одно сердце не смогло бы выдержать.

Главные постулаты педагогической теории Макаренко можно проследить уже в «Педагогической поэме».

Основная воспитующая функция принадлежит, по его мнению, коллективу. Именно коллектив, окружающий колониста, ведет его по жизни, учит его работать, учиться, жить, направляет по нужному пути.

Здесь интересно отметить, что воспитанник существовал в колонии в рамках разновозрастного отряда, Макаренко особенно упирал на этот момент. Только группа разных по возрасту детей может называться коллективом и выполнять его функции: старшие организуют младших и заботятся о них, младшие учатся у старших нормам поведения и общежития. Группа же ровесников, по мнению Макаренко, превращается в неуправляемое стадо, которое не может быть полезно само себе. Камушек в огород сегодняшней средней школы, как вам кажется?

По сути, макаренковский коллектив – это аналог большой семьи, где есть взрослые (заведующий колонией, воспитатели) и дети, старшие и младшие. Все члены коллектива обязательно соединены некоей общей идеей, общими стремлениями, целями, на которые направлена вся его деятельность, обязательно связаны общими традициями, укладом жизни. Наивысшую степень развития этой идеи можно проследить во «Флагах на башнях». В коммуне имени Дзержинского коллектив коммунаров решал практически все вопросы: и организационные, и учебные, и трудовые, и все, что было связано с отдыхом и праздниками. Роль руководителя кажется почти исключительно номинальной.

Воспитанники, достававшиеся Антону Семеновичу в начале работы, не все были сознательными беспризорниками и правонарушителями, хотя многие из них были глубоко испорчены улицей, иногда же это были настоящие бандиты. Многие дети лишились семей после революции и гражданской войны. Разумеется, все они были неблагополучны в отношении семейного воспитания: и взятые с улицы, и привезенные в колонию отчаявшимися родителями. И основные усилия заведующий прилагал не к исправлению отдельно взятой личности, а к созданию крепкого коллектива, силы гораздо более мощной, способной воспитывать просто собой, своим авторитетом. Но конечно, без создания своего собственного авторитета Макаренко ничего не смог бы сделать.

Надо также отметить роль трудового воспитания, которому Макаренко отдавал безусловный приоритет в деле воспитания коллектива в целом и личности в отдельности. Нет человека без труда. Каждый обязан трудиться. И каждый должен уметь делать то, что нужно коллективу. Сельское хозяйство и мастерские – в колонии Горького, поставленное на серьезную ногу производство – в коммуне Дзержинского. Этому моменту, к сожалению, сегодня практически не уделяется внимания.

Вдвойне трудным дело Макаренко было потому, что на тот момент не существовало в русской педагогике внятной литературы. Зарубежные авторы были «страшно далеки от народа», отечественных авторов практически не было, и вся педагогическая наука была вся насквозь теоретизирована. Ни у одного автора нельзя было найти конкретного рецепта, как перевоспитывать человека, как создавать из полубандита серьезную и полезную для общества личность. Ему приходилось самому, ошибаясь и бредя, по сути, в темноте, нащупывать верный путь.

В то время была страшно популярна теория педологическая. Она ставила во главу угла личность ребенка и занималась в основном анализом ее внутренних свойств и качеств, предоставляя ребенку расти по собственному желанию и в любом направлении. Душа ребенка, — считали педологи, — сродни цветку, не нужно мешать ему расти и развиваться, надо только наблюдать за процессом. Макаренко был категорически не согласен с такой постановкой вопроса. Он считал такое воспитательское бездействие не только бесполезным, но вредным, тлетворным. Ребенка надо воспитывать, направлять, работать над ним и заставлять его работать над собой. В бездействии душа разлагается, и ни один цветок не вырастет такой, какой нужно. Обязательно должен быть садовник, который будет поливать его, удобрять, обрезать и прочее, только тогда получится в полном смысле культурное растение.

Конечно, он ратовал и за наказания как важный фактор в воспитании. Речи не шло, разумеется, о физическом воздействии или о карцере, в чем его подозревали некоторые. За каждым конкретным проступком следовало конкретное адекватное наказание. Кстати, позднее, в коммуне Дзержинского, вопрос о наказании решал опять же коллектив коммунаров, а не заведующий.

Педологи за такие крамольные мысли не любили Макаренко и долгое время его попросту травили, пользуясь своим официальным положением. Причем выглядело это сверхоригинально. В колонию приезжала очередная комиссия с проверкой. Ходила, глядела, разговаривала с колонистами, восхищалась порядком, чистотой, аккуратностью, коровником и розами. В восторге уезжала. А потом делался доклад в духе: «Воспитанники ваши прекрасны, но метод ужасен, эта казарма, это все совершенно не наше, вы не должны так делать». То есть результат всем нравился, но путь к нему казался неправильным и вредным. Травля эта иной раз заходила довольно далеко. В печати с разгромной статьей выступила Н.К. Крупская, и Макаренко пришлось бы, наверное, очень тяжко во всех смыслах, если бы он не обратился к Горькому, который имел значительный вес не только как писатель, но и как общественный и политический деятель.

Основные элементы педагогики Макаренко, повторюсь, можно увидеть в «Педагогической поэме» и повести «Флаги на башнях». Это вещи, обладающие, помимо педагогической, большой художественной ценностью, поэтому очень и очень рекомендую к прочтению, независимо от педагогических взглядов. Это же и самые популярные его произведения. Но есть еще одно, о котором мне хотелось бы рассказать. Это «Книга для родителей».

Сам родителем Макаренко так никогда и не стал. И даже с другими родителями общался не так много, как казалось бы. Но это совершенно не помешало Антону Семеновичу создать свое внятное и четкое представление о том, какой должна быть настоящая семья, каким должно быть полноценное воспитание. «Книга» выглядит как художественное, а не учебно-педагогическое произведение. Читать ее легко и понимать просто, между тем вопросы, анализируемые там, иной раз крайне сложны. Макаренко задумывал создать эту книгу как произведение из четырех частей, но, к сожалению, успел написать только первую.

Книга представляет собой сборник новелл о жизни семьи и ребенка в ней. В каждой новелле автор рассматривает ту или иную проблему, связанную с воспитанием детей. О здоровом семейном коллективе, о детских играх, важных для формирования личности, о трудностях с единственным ребенком, о неполных семьях, о семьях многодетных как образце для подражания и о многом другом. Точка зрения Макаренко очевидна в этих новеллах, даже без всякой морали в конце «басни», и сегодня она выглядит совершенно нормальной, даже обычной. Ну что нового, скажите, в идее о том, что единственный ребенок в семье рискует вырасти эгоистом? Но на тот момент, в тридцатые годы прошлого века, в СССР никто об этом не говорил. Педология занимала совершенно иные воспитательные позиции, а позже она и вовсе была признана лженаукой и упразднена. Других доктрин в то время практически не существовало. Никто из педагогов и воспитателей не разговаривал с родителями об их детях таким простым и внятным языком.

В общем-то, эта тенденция отчасти прослеживается и сегодня. О простых макаренковских сентенциях мало кто задумывается. Частенько его считают этаким певцом советского воспитания, с упором на слово «советский», которое носит скорее отрицательный характер. Да, Макаренко стремился воспитывать именно советского человека. Трудно сказать, был ли этот упор на советскость сознательным, или это просто была дань моде, реверанс в сторону режима. Ведь невозможно было выпустить в то время книгу ни на одну тему, не сославшись на классиков марксизма. Но, если присмотреться к портрету такого советского человека, о котором говорит Макаренко, ничего сверхидейного и сверхпартийного мы не найдем. Этот человек – обязательно достойный гражданин своей страны, готовый работать на ее благо или воевать, если это будет нужно. Он имеет внятные представления о системе нравственных ценностей. Он трудолюбив, честен, образован и культурен. Разве это не те положительные качества, которых мы и сегодня ждем от правильно воспитанного человека?

Макаренко лучшую часть своей жизни отдал воспитанию детей, причем никогда не считал это жертвой со своей стороны. Спасти от гибели – и буквальной, и нравственной – несколько сотен беспризорных подростков, организовать особую форму жизни для детей, оставшихся без семьи, причем замечательно удачную, несущую довольно увесистые плоды в виде достойных людей и граждан своей страны. Из нескольких сотен воспитанников лишь единицы можно было признать его неудачей. И действительно, колонисты выросли достойными людьми и на всю жизнь сохранили любовь к своему заведующему. У каждого была специальность, многие воевали в Великую отечественную, а некоторые пошли по его стопам. В частности, Семен Афанасьевич Калабалин (Карабанов в «Педагогической поэме») достойно потрудился на педагогической ниве вместе со своей супругой («черниговкой»). Об их работе можно прочитать в художественной трилогии Ф. Вигдоровой «Дорога в жизнь». Очень рекомендую тем, кому уже полюбилась «Педагогическая поэма».

Вся работа Макаренко, все его творчество представляется сегодня не менее актуальным, чем восемьдесят лет назад. Несмотря на обилие околовоспитательских воззрений в наши насыщенные информацией дни, простые и ясные педагогические постулаты, которые Макаренко доказал потом и кровью, остаются основой правильного семейного воспитания. Семья как коллектив, со своим укладом, со своими традициями и определенным набором ценностей – вот база для создания правильного со всех точек зрения человека. Невмешательство посторонних сил, только участие близких и заинтересованных в воспитании людей – вот залог успешного воспитания. И домашнее образование сегодня, на мой взгляд – лучший шаг в эту сторону.

Напоследок несколько ссылок для тех, кто заинтересовался личностью и творчеством великого педагога Макаренко.

Сайт, посвященный Антону Семеновичу: http://www.makarenko.edu.ru/ . Здесь можно найти его подробную биографию, а также тексты: «Педагогическая поэма», «Флаги на башнях», «Книга для родителей» и другие, в том числе статьи и доклады на тему воспитания. Там же, кстати, есть и ссылка на художественный фильм «Педагогическая поэма», снятый в 50-е годы.

Купить книги Макаренко сейчас тоже можно, правда, переиздается, к сожалению, почти только «Педагогическая поэма».

Здесь — http://lib.aldebaran.ru/author/vigdorova_frida/ — можно скачать художественную трилогию Ф.А. Вигдоровой «Дорога в жизнь» о педагогической деятельности С.А. Калабалина и его жены. Книгу можно скачать и тут: http://lib.rus.ec/a/18945, здесь есть еще и биографические сведения об авторе. К сожалению, книга с советских времен не переиздавалась.

Юлия Жабыко.

4 комментария к статье "Основные элементы педагогики Макаренко"

  1. Наталья Геда пишет:

    Юля, я долго думала. какой отзыв оставить на Вашу статью.
    Я не считаю, что система Макаренко в наши дни представляет панацею. Просто потому, что для того, чтобы воспроизвести систему Макаренко, нужно возродить Макаренко, а это невозможно. Так же, как невозможно возродить систему Корчака. И Корчак, и Макаренко — фанатичные харизматы, которые на своей харизме и держали детей. Сейчас таких мужчин уже нет. А если бы были — их быстро обвинили бы в чем-то нехорошем и избавились бы от них. А женщины не могут воспроизвести систему Макаренко, у них не получится. Может получиться — по другому. Но так — нет.
    Подробнее на эту же тему очень интересно изложено в журнале психолога Людмилы Петрановской

  2. Марина пишет:

    Юлия, а какое отношение это имеет к домашнему обучению?

  3. Юлия Жабыко пишет:

    Марина,
    прямого отношения, пожалуй, никакого. Но домашнее обучение — это, на мой взгляд, часть большого комплекса семейного воспитания и семейной жизни в целом. Часть того уклада жизни, когда родители не перепоручают своих детей специально обученным работникам, а сами берут на себя ответственность за воспитание и образование детей. Невозможно заниматься образованием своих детей безотносительно к их воспитанию в целом. И здесь вполне уместно вспомнить о фигуре Макаренко, который знал, как надо воспитывать.

  4. Юлия Жабыко пишет:

    Наталья,
    вы правы, напоминая о том, что Макаренко — мужчина. Кроме шуток, имею в виду, что да, мужское воспитание, да еще когда мужчина — настолько яркая, сильная личность, — это нечто особенное, почти всегда с удачным результатом. Таких не то чтобы нет совсем сейчас, но крайне мало осталось.
    Не думаю, что есть потребность сегодня возродить всю макаренковскую систему, даже если бы был подходящий герой. Мне просто кажется важным не забывать о тех постулатах, которые он выстрадал опытом и которые вполне можно использовать сегодня.

×