г. Москва, 1-й Волконский пер. д. 11 стр. 2 (5 этаж)
contact@school4you.ru 8-495-781-10-30 8-800-555-99-53

Домашнее обучение: личный опыт

Поскольку читатели обнаружили желание познакомиться с российским опытом домашнего обучения, то я решила начать, пожалуй, с моей собственной семьи, поскольку для этого не нужно устраивать интервью, собирать и обобщать данные – все это я, конечно, тоже сделаю со временем и предложу вашему вниманию. Прошу не воспринимать эту статью как общую программу действий, ибо в ней описывается наш и только наш частный опыт перехода от школьного образования к домашнему. Более общие рекомендации будут даны в следующих публикациях.

Начать нужно, пожалуй, с того, что я сама по образованию педагог, закончила СГПУ им.А. И. Герцена в 1991 году и далее четыре года работала в школе – сначала преподавателем мировой художественной культуры, затем по специальности – учителем русского языка и литературы. За четыре года я поняла, что работать в системе государственного общего образования я не смогу в силу всех тех причин, о которых я писала в своей статье «Мифы о школьном обучении». Поэтому в 1995 году я ушла из школы и далее моя карьера никак не была связана с педагогикой. Она протекала в совершенно иных сферах: в издательском, информационном и рекламном бизнесе. За эти годы я получила разнообразный житейский опыт в разных областях, ушла очень далеко от своей первоначальной профессии и, что греха таить – вовсе забыла о том, что я педагог, а не бизнес-вумен. И так продолжалось до тех пор, пока не подросли и не достигли школьного возраста мои собственные дети. Вот тут-то я столкнулась с теми же проблемами, что и раньше – но уже с другой стороны, со стороны родителя, а не учителя.

 

Школа глазами родителя

У меня двое детей, старшей сейчас 14, 5, младшему 9,5. Дочка в дошкольном возрасте не создавала мне особых проблем ни здоровьем, ни поведением, поэтому я отдала ее с трех лет в садик, в то время как сама занималась построением карьеры, подобно многим современным женщинам. С шести лет я отдала ее в школу – разумеется, в частную, тщательно перебрав варианты и выбрав, по многочисленным отзывам знакомых, лучший из них: начальную школу при Аничковом лицее. В самом деле, в средних и старших классах в лицее тогда учили отменно, педагогический коллектив был прекрасный, для учебы детей были созданы самые лучшие условия – маленькие классы по 5-10 человек, комфортабельное помещение, вежливый и внимательный к детям обслуживающий персонал…И учительница в дочкином классе была очень милая – молодая и добрая. Почему-то меня ее молодость и доброта не обеспокоила – я искренне надеялась, что эти качества не будут лишними в начальной школе, тем более в классе, в котором всего-то было 6 учеников. Дело в том, что молодые учителя, только что пришедшие в школу, полны юношеского идеализма и ложных представлений о том, какие отношения уместны между учителем и учениками. Это мешает им нормально работать, что возможно только в ситуации баланса между разумной строгостью и разумным дружелюбием.

В данном случае именно эта ситуация и имела место. Как-то раз, войдя в класс, я застала картину, которая меня как бывшего учителя поразила: из шести детей в классе только двое сидело лицом к доске, где беспомощно мялась учительница. Один мальчик сидел на передней парте спиной к доске и стучал линейкой по столу. Двое других кидались мягкими игрушками. Еще одна девочка смотрела на них и истерично хохотала. Из двух примерных учеников одной была моя девица. Несмотря на царивший в классе гвалт, она явно пыталась слушать, что там мямлила учительница, и переписывать с доски задание в тетрадь.

Больше всего меня поразило поведение учительницы: она стояла у стены, переминаясь с ноги на ногу, никак не пытаясь прекратить все это безобразие и говоря что-то типа: «Ну деточки…ну давайте же запишем в тетрадку это предложение..» и т.д. и т.п. Интересно, что в этот момент меня охватило «благородное» негодование: я мгновенно вспомнила свое учительское прошлое и в два счета навела порядок в классе, просто забрав у мальчика на парте линейку, а у мальчишек – игрушку, которой они перекидывались. Когда они возмущенно воззрились на меня, я спокойно напомнила, что вообще-то они на уроке, а для игр есть перемена. Этого вполне хватило для того, чтоб дети утихомирились и занялись делом – ведь никаких особых усилий для этого не требовалось, это же был всего-то первый класс для шестилеток. Когда я спросила у учительницы, что происходило в классе, она с виноватым видом сказала мне, что у руководства школы установка на дружественный подход к организации учебного процесса, что ей запрещено приказывать детям, что она должна их вовлекать в учебу другими приемами, а они почему-то не работают. Тут мне все стало ясно: в самом деле, ведь не за то же родители платят деньги, чтоб злые учителя муштровали их милых крошек! А если попустительская политика администрации накладывается на обычную неопытность молодого учителя – тогда ситуация анархии в классе, даже самом маленьком, становится неизбежной. Я не стала говорить бедной девочке-учительнице все те резкости, которые были у меня наготове – тем более, что тогда и сама не была готова что-то менять, велика была надежда на русский «авось», и на то, что кривая вывезет..

Однако результат у такого обучения был предсказуемым: нулевой класс мы закончили с теми же знаниями на выходе, которые были на входе. Время и деньги пропали. Поэтому на следующий год дочка торжественно пошла второй раз в первый класс государственной школы, к знакомой, опытной учительнице начальных классов. На это раз результат был вполне удовлетворительный: эта учительница знала свое дело, умела держать в классе дисциплину и выучивать детей. К сожалению, через год нам по семейным обстоятельствам пришлось переехать и поменять школу, а потом переехать обратно и вернуться в тот же класс во второй раз, уже по окончании начальной школы, в пятом классе.

 

Какую поразительную перемену в классе мы застали!

Большая часть своих наблюдений о школе, которые легли в основу моей статьи «Мифы о школьном обучении» была получена даже не столько в моей педагогической практике, сколько в моей практике как родителя ребенка, перешедшего из начальной в среднюю школу. Потому что именно в средней школе классная жизнь приобретает те характерные особенности, которые я зафиксировала. Оставив своих одноклассников во втором классе начальной школы милыми пушистыми зайчиками, весьма дружными и дисциплинированными под руководством опытного учителя, моя дочка обрела их вновь в пятом – уже распавшимися на микрогруппы, закрывшимися в себе и в своих отношениях внутри группы, поглупевшими и утратившими большую часть детского обаяния. Как любой новичок, даже принадлежавший когда-то к тому же коллективу, дочка была немедленно изолирована и вытеснена на задворки классной жизни. По ее рассказам, она вынуждена была проводить перемены в библиотеке – чтобы не быть объектом пренебрежения или насмешек (неизвестно, что хуже) бывших приятелей.

Но это было бы еще полбеды, если бы учебный процесс был налажен как надо. Увы, мы столкнулись с прямо противоположной ситуацией, и это при том, что школа наша – специальная французская, с углубленным изучением языков, – считается в том районе Петербурга, в котором мы проживаем, одной из лучших.

Если в младшей школе ученики находятся под опекой строгой, но заботливой «классной мамы», то в средней школе, оказавшись перед лицом нескольких учителей-предметников с разной системой требований и полным безразличием к ним самим, а также с задерганным классным руководителем, озабоченным в основном сбором денег на разные классные нужды и проверкой дневников, они полностью теряют ориентацию и цель учебного процесса. Тут, собственно, все их разнообразные проблемы – учебные, коммуникативные, социальные, как-то замаскированные и терпимые в начальной школе, вылезают и расцветают пышным цветом. Не исключением была и моя дочь. В начальной школе она была твердой хорошисткой (я никогда не требовала от дочери отличных результатов) и не имела проблем в общении со сверстниками. В начале средней школы дочь резко перестала успевать практически по всем предметам – просто по одним (гуманитарным) ситуация была менее катастрофичной, по другим (точным) – более. В классе она получила статус «тихого троечника» – ученика (все равно, девочки или мальчика), который вечно сидит на задней парте, тихо, как мышь, руки не поднимает, проблем учителю не создает – на что тот отвечает ему тем же – то есть практически никогда его не замечает и не вызывает к доске. В результате у таких детей к концу четверти в журнале может быть за два месяца одна или две оценки – как правило, это тройка – и эта оценка автоматом перекочевывает в табель в качестве оценки за четверть. Меня эта ситуация абсолютно не устроила, потому что я прекрасно знала, что моя дочь знает предметы более чем на тройку. Я сама с ней занималась, и ее уровень знаний представляла себе вполне адекватно. Я пришла в школу, переговорила с учителями и предложила им разумный, с моей точки зрения, выход: они дают девочке дополнительное задание. Она его выполняет, они его оценивают, беседуют с ней по материалу, на основании чего меняют четвертную оценку. Сказано – сделано. Дочка обошла учителей и получила с каждого задание, после чего добросовестно пыхтела над книжками и тетрадками несколько дней. Когда же все было готово и она захотела сдать полученные задания, произошло удивительное: только один учитель из всех, с кем мы говорили, согласился побеседовать с девочкой. Остальные под теми или иными предлогами «не смогли». Один из учителей был откровеннее других и в лицо сказал мне: «А почему это я с вашей дочерью должен индивидуально заниматься? Мне школа за это не платит». Самое интересное, что предложение денег ничего не изменило, поэтому, в чем заключался глубинный смысл этого высказывания, я так и не поняла.

 

Небольшое отступление о детском саде

Параллельно в моей семье происходил еще один процесс, с моим младшим ребенком. Исторически сложилось, что сын, в отличие от дочки, в сад у меня не ходил – то няня хорошая подвернется, то бабушки проявят героизм, а тогда, когда вроде как стало нужно, мы переехали в район, где очередь в садик занимают за два-три года до посещения.

Потом мы опять переехали, нашли доступный садик и тут меня посетила неблагая мысль отдать-таки сына хотя бы в подготовительную группу. Поскольку мысль о недостаточной социализации меня терзала и я хотела наверстать упущенное.

В садике сын совершенно не пришелся к месту. Поскольку он не имел никаких представлений о дисциплине в коллективе, а если что и имел – то довольно хрупкую психику и слабое здоровье, он очень остро реагировал на поведение других детей, за что был регулярно бит и наказуем стоянием в углах. Вечерами, заходя за ребенком в садик, я выслушивала длинные и поучительные истории о том, насколько его поведение неадекватно, как он не умеет себя вести и проявляет себя асоциально. Я, конечно, дома замечала за ребенком некоторую склонность к истерикам и плаксивости, но не более того. Поэтому обильная негативная информация меня в буквальном смысле слова огорошила. Это было очень странно: воспитатели казались мне вполне вменяемыми, но и ребенка своего я знала довольно неплохо и представляла, чего от него можно ждать, а чего – все-таки нет.

Тем не менее, пытка садиком продолжалась, пока мальчик не всерьез и надолго заболел бронхитом. Мы долго лечились и по утрам ходили в поликлинику на физиотерапию. И вот одним ветреным утром мы как обычно вышли на улицу, сын хлебнул холодного резкого ветра и… начал задыхаться. Сперва я не поверила – подумала, что он со мной играет. Оказалось, он реально задыхался – это был приступ астмы. Уже в поликлинике, куда я с перепугу добежала за пару минут с ребенком на руках, мне сказали, что астматики очень часто резко реагируют на сырую ветреную погоду.

Одним словом, сын попал в больницу. Лечащий доктор, подробно расспросив меня обо всех семейных обстоятельствах и выслушав мой сбивчивый рассказ о странном поведении моего ребенка в садике, покачал головой и сказал: «Мамочка, мой вам совет – заберите мальчика из садика. Вы спрашиваете, на что у него такая реакция – это с большой вероятностью может быть сад. У вас же нет реальной необходимости, чтоб он туда ходил? Тогда забудьте про все социализации хотя бы на год. Он прекрасно социализируется, когда будет нужно. А еще лучше будет, если он у вас и в школу не будет ходить, с такой-то хрупкой психосоматикой».

Этот совет меня застал врасплох, потому что, как и подавляющее большинство родителей в нашей стране, я даже не догадывалась, что по закону мои дети могут учиться не в школе, а дома. И как значительная часть родителей, узнав об этом, я совершенно не испытала энтузиазма, а почувствовала малодушный испуг и нежелание отвечать за учебу детей самостоятельно.

 

Старт домашнего обучения

Однако спустя какое-то время состояние здоровья сына, а также проблемы дочери в школе таки отправили меня на поиски альтернативной формы обучения. Со школой, где училась дочь, я разговаривать о заключении договора на обучение экстерном не стала –опыт индивидуального взаимодействия с учителями меня разуверил в успешности такого начинания. Я начала собирать информацию о петербургских экстернатах в Интернете, а затем – посещать их один за другим и беседовать с директорами, благо в то время их было совсем немного. По результатам беседы мне больше всех понравился один, НОУ «Экспресс» под руководством О. Д. Владимирской. Я заключила договор с этим учебным заведением, забрала документы дочери из школы, и в нашей семье началась новая жизнь.

Сказать, что нам пришлось несладко – это значит, ничего не сказать. Наш быт вовсе не был приспособлен к условиям обучения на дому, а если еще учесть, что это произошло в середине учебного года, после первого полугодия, который в плане учебы дал очень мало… Одним словом – мы чуть не умерли от перенапряжения.

Я не могла оставить работу, поэтому все учебные дела мне приходилось делать после работы. Дома с детьми была мама-пенсионерка, но она совершенно не приветствовала моих педагогических начинаний и не горела желанием учить детей в мое отсутствие. Поэтому мне пришлось самой организовывать учебный процесс.

Совместными усилиями мы с дочерью составили распорядок дня и план занятий на месяц вперед, который записывался в обычный дневник. У дочери, кроме собственных учебных занятий, была еще обязанность контролировать занятия брата, который в рамках подготовки к регулярному обучению также имел от меня задания (в основном, это были прописи и раскраски). Вечером я приходила и контролировала выполнение заданий.

 

Проблемы и решения

Сейчас даже странно вспомнить, что когда-то простейшие самостоятельные усилия вызывали такое нечеловеческое напряжение с нашей стороны. Первая задача, которую я поставила перед дочерью – научиться вовремя осваивать и сдавать материал школьной программы, без задержек и переносов на другой год. Все было бы ничего, если бы не математика. Дочь основательно запустила занятия математикой и в результате оказалась совершенно беспомощна без помощи учителя. Я тоже была не в состоянии ей радикально помочь по этому предмету и обратилась за помощью к своему знакомому, ученому-историку, который по состоянию здоровья вынужден был работать дома. Он неплохо разбирался в математике и согласился помочь моим детям в организации занятий точными науками (ну а, заодно, и историей тоже). Именно он подсказал мне принцип обучения, которого я придерживаюсь до сих пор: чтоб интерес к учебе не затухал, а наоборот, разгорался, при изучении нового нужно двигаться не от простого к сложному, а, наоборот, от сложного к простому: ребенок обязательно должен пробовать свои силы в выполнении задач, которые ему не по возрасту – примерно как беззубому младенцу все равно требуется что-то грызть. Например, с дочерью после пары вводных уроков мой приятель поступил таким вот образом: он задал ей выполнить за день (а на следующий день у нас была контрольная) больше 20 задач и примеров по математике – при том, что в материале она ориентировалась весьма и весьма относительно. Следующий день был судьбоносным. С утра девочка сказала мине, что выполнить задание невозможно, но она попытается. Где-то час-полтора были потрачены на истерику и битье головой о стенку. После обеда она сказала, что успеет не больше половины.

Половину задания она закончила часам к 6 вечера, после чего у нее вдруг открылось второе дыхание – или она, наконец, поняла принцип решения математических задач (ведь до сих пор ей ни разу не приходилось выполнить 10 типовых заданий сразу). Одним словом, в 10 часам вечера задание было выполнено. То самое, которое она считала с утра совершенно невозможным. Это был прорыв. Девочка получила повод уважать себя и поняла, что может куда больше, чем думала.

Однако, несмотря на такие вот отрадные моменты, конечно, первые полгода были временем очень тяжелой работы без особых прорывов. Класс мы закончили в середине июня, но все-таки без троек – последнее было принципиально.

Следующий год был посвящен тому, чтобы научиться учиться. У девочки был ряд проблем, без решения которых дальнейшее обучение никаким образом не вышло бы за рамки овладения школьной программой экстерном:

1. отсутствие интереса к чтению, пристрастие к телевизору и компьютерным играм;

2. коммуникативные проблемы: гиперзастенчивость, плохие манеры, неумение разговаривать со взрослыми и правильно строить речь;

3. лень, отсутствие мотивации к более серьезной учебе.

 

Я пыталась решать каждую из этих проблем в отдельности, как частную – и к особым успехам не пришла. Сколько я не уговаривала дочь, сколько не прибегала к запретительным мерам, сколько не подсовывала интересных книжек – ее поведение не менялось. Я, конечно, нервничала, переживала, периодически отчаивалась и задумывалась о том, не слишком ли много я на себя беру – но меня всегда поддерживала мысль о том, что каким бы плохим педагогом я не была, в школе дочку ждут еще худшие — потому что мне она, по крайней мере, не была безразлична.

Временами я развивала лихорадочную деятельность, наваливая на детей груды дополнительных заданий и материалов, но, к счастью, мне хватило здравого смысла и советов окружающих не превращать жизнь детей в удовлетворение моих педагогических амбиций. Ясно было, что главное – то есть, личностные изменения, избавление от отрицательных привычек и приобретение положительных – делается не сразу, не за день-два, а годами. Поэтому я решила не требовать от дочери невозможного, а поставила перед ней узкую и конкретную цель: своевременно и добросовестно выучивать и сдавать материал школьной программы, понадеявшись на то, что остальные проблемы мы решим со временем, не фокусируя на них внимание.

Периодически, по некоторым разделам школьной программы, которые казались мне особенно неадекватно освещенными – типа темы эволюционной теории Дарвина в курсе биологии или темы Крестовых Походов в курсе истории Средних Веков, я подбирала для дочери дополнительную литературу, которую прорабатывала с ней отдельно, чтобы дочь имела представление и об иных точках зрения, в учебнике не представленных. В этом году я старалась везде, где только можно, заменять девочке учителя, ориентируясь все-таки на школьный образец (потому что никакого другого в тот момент в уме не имела). Вторым учителем для нее стал мой друг, который продолжал следить за ее занятиями математикой и историей. Год мы закончили вполне успешно, сдав все аттестации в срок и получив только положительные оценки без натяжек. К концу года в поведении дочери начали наблюдаться позитивные сдвиги: во-первых, она стала более раскованной и перестала бояться общения со взрослыми. Это было естественно – ведь теперь она общалась со мной на порядок больше, чем в то время, когда посещала школу, а, кроме того, она общалась еще периодически со своим вторым наставником – моим приятелем и периодически имела индивидуальные консультации с внимательными и дружелюбно настроенными учителями в экстернате. Во-вторых, она стала более организованной и ответственной и стала успевать значительно больше – поскольку на ней лежала обязанность выполнять собственные уроки, следить за выполнением заданий брата, а также выполнять различные хозяйственные обязанности по дому.

Это все было неплохо, но, к сожалению, главная задача не была решена: девочка по-прежнему избегала чтения и не испытывала никакого интереса к более широкому кругу знаний. Я понимала, что пока эта задача не будет решена, мы не продвинемся серьезно, потому что только постоянно и интенсивно читая, можно существенно углубить и расширить свои знания.

 

Первые успехи

На следующий год обучения именно задача повышения качества образования дочери заняла все мои мысли. Вместе с моим другом – вторым учителем моих детей мы занялись исследованием Интернета на предмет сбора информации о педагогических методиках, которые были бы полезны родителям, обучающим детей дома. Тут мы обнаружили, что подавляющее большинство информации о таких методиках находится на англоязычных сайтах. Так началось наше знакомство с миром хоумскулинга, с трудами Иллича, Холта, Сэйерс, Мейсон. В моей голове мало-помалу начала вырисовываться система, придерживаясь которой, можно было бы существенно расширить рамки образования и улучшить его качество.

С Иваном это было проще сделать, поскольку с ним не требовалось исправлять допущенные ошибки. Сразу же после того, как он научился бегло читать (а это произошло к концу первого года регулярных домашних занятий), он стал заниматься по расширенной по сравнению со школьной программой системе, в которую входили естественные науки и история. Эти дисциплины на первых порах изучались мальчиком по энциклопедиям от издательств «Махаон», «Росмэн» и «Эксмо». Этот год стал для меня рекордным по количеству купленной детской художественной и учебной литературы – я скупила все мало-мальски интересные издания, и они все впоследствии мне пригодились.

Мальчик с удовольствием знакомился с основами наук по энциклопедиям и постепенно набирал скорость чтения. На следующий год он уже читал не статьи из энциклопедий, а отдельные книги и даже серии книг – с той же примерно скоростью. Самолюбие дочери, конечно, бывало регулярно терзаемо нелестными сравнениями ее объема чтения с объемом чтения ее брата – но это, к сожалению, мало помогало в пробуждении в ней азарта к чтению.

По сути, серьезный перелом в отношении к учебе у старшего ребенка произошел только в этом году, когда она стала практически полностью самостоятельной и независимой в своих занятиях от меня и моей помощи. Круг ее интересов внезапно и радикально расширился, и интерес к познанию стал развиваться сразу же в нескольких направлениях. В настоящее время объем и уровень чтения дочери, хотя еще не может сравниться с тем, который имеет ее брат, является вполне удовлетворительным для девочки ее возраста. В качестве годового проекта дочь выбрала серьезную тему – сравнение культур Японии и Англии, и много читает по ней. Кроме учебных занятий, дочь практически полностью ведет домашнее хозяйство в мое отсутствие – закупает продукты, готовит еду, поддерживает порядок в доме. Помимо учебы, дочь имеет множество интересов: рисование, рукоделие, танец, театральное искусство. Проблема лени решена радикально, равно как и коммуникативные проблемы: с преподавателями в экстернате у нее наладились ровные уважительные отношения, друзья были приобретены частично в школе, частично через Интернет. В настоящее время оба ребенка значительно превосходят по уровню знаний, психологического развития и социализации своих сверстников-школьников, что неоднократно подтверждалось не только на аттестациях в экстернате, но и в самых разных житейских ситуациях. Проблемы сына со здоровьем также сведены на нет: в этом году нам удалось избежать обычного для астматиков осеннего обострения. Посмотрим, как он будет себя чувствовать весной.

Что до меня, то решение проблемы организации обучения собственных детей на дому вернуло меня в мою профессию – в педагогику. По сравнению с задачей, которую я решаю сейчас, все прошлые задачи из области бизнеса померкли и потеряли привлекательность. Это привело меня к смене сферы деятельности, и теперь все свои усилия я сосредотачиваю в одной области. Успех, которого удалось добиться в моей семье, побудил меня к публичным выступлениям в защиту домашнего обучения. И теперь я считаю своим долгом помочь другим родителям, озабоченным поиском выхода из ловушки государственного образования, найти этот выход и воспользоваться им с пользой для себя.

35 комментариев к статье "Домашнее обучение: личный опыт"

  1. Ирина Маркеева пишет:

    Наталья, ответы меня удовлетворили.

    1. График занятий я поняла. У нас режим немного усилен по времени, но стараемся не выходить за пределы восьми часов работы. 3 часа утром + 2 часа в течение дня + 3 часа вечером.
    Каникул у нас больше – каждую пятую неделю отдыхаем семь дней, но это не полное безделье, конечно, а свободный режим занятий.

    2. Этот ответ мне очень понравился, т.к. я не сторонница перекладывать ответственность на других. И от экстерната с опаской ожидала интенсива. Здесь у нас очень похожи взаимодействия со школой. В этом году мы даже не брали консультаций. Английский мы осваиваем сами. Выбор методики оказался очень важен. Работаем по Кембриджским учебникам. Уровень английского Ромы позволил посадить на эти занятия сильную девочку. Она тоже на семейном обучении, девятый класс.

    3. В целом с аттестациями все понятно. Наталья, уточните, пожалуйста, количество аттестаций в год. Наши аттестации распределены равномерно по учебным месяцам. С каждым предметником мы встречаемся один раз в год на экзамене. Существует отчетность письменными работами, в конце каждой четверти мы сдаем на проверку все свои тетради завучу.

    В обучение ребенка школа не вмешивается, тут все решаю я сама. К рекомендациям учителей, конечно, прислушиваюсь. Но чутко действую в интересах ребенка, а не программы. Например, в этом году началась геометрия. Рома у нас имеет склонность к математике, поэтому начало предмета далось нудно. Все знания известные, но нужно было накопить массу базовых геометрических знаний, чтобы перейти к достаточно интересным задачам. Поэтому в первой четверти мы не сделали ни одной задачи из учебника, а делали только самостоятельные работы. Но со второй четверти начался прорыв, и проснулась красивая логика решений. Этот шаг позволил сделать предмет любимым, ценой замечания от учителя.

    Я стараюсь не пропускать все ваши статьи, поэтому могу добавить еще пару совпадений.

    Основы логики мы прошли вынужденно, в школьном курсе это пробел. Силлогизмы и сориты отличная тема для любой школьной конференции или годового проекта. Рекомендую книгу Льюиса Кэрролла «Логическая игра». Она нам очень помогла.

    Второе совпадение. Вторым иностранным языком для изучения мы выбрали эсперанто, вместо латыни. Около 60% корней в эсперанто латинские. Это позволяет надеяться на ко улучшение и в родном языке. Ребенок сразу встает над языками и может делать обобщения, есть интересный материал для размышления.

    «Про проблемы с переходом в провинции наслышана, но не совсем понятно, на каких основания действует администрация школ. На что все-таки они ссылаются, когда запрещают родителям выбирать иную форму обучения?»

    Первый же разговор директора с родителями оказывается плачевным. Родители деморализованы и требуется психологическая и юридическая поддержка. Дело доходит до прямого вранья со стороны школы, мол семейного образования не существует, а потом и прямого запрета на любую форму обучения кроме очной. Диктат школы раздражает, и многие родители не могут преодолеть это без поддержки.

  2. Е.А.Кравец пишет:

    Наталья, а во сколько лет Ваши дети научились читать? И было ли это спонтанным? Если нет, то какой подход использовали Вы? Моя старшая дочь (5 лет 10 мес) с переменным успехом читает отдельные слова по буквам, но особого желания двигаться дальше у нее нет. Нужно ли тут как-то действовать или просто много читать вслух и поддерживать ее в ее направлении?

  3. Наталья Геда пишет:

    Лет с 2-х и до того, как детистали сами бегло читать, я старалась каждый вечер читать детям на ночь. Это была часть обязательного ритуала отхода ко сну. Хотя бы полчаса — но обязательно вместе и над книгой. Лет с пяти начинала учить разбирать буквы и отдельные слова. Ляжем читать на ночь- в середине чтения сделаем пауцзу и я спрашиваю — а это что за буква (потом-слово)? Или, попозже — прочитай , что тут написано? Так потихоньку и выучила обоих. Но дочка долго предпочитала мое чтение вслух собственному чтению про себя -конечно, потому что я младшему читала — и она тут же пристраивалась. не прогонятьже было ее? А Сынкак выучился читать сам, так уже больше не нуждался в моем чтении.

  4. Ирина Маркеева пишет:

    Наталья, спасибо за подробный рассказ. У меня сразу возникло несколько конкретных вопросов.

    1. Какой примерно режим учебных занятий у детей дома?
    2. Сколько раз в неделю дети посещают занятия в экстернате? И сколько на это уходит времени? Чем эти занятия отличаются от школьных?
    3. Укажите график аттестаций в экстернате, периодичность, виды аттестаций, как проходит стандартная аттестация.

    Эти вопросы меня интересуют с чисто практической точки зрения.

    Наша семья живет в Сибири, в Омске. Да, последние годы перевернули жизнь нашей семьи. Наш сын тоже учится в седьмом классе. Рому мы учим дома пятый, шестой и седьмой классы.

    У нас ребенок другой. Он весь урок наоборот тянул руку. Хочет отвечать, участвовать, рассуждать. В начале пятого класса произошло несколько драк в школе. И мы поняли, что ситуацию не сможем изменить. Право на неприкосновенность в школе не существует. Тогда и было принято это сложное решение — семейное обучение.

    Мы просто пребываем в радости от этого шанса. И собрали много неожиданных бонусов на этом пути.

    Ваш опыт перевода детей на экстернат описан одной строкой. В Сибири нет школ-экстернатов. Родитель и школа противопоставлены друг другу. И чтобы получить это право самому учить ребенка нужно приложить …. мужество перед машиной. Государственной машиной от образования.

    Я, конечно, не отказываю родителям в помощи и даю постоянные консультации, но на сегодня востребованы не наш опыт домашнего обучения, а скорее опыт переговорщиков с чиновниками разного ранга. Требуется защита прав детей и признания свободного выбора формы получения образования.

  5. Наталья Геда пишет:

    Здравствуйте, Ирина.
    Отвечаю на вопросы.
    1. Обязательные письменные занятия с утра, с 10-11 часов до обеда, по 45 минут у младшего (15 минут перерыв) и по часу-полтора у старшей. Всего по 3-4 урока. Потом обед и дополнительные занятия вне программы, еще часа 2-3. Учеба заканчивается обычно часов в 5. Дочь помимо этого несколько раз в неделю посещяет занятия по театральному искусству, классическому танцу, шитью. Сын пока не имеет дополнительных занятий, все его обучение осуществляется дома.
    Выходной день один — воскресенье. Каникулы — летние. рождественские, пасхольные ( по неделе).
    2. Сын не посещает занятия в экстернате, мы не имеем в этом необходимости.
    Дочь ходит 2 раза в неделю на занятия по английскому языку (это уроки, как в школе, они просто дополниттельно организованы при экстернате) и по необходимости — на консультации по предметам + практические занятия по химии и физике в лабораториях (1-2 в полугодии).
    Мы берем минимум консультаций — по 1-2 в полугодие непосредственно перед аттестацией. Консультации отличаются от уроков тем, что, как правило, объяснения материала на них не происходит, равно как и выдачи и проверки домашнего задания. Экстерн приходит на занятие уже подготовленный и либо задает преподавателю вопросы по курсу, либо наоборот, консультант задает какие-то вопросы, чтобы уяснить, как идет усвоение материала.
    3. Аттестации в средней школе проходят в основном двумя волнами — в конце первого и второго полугодия. Но, в принципе, никто не откажет вам в аттестации и в другое время, главное, чтобы дата была согласована с администрацией. Стандартная аттестация по математике и русскому — контрольная, как обычно. По другим предметам — устный ответ+защита реферата+прохождение тестов на сайте школы. В конце года — защита годового проекта по выбранной теме.

    Потому что он таким и был: нам никто не мешал, в школе нас не задерживали, документы все выдали, и с тех пор никто нас не беспокоил. Это было 4 года назад — но с тех пор количество экстернов только выросло, следовательно, ситуация не ухудшилась
    Про проблемы с переходом в провинции наслышана, но не совсем понятно, на каких основания действует администрация школ. На что все-таки они ссылаются, когда запрещают родителям выбирать иную форму обучения?

  6. Светлана пишет:

    Ирина, я начинала с этого сайта, про который Вы пишите.Могу сказать, что психологически, наверное, легче, знаешь, что таких семей много. Но когда советы дают родители, возникает много недоразумений. Вот и я начала бороться за семейное обучение, потратила кучу времени и сил, а потом выяснилось, что экстернат намного легче оформить, и в положении об экстернате все четко расписано об аттестации.
    Кстати, у вас на сайте ссылки на уже не действующие документы. А школа тогда и не врала про семейное обучение, просто 122 Закон отменил его финансирование, а новых документов еще не было, вот мы и боролись непонятно с чем и с кем, думая, что нас обманывают.
    Наталья, Вы пишите о занятиях в экстернате, но в экстернате нет никаких занятий и быть не может, это форма обучения, когда ребенок занимается самостоятельно. Экстернаты могут оказывать дополнительные услуги, но это по желанию родителей.
    Дискуссия по анскулингу характерна в связи с этим. Просто мы сами зачастую создаем себе проблемы.
    А вот подробное описание, как дома организованы занятия, какие проблемы возникали, это очень важно и ценно. И Вам за советы спасибо.

  7. Наталья Геда пишет:

    Про аттестации — в течение года они жесткой привязки не имеют. Экстерн по сути имеет одно обязательство: сдать годовые аттестации до конца учебного года. Как он это будет делать — решает его семья, экстернат не наставает на каком-то жестком графике. Обычно народ начинает интенсивно аттестовываться перед Новым гГдом, где-то с конца ноября, и дальше этот процесс происходит ежемесячно до конца года. Вот, у нас 10 предметов в 8 классе, 2 аттестации уже есть, четыре на подходе и к еще четырем мы даже не начинали готовиться, это дело следующих 4 месяцев. Плюс английский, плюс проект, разумеется. В принципе, укладываемся, хотя не без напряжения, конечно, что-то после праздников мы расслабились. Ну ничего, еще не с таким справлялись.
    По точным наукам и русскому языку мы тоже выполняем задания по учебнику, но в школе не смотрят на выполнение домашнего задания, там все решает тестирование и итоговая контрольная работа.

    По поводу проблем родителей с директором с их последующей деморализацией: Закон об Образовании доступен всем и можно приходить к директору прямо с текстом закона подчеркнув нужные пункты. Если директор будет ссылаться на какие-то комментарии к закону или подзаконные акты (кстати, хотела бы знать, какие), нужно его вежлливо попросить объяснить, каким образом эти документы опровергают текст Закона.
    Если в городе нет экстерната, всегда есть вариант дистанционного обучения — можно сдавать аттестации в московских или петербургских экстернатах, например, у нас в НОУ «Экспресс» эта услуга весьма востребованная у иногородних учащихся.

    Насчет «запретить все иные формы обучения» — это сильно. Неужели даже до такого доходит? В таком случае нужно по опыту «Солдатских матерей» писать пошаговое юридическое руководство для родителей, желающих осуществлять образование детей в других формах.

  8. Наталья Геда пишет:

    Светлана — да, я согласна, часто идея борьбы за переход на другую форму обучения как-то заслоняет собственно обучение. Может, просто некоторые родители при посещениишкольной администрации выглядят настолько неуверенно и сами незнают, чего хотя, что директору ничего доругого и не остается, как их отговаривать или прямо запрещать что-то делать? Я прекрасно знала чего хотела и директору не о чем было со мной спорить. Обычно директор спорит вовсе не потому что такой деспот и хочет комуто что-то запретить по своему деспотизму, — он просто боится проблем. если отпустит ребенка «в никуда», а потом с ним будут проблемы, а отвечать кому? Понятно, с директора спросят — зачем докумненты отдал. Так что их тоже можно понять.

    Светлана, начет занятий — я писала только про английский. Разумеется, в экстернате нет и быть не может никаких уроков, это нонсенс. Экстерн все готовит самостоятельно, но в этом году пришло много новых учеников, которые упросили администрацию организовать на базе экстерната дополнительные занятия по английскому.

  9. Екатерина пишет:

    Наталья, скажите пожалуйста, как Вы относитесь к детским садам?

  10. Людмила пишет:

    Наталья, какую часть времени должны занимать школьные предметы?У сына сейчас сколько времени на это уходит?

  11. Наталья Геда пишет:

    Екатерина, к детским садам я отношусь отрицательно. Подробно объяснятьэту позицию я буду в следующей публикации, не хотелось бы сейчас в комментарии обэтом мимоходом говорить.

  12. Наталья Геда пишет:

    Людмила, Вы наверное имеете ввиду не предметы,а заняти я по программе? Потому что предметы и по программе и вне программы одни и те же: те же языки, та же математика. история и т.д. Просто есть занятия, которые выполняются в рамках программы, на это уходит _сейчас_ процентов 30 времени (раньше было больше). Это у сына. У дочери гораздо больше , к сожалению. Пока ей приходится тратить на подготовку к аттестациям процентов семьдесят учебного времени. Это, конечно, очень много.Приемлемой я бы назвала ситуацию, когда на этот уходит не более 50% времени ребенка.

  13. Анастасия пишет:

    А мы пока не можем приспособиться к ритму. До сих пор брали один предмет и занимались им, пока ребенок не уставал от него. За сравнительно небольшое время удается пройти большой кусок программы, потом получается довольно большой перерыв. Поэтому, когда возвращаемся вновь к предмету, приходится повторять. В этом есть свои преимущества, программа не дробится на кусочки, ребенок чувствует ее целиком. А вот пробовали не один раз составить план, не получается. Иногда неделю-две почти полностью уходит на чтение, занятия своими делами, потом очередной рывок. С одной стороны, беспокоит отсутствие стабильности в работе, регулярных обязательных занятий, а с другой — я и сама не могла заниматься методично каждый день, это, наверное, нормально… Наверное, рабочий ритм и годовой, и ежедневный должен быть у каждого свой, но очень боюсь ленности ребенка.

  14. Анна пишет:

    Большое спасибо Наталье и Ирине. У нас дома немного не так, но ведь ТАК (т.е. устоявшейся системы), наверное, и не существует? Хотелось бы узнать, есть ли какие-то специфические проблемы? Перегруз-недогруз по предметам? Изменение психологического климата (бывают ведь и наказания)?

  15. Елена пишет:

    А можно обратиться ко всем родителям, у которых есть опыт домашнего обучения, поделиться этим опытом. Ведь дети разные, родители, условия, опыт каждой семьи может пригодиться. Интересует все:
    регулярно ли занимаетесь,
    кто занимается (кто-то один в семье отвечает за обучение ребенка или распределяется между родителями и бабушками-дедушками, привлекаете ли репетиторов ),
    сколько часов в день,
    кто определяет нагрузку.
    Свободно ли относитесь к графику?
    Как распределяете предметы (Анастасия писала уже о погружении). Все, что сверх программы — обязательно или по желанию ребенка?
    Хорошо бы завести такую страницу «Из личного опыта».
    Анна, я тоже думаю, что система у каждого своя. Вы говорите, что у Вас немного не так, напишите, пожалуйста, а как?
    Я думаю, что если бы была такая страница, родителям было бы легче делиться опытом, т.к. на каком-то этапе мне больше подойдет опыт одной семьи, которой бы я и смогла задать вопросы.

  16. Наталья Геда пишет:

    Анастасия, постоянный ритм в обучении приходит далеко не сразу. Сейчас, на четвертый год обучения, у нас уже возник баланс между ежедневным тренингом, т.е. выполнением обязательных упражнений строго по программе, с глубоким погружением в те или иные предметные области. Причем одно другому уже совсем не мешает: выполнив с утра свой обязательный план, во второй половине дня дети запнимаются тем. что их в данный момент более всего интересует. У сына интерес к тому или иному предмету актуализируется через определенные промежутки времени. Интерес очень глубокий: он месяц может . например, разбираться с ботаникой. причем в этот момент он не просто книжки читает. но еще побуждает меня покупать ему горшки для растений. землю, семена, с упоением сажает и пересаживает домашние растения, отщипывает листья на всех интересных растениях, которые видит вокруг, ведет тетради наблюдений за растениями и т.д. То есть месяц-два у него разговоры и интересы сосредоточены вокруг растений и всего, что рядом. Потом (в межсезонье) интерес к растениям затух (потому что они спят и нет ничего интересного), и мальчик переключился на химию и вся квартира заполнилась сомнительно пахнущими баночками, в которых он изучал свойства солей. щелочей, выращивал пенницилин, растил кристаллы и т.д. Потом был период увлечение геометрией (конкретно, многогранниками) и далее. на этой почве — оригами. Квартира заполнилась всевозможными изделиями из бумаги и все разговоры у нас были о тетраэдрах, октаэдрах, додэкаэдрах и т.д.
    Таким образом, учебное время у нас специально жестко разраничено между обязательными и свободными занятиями. И сейчас одно уже не мешает другому, хотя в первые год-полтора этот баланс нам сложно давался: ребенок был маленький и разумеется ему не хотелось заниматься скучной рутиной — прописями, упражнениями, задачами, а хотелось делать только то,что интересно. Но разумная настойчивость и упорство с нашей стороны все со временем поставило на свои места.
    Тут главное не отчаиваться, с одной стороны, а с другой — не пережимать. Это две крайности, в которые, видимо, неизбежно впадаешь, пока не научишься придерживаться некоего срединного пути. С одной стороны, апатия, с другой — бешеная энергия и напор. Это примерно как учиться ездить на велосипеде. когда все время заваливаешься то влево, то вправо и набиваешь шишки. Это неизбежно. Никто не учится ездить на велосипеде без падений и ушибов. Так же и с любой учебой — нужно время. чтобы обрести баланс между свободой и дисциплиной, чтоб научиться быть свободным в своей дисциплине и дисциплинированным — в свободе.

  17. Наталья Геда пишет:

    Анна, какой-то устоявшейся системы домашнего обучения сейчас, в самом деле. в России не существует. В Америке есть значительный набор различнгых учебных планов, между которыми можно выбирать.Я буду всего этогор касаться в последующих публикациях. Если у Вас — не так, как я описала — вполне вероятно,что это совсем не плохо. Но проще будет что-то сказать, если Вы немного подробнее расскажете — как это происходит у Вас.
    Специфические проблемы конечно есть. но уже не в перегрузе-недогрузе, а в других вещах: в том, что все дети склонны к халтуре, лени, маленькой и большрой лжи и т.д. Эти проблемы подчас бывают куда более серьезными,чем непонимание какого-то материала. Про дисциплину, поощрения и наказания я также буду писать отдельно, говорить об этой сложнейшей проблеме мимоходом сейчас не хочу

  18. Наталья Геда пишет:

    Елена, я совершенно с вами согласна. Безусловно,было бы очень интересно и ценно, если бы читатели поделились своими историями вхождения в домашнее обучение. И конечно, возможность обмениваться опытом имеет огромное значение. Я думаю, что администрация сайта обязательно учтет Ваши пожелания.

  19. Анна пишет:

    С удовольствием поделюсь опытом, хотя, предупрежу честно, вопросов и проблем у меня больше, чем решений. Если кто-то подскажет мне, буду очень рада. Большое спасибо Наталье! В ее пошаговом движении узнаю себя в недавнем прошлом и настоящем.
    Открываю дневник (веду для себя, как обычный школьный, а дочка дублирует задания в своем для школьной отчетности) и читаю содержание дня вчерашнего: 1)франц.яз: Перевод абзаца «Маленького принца»(количество определяет сам ребенок), письм. и уст.упр-я 30 мин, затем аудирование(книга у меня, а у нее «ушки на макушке»)15 мин, если есть желание и время — песенки и стихи наизусть. Ставлю три оценки за каждый вид работы.2)англ.яз: Перевод»Алисы в Зазеркалье»(«Страна Чудес» уже переведена) — подстрочник и чистовик(стихи и игра слов переводятся соответсвенно стихами и русской игрой слов — так учится даже не иностранный, а русский язык), затем, как и во франц., упр-я и аудирование (блок В.Скультэ). Возможны варианты: больше одного языка, меньше другого. Главное — в среднем по часу(хоть 15 мин, но каждый день!). Тоже 3 оценки 3)Рус.яз: упр-я, отработка всевозможных разборов 30 мин, все равно грамотность и теория отрабатываются на переводах. 4) матем. 20 мин на обязат.упр., остальное по желанию, можем вообще весь урок отрабывать непонятую тему или почему-то убежать вперед(но мы вообще идем на год вперед, так что можем себе позволить) 5)история Отечества(ее пока не надо, но ведь будет же!) Чтение по энц., план-конспект(что прочитала) — 25 мин. Черновики переводов делаются до завтрака(45 мин). ОБЕД, после него музшкола (вчера 4 часа вместе с прогулкой, кормлением несчастного котенка и проч.). Вечером — 15 мин на энц. «Биология»(игра «Я учу маму»: я не слишком любила биологию в свое время, а дочка меня «переубеждает» и «учит»). За полчаса до сна — глава из Библии(я Вы попробуйте не закашляться на некоторых моментах!) — 5 мин, а перед сном читает папа(у них свои тайны). Это все примерный план, но вот вчера день был таким. Помню еще, что видела дочку с книгой в руках, хохочущей; а еще она играла в джунгли в квартире (мы с кошкой своевремено вымелись подальше от театра военых действий). В расписании имеются окр. мир, был бассейн(переехали — проблема!), география, краеведение, худ.школа, латин.яз, музыка, интересные передачи(каналы»Детский», «Культура»); каждая суббота — «День волшебника» , последняя пятница месяца — День Энциклопедий(если интересно, могу и подробнее). Взлеты и падения — каждый день(мы все холерики). Масса споров, даже ссор, «неудобные» вопросы и ответы…

  20. Наталья Геда пишет:

    Анна, спасибо , очень интересно! Я вижу у Вас серьезный акцент на языках, что на грамматическом этапе совершенно естественно и нормально. Мы языком занимаемся куда в меньшем объеме, у нас акцент делается на историко-культурный и естественнонаучный блок. Но опыт семей, где серьезно и глубоко изучаются языки, мне был бы очень интересен. Вы по образованию филолог, как я понимаю?

  21. Ирина Маркеева пишет:

    Отличный план на день, Анна! Приятно читать.

    Анна: «У нас дома немного не так, но ведь ТАК (т.е. устоявшейся системы), наверное, и не существует? Хотелось бы узнать, есть ли какие-то специфические проблемы? Перегруз-недогруз по предметам? Изменение психологического климата (бывают ведь и наказания)?»

    За эти три учебных года мы испробовали не один график занятий. Ребенок растет, возможности его увеличиваются, режим занятий соответственно тоже меняли.

    Проблемы были. Особенно это касается первого этапа: пятый класс. Именно тогда мы перешли на семейное обучение.

    — ребенок у нас был не пишущий (переписать текст из пяти строк невозможно)
    — проблема с правописанием, каллиграфией, скоростью письма
    — материала по математике наоборот не хватало – все решаем устно, быстрее, чем мама прочитает задачу
    — английский – отличные результаты только с использованием ушей: произношение, понимание, диалоги, интонации, объем лексики хороший. Проблемы: не пишет, не читает.

    Плюс был огромный в том, что ребенок проглатывает материал в огромном количестве, с большой скоростью и с высокой мотивацией.

    Опишу наш обычный день на сегодня. 7 класс. Такая схема действует ежедневно, 5 раз в неделю. 4 недели учимся, одну отдыхаем. (Летом обычно занимаемся, но график другой.)
    8.00. русский
    9.00. история
    10.00. литература
    За этот блок занятий отвечаю я.. Занятия бывают разные. Иногда полностью самостоятельная работа. В другой раз вместе занимаемся. Учебные планы школьные составлены, чтобы не успеть на уроке ничего. За три года я уже чувствую себя уверенно, поэтому сама распределяю время по темам: где-то сидим дольше и углубляемся, что-то пробегаем для ознакомления.
    Виды работы: чтение, чтение вслух, пересказ, конспект, тесты, сравнительные характеристики, просмотры учебных фильмов, дополнительные источники, сочинения, диктанты, изложения.
    Результат: грамотность возросла. На сто слов диктанта было 10-11 ошибок, сегодня 2-3. В прошлом году получили годовую «4». Просто я уступила: вместо переписывания из учебника мы вставляем буквы и дополнительные методики я покупаю такого же плана. Экономим время и успеваем сделать огромное количество упражнений.

    По литературе добавляю произведения на возраст Ромы. Много читаем вслух всей семьей, обсуждаем, особенно летом. Объем художественного чтения меня пока не удовлетворяет, но Рома много слушает плеер. Там только фантастические рассказы: Шекли, Азимов, Гаррисон. Под их влиянием наговаривает свои рассказы.

    С 11.00 до 19.00 Ромино время. Ответственность только на сыне. Распределить время надо так, чтобы все успеть. Алгебра, геометрия, музыка все предметы (по классу фортепиано), волейбол, бассейн, фитнесс-клуб.

    С 19.00 до 22.00 Уроки папы. Это английский, физика, информатика. Позже проверить алгебру, геометрию. Столкнулись с проблемой, что вечером не успеваем проверить то, что Рома решил днем.

    С английским языком тоже ситуация выправилась. Рома отлично читает и пишет. Аудирование его конек. Сейчас к нам ходит девочка 9 класс на эти уроки. Отлично взаимодействуют. Уровень языка примерно равный.

    В выходные биология, география.

    У нас существует понятие прогул, опоздание – это только для блока уроков 8.00-11.00. За пропущенный урок наказание 4 часа без электронных устройств: компьютера, телефона, телевизора, Интернета. Это наказание Роме нравится, иногда он объявляет о планируемом прогуле, но утром может поменять мнение.

    Правила у нас четко всем известны, поэтому недельный план выполнять стараемся все.

    Летом мы живем за городом и развлекаемся с Ромой по полной программе. (Папа нам не может много внимания уделять, но зарядку рано утром и пробежку осиливает с сыном. Подготовились к сибирскому марафону сами и соседскую овчарку.) В это лето углубленно изучали физику (за три четверти), геометрию (за две четверти). Держали на пульсе русский. Историю России просто читали, иногда работали с картами. Посмотрели много фильмов по программе литературы. Конечно, читали много. Прослушали аудиокурс английского. Пытались сделать работу по муравейникам, в этом году выбрали тему: колонии тлей.

  22. Анна пишет:

    Верно, только не пединститут, а университет, т.е. больше знаю ЧТО, а не КАК, хотя 20 лет школе отдала и Ваше мнение об этом учреждении разделяю полностью. В школе преподавала все гуманитарные предметы, каждый раз переживая, что даю мизер, потому что все, в конечном счете, формируется в семье. Когда «наступила»собственная семья, опыт школьных мыслей-переживаний пригодился весьма. По первому вузу я технарь, так что химия и математика мне родные со школьных олимпиад. Историю «уважаем» с особым трепетом. С ней у дочери произошла забавная вещь: мой любимый период — Средние века Западной Европы, поэтому дочка весь прошлый год обчитывала и смаковала дивный учебник Бойцова и Шукурова (ну попался он мне под горячую руку — я и «включила в него» дочь!), даже сдавала лично мне экзамен по билетам(есть еще один учебник их же, но вузовский, ребенку рано) — басовские отдыхают… С этого года взяли историю Древнего мира по энциклопедии «Аванта+». Чадо учится конспектировать (в школе старшеклассники таким навыком не обладают). Что касается языков… Извините, не открою ни Америки, ни новой методики — надо долбить… «Повторенье — мать ученья и прибежище ослов!» (Первую-то строчку все знают, а дальше?)

  23. Галина Алексеевна пишет:

    Уважаемые Анна и Ирина! Спасибо за содержательные комментарии. У меня предложение от имени администрации сайта. Мы вводим новый тег «Личный опыт», под которым будут публиковаться статьи об опыте домашнего обучения в разных семьях. (Елене спасибо за предложение). После каждой статьи у читателей будет возможность задать вопросы авторам. Мы предлагаем Вам подготовить такие статьи, включив в них тексты, которые Вы написали в этих комментариях. Уверена, что Ваш опыт будет очень полезен многим родителям. Статьи можно прислать по адресу info@school4you.ru, если будут какие-то вопросы — пишите.

  24. Анна пишет:

    Спасибо за приглашение! Вот только сама чуточку разгружусь… («Покой нам только снится!»). По-хорошему позавидовала Ирине — надо же, как интересно и глубоко парень сам работает! Моя дочь легко поглощает большие объемы информации — конечно, не все одинаково хорошо помнит, многое «всплывает» задним числом. Раньше меня это пугало, казалось, что ребенок ничего не знает и путается в элементарном. Сейчас вижу, что многое из прежде прочитанного начинает работать.
    Что касается русского языка — он хорошо учится в творчестве (за что и любим переводы) и в истории языка(многие вещи в орфографии и морфологии непонятны без спец.экскурса в историю).
    Безусловным плюсом в своем человечке считаю ее абсолютную неспособность воспринимать всякого рода телемуру (гламур, комп.мультипликацию, рекламу и прочий постмодернизм, Гарри Поттера туда же). Так что пульт от телевизора доверяю спокойно.
    Любимый фильм и книга — «Человек-амфибия»(«заболела»), раскопала сложнейшие джазовые ноты музыки к этому фильму — и разучила до уровня приличной узнаваемости(а я-то была уверена, что ничего не выйдет). С английским пока отношения лучше, чем с французским (особенно восприятие на слух), в связи с чем вопрос к Ирине. Когда у Вашего сына наступил заметный прогресс в языке (что-кого при этом использовали?)?Может, просто еще моя дочка — невеличка по возрасту(скоро 10)? Вообще, у меня создалось впечатление, что у Ирины выработан почти идеальный график учебной работы сына. Бывают ли нервные срывы (не мелкий, быстро забытый конфликт)? Лично моя проблема, как домашнего учителя, в том, что мне все кажется, что я чего-то не успеваю, потому что стараюсь сделать образование дочери «модульным» — чтобы и школа была довольна (там она пока отличница) и чтобы реально имеющийся ум и характер у нас с мужем сомнений не вызывали.

  25. олеся пишет:

    Очень похоже на то,что происходило и у меня. Моей дочери 14 лет, а сыну 8. После 3 лет семейного образования дочь попросилась в школу, а после 3,5 лет в гимназическом классе обычной школы умоляла забрать ее и мы сбежали посреди года обратно на семейное, потом удалось поступить в хороший лицей и тут проблем больше нет. А сын на семейном обучении — 2 класс. Гиперактивный, были проблемы с речью — удалось почти полностью решить.
    За эти годы я в разное время вела 3-4 детей с проблемами здоровья и обучаемости по программе начальной школы. Я детский психолог, хотя то, чем я реально занимаюсь ближе к педагогике и дефектологии. Среди моих учеников аутисты, дети с мозговыми травмами, тяжелый астматик тоже был. Веду в семейном клубе программу «Ломоносов» — делаем малюсенькие естественнонаучные проекты — дети еще маленькие 6-10 лет, а проблемы большие. Сейчас команда, с которой я работаю, очень хочет делать свою школу. Чтобы было много игр и движения, творческих и ремесленных мастерских, самостоятельных исследований. Поэтому очень хочется узнать и про хоумскулинг, и про проекты ( вот упоминался годовой проект Вашей дочери). Я примерно представляю, но тут ведь важны подробности. Есть какие-нибудь ссылки? Буду очень благодарна.

  26. Ирина Маркеева пишет:

    Конечно, статью напишу. По срокам получается до 10 февраля.

    «По-хорошему позавидовала Ирине — надо же, как интересно и глубоко парень сам работает!»

    Я думаю Рома еще в самом начале самостоятельной учебы. Если бы мы с первого класса учились на семейном, то навыков было бы еще больше. Сейчас я чувствую, что он с осознанным желанием меняет стиль своей работы. Это просто качественный скачок. Приятно собирать посеянные плоды, но и перестраиваться мне нужно оперативно, методики обучения пересматривать.

    Телевизор не контролирую, но смотрит много, свое мнение он формирует самостоятельно. Здесь я оставляю ему право на ошибку. По возрасту никогда не ограничивала просмотр разного рода взрослых передач или фильмов. Если его увлечение фонтанирует, то через пару недель и мы с мужем втягиваемся. Давно прочли вслух все книги о Г. Поттере. Отличные книги о дружбе. Поджидаю подходящий возраст для книг «Оно» Стивена Кинга. Вместе будем проживать их. Но это еще не точно. Посмотрю, может не такой трудной книгой следует идти.

    Сейчас Роме 13 лет. Поэтому значимы знания о взаимоотношениях мужчины и женщины. Все семейные просмотры фильмов сейчас подбираю в этой плоскости. Балансирую на грани драмы и легких фильмов. Вопросов великое множество, но сын весь в раздумьях о своей семье, детях и ответственности отца, как опоры.

    Рома, проглотил книгу «Человек-амфибия» летом. Фильм не посмотрели пока. У меня хорошие воспоминания из детства: в пионерском лагере после просмотра этого фильма была встреча с главным героем!!! Это было чудо.
    Да, мелодии из фильма сложные. Если ваша дочь, Анна, с увлечением их разбирала, то это хороший знак. Значит, любит инструмент. Музыкальное образование — эта трудная работа для ребенка, но это цена, которую нужно заплатить, чтобы взаимодействовать с интересными педагогами в музшколе.

    «С английским пока отношения лучше, чем с французским (особенно восприятие на слух), в связи с чем вопрос к Ирине. Когда у Вашего сына наступил заметный прогресс в языке (что-кого при этом использовали?)?»

    Анна, я удивилась вашему выбору типов заданий на уроке иностранных языков. У меня совершенно другой подход. Я очень насторожилась переводами. Для моего ребенка это очень вредно. И для меня. Постараюсь в своей статье очень подробно описать наши шаги в языке. Отправной точкой можно считать малое количество времени, которое мы можем запланировать на иностранный язык, без потери интереса у ребенка. Только в нынешнем году, я думаю, мы приступаем к чтению художественной литературы на английском языке. Здесь мой выбор пришелся на метод Ильи Франка. Цель: погружением набрать приличный объем пассивной лексики. Крайне важно выбрать подходящие книги. Для этого я придерживаю книгу Толкиена «Хоббит». Там страниц больше тысячи и мы сможем на интересе достичь поставленной цели. Этот метод я выбрала, потому что чтение будет идти быстро, без словарей. Но пока Рома только на стадии ознакомления с методом.
    В первые годы обучения языку нужны короткие тексты с картинками (как комиксы), но обязательно озвученные. Такие радиосценки. Ребенок запоминает интонацию, произношение и читать иначе уже не может. Перевод не требуется – все понятно из контекста и рисунков. Поэтому ребенок сразу начинает прогрессировать и осуществлять коммуникацию на языке. Фразы из него так и сыплются.
    Вчера были в гостях. Перед расставанием подруга пожаловалась на учителя английского языка. Устроили непринужденное общение с мальчишками. Рома помогал другу расслабится, и первые десять минут он выступал помощником «чревовещателя». Потом все пошло бойко, но язык мальчиков сравнивать нельзя – обнаружились серьезные пробелы у друга. Я посмотрела домашнее задание, на которое потрачено два дня. Это большой нудный текст, объем 150 слов, сделать его перевод, выучить наизусть. Я своему сыну никогда такого задания не дам, потому что это бессмысленно и очень опасно. Восстановить любовь к языку после таких заданий нельзя.

    «Бывают ли нервные срывы (не мелкий, быстро забытый конфликт)?»

    Анна, этот вопрос у меня вызвал недоумение. Нет, не бывает. Может быть, я его не так понимаю. Спросите более развернуто? Или расскажите, какие срывы бывают у вас при обучении дочери? У нас труд и благодать, с элементами напряжения и перенапряжения. Чисто в воспитательных целях, в дозировке четко выбранной, как у врача.

    Модульно мы учимся только летом, но потом повторяем. Обычно в этом нет необходимости.

    «Лично моя проблема, как домашнего учителя, в том, что мне все кажется, что я чего-то не успеваю»

    И мне кажется, что не успеваю. Но надо работать над собой. Спокойная мама – это здорово.

  27. Анна пишет:

    Ирина, большое спасибо за развернутый ответ. Хотела бы кое-что конкретизировать в своих вопросах. Переводы книг — это меньше всего изучение иностранных языков. Первое (и главное) — это погружение в глубины русского. Задействованы все языковедческие пласты, пожалуй, кроме фонетики (хотя и тут нашлась тьма мыслей для сравнительного языкознания: мы больше часа вертели слово «cramb» — «крошка», устанавливая связи с «Кремлем», «краем» и «кремнем»). Я вообще затрудняюсь отнести работу с переводом к какому-либо школьному жанру. Как говорит дочь, «это моя жизнь до завтрака». Что касается английского, то тут, наверное, какая-то особенность моего ребенка? Комиксы, песенки, диалоги и минимум грамматики — все это в ярких учебниках В.Эванс. Дочь все это слушает и разрисовывает с удовольствием, потому что «это весело и несерьезно», а все серьезности (грамматики, в первую очередь) содержатся в курсе В.Скультэ. Больше года с девочкой занималась моя подруга, преподаватель английского (по курсу Эванс). Очень хвалила этот курс, а в заключение сказала:»Если бы не твои занятия по Скультэ, девочка не бежала бы так бойко вперед». Так я и осталась в недоумении.
    Звучания речи на наших уроках, по-моему, немало (30 мин как минимум) — слушает рассказы о Ш.Холмсе (уровень «intermediate») абзацами или предложениями (когда как легче), понимает хорошо (1-2 раза прослушав), а вот сама говорит нехотя («я стесняюсь»). Слова наизусть специально не учит, но сама порой страдает («вот ведь только что знала!»). Метод И. Франка я пробовала со сказками на французском. Категорическое «нет» со стороны ребенка:»А что я тут вообще буду делать? Он же за меня все сделал и перевел?!» Так и не смогла переубедить. Преподаватель по французскому (курирует 1раз в неделю) требует учить диалоги наизусть (они на диске к учебнику). Я не очень настаивала, ребенку любое «наизусть» кажется ненужным, да и мне не всегда обоснованным. Однако дочка выучила (нудно, со слезами — вот какие конфликты я имею в иду, когда делать что-либо не хочет и порой только делает вид, что делает). Потом произошло чудо:»Слова лились, как будто их рождала не память рабская, но сердце». Эффектно, в лицах, грудным голосом (откуда что берется?) произвела впечатление последовательно на меня (а я строгий филолог), затем на француженку, наконец, на аттестации в школе у нового преподавателя. И червь сомнений вновь точит мое сердце — так надо нудно-скучно (готовясь к «чуду», которого может и не быть) учить большие куски иностранного текста? Это, кстати, относится и к русской литературе. Прежде чем заблистает классик на языке ребенка перед притихшим классом, нужно «задолбить» его (а заодно и маму). Самая сложная проблема — проблема мотивации («Когда и кому я это покажу?»). Тщеславие? (Вопрос — а как у вас?)

  28. Наталья Геда пишет:

    Олеся, день добрый!

    Уточните, что бы Вы хотели узнать? Ссылки на что именно? Боюсь, ресурсов, которые помогли бы Вашему ребенку подготовить годовой проект, на русском языке нет. Сам проект заключается в торм,чтобы:
    1. Выбрать тему,
    2. Подобрать литературу по теме,
    3. Подготовить письменное сообщение по теме,
    4. Защитить проект перед аудиторией учителей и учеников.
    Здесь задействуются все интеллектуальные и волевые навыки ребенка. А в четвертом пункте — еще и актерское и ораторское мастерство.

  29. Ирина Маркеева пишет:

    Анна, извините за задержку с ответом.

    «Переводы книг — это меньше всего изучение иностранных языков.»

    С переводами теперь мне стало более понятно. Я думаю, что это увлекательное занятие. Мы чувствуем потребность в увеличении русского словарного запаса. Я обдумываю методику систематической работы по этому вопросу. Посоветуйте, пожалуйста, источник, заслуживающий внимания. Работу со словарями я начала вводить. Используем для работы над сочинениями словари: толковые, этимологические, синонимов. При любых поводах обращаемся к словарным статьям, придумываем предложения с искомым словом в разных значениях. Согласна, что полезно заглянуть в развернутую статью иностранного словаря. Увидеть различия и сходства в употреблении слова.

    Посмотрела учебники Эванс и Скультэ. Мы по ним не работали. Поэтому сравнительную характеристику дать не могу. Но мы два года совмещали учебники Оксфордские со школьными New Millennium English. Мнение нашего школьного учителя: «По этой линейке учебников можно учиться 5-8 класс. Дальше учебник становится запредельно трудным и нет смысла его использовать.» А это цитата из обзора моего мужа.

    Михаил Маркеев:
    «Плюсы Оксфордских учебников:
    1. Строжайшее соблюдение ограничений грамматики и лексики рамками изученного материала в предыдущих темах.
    2. Жёсткое выдерживание темы параграфа (Unit) в упражнениях.
    3. Компоновка тем параграфов в соответствии с простотой грамматических конструкций и частотой их употребления, а не по структурно-логическому признаку.
    4. Тщательнейшая психолого-педагогическая и методическая проработка материалов (текстов и аудиозаписей), выраженная в опоре на возрастные особенности восприятия детей и их интересы.
    5. Великолепная проработанность заданий на аудирование, заставляющая ребенка сохранять интерес при прослушивании достаточно объёмных диалогов.
    6. Методика изучения английского языка как родного, т.е. без опоры на другой язык. Это позволяет поднять как эффективность усвоения языка, так и степень владения им.»

    Издательство: OXFORD University Press. Это список учебников, которые мы использовали по годам, начиная с третьего класса.

    Zabadoo! 1
    http://www.oup.com/elt/catalogue/isbn/1620?cc=ru

    Happy Street 2
    http://www.oup.com/elt/catalogue/isbn/1470?cc=ru

    Happy Earth 1, Happy Earth 2
    http://www.oup.com/elt/catalogue/isbn/1460?cc=ru

    English in mind 2
    http://cambridge.org/elt/englishinmind/

    Анна, здесь интересные игры на возраст вашей дочери в объеме учебника Happy Earth. Можете развлечься.
    http://www.oup.com/elt/global/products/happyearth/koala/

    Ваша дочь большая молодец. Описание уроков мне нравится. Мы занимаемся по ощущению меньше. И есть отличия. Преимущества указанных учебников в том, что они имеют сквозных героев и интересные приключения. Поэтому учебник просто сразу выборочно прочитывается Ромой. Аудирование не занимает 30 минут, максимум 10-15. Но бывают часто развлечения свободные по выбору: мультики, фильмы, компьютерные игры, TV на английском языке. Говорит Рома достаточно свободно и без стеснения в рамках своих знаний. Слова тоже не учим наизусть, запоминаем при выполнении упражнений устных и письменных. Диалоги не учим, все ложится без этого. С преподавателем встречаемся один раз в год – на аттестации. С комплектом учебников идет подробная книга для учителя, работаем по ней.

    Метод Франка вам пока рано использовать. При его применении достигаем понимания прочитанного без перевода даже мысленного, учимся просто читать интересную книгу на другом языке, наслаждаясь процессом. Начинать надо с адаптированных книг. Словарь их ограничен: 250 слов, 400 слов, 700 слов, 1000 слов. Рома уровень 250 слов читает хорошо и бегло. Беру детективчики и фантастику. На Франка планирую перейти к концу этого года, к концу седьмого класса. Поэтому у вас все впереди.

    Работа наизусть по литературе. Рома быстро учит стихи по программе. Любит работать над интонациями, получает удовольствие. Но стихи и отрывки из поэм седьмого класса не нравятся. Аргументирую необходимость заучивания тем, что это традиция, что каждый русский человек учит кусок «Полтавы», что работа эта позволит лучше понять смысл патриотических строк, почувствовать гордость.
    В этом году в литературе меня полностью не устраивает подбор произведений, еще больше «часы» отведенные на эту работу. Тут мне требуется помощь в подборе не тяжелых произведений, а жизнеутверждающих. У ребенка романтический период, отношения полов воспринимаются возвышенно, интересны вопросы дружбы с преодолением непонимания между людьми.

    «нудно, со слезами — вот какие конфликты я имею в иду, когда делать что-либо не хочет и порой только делает вид, что делает»

    Нет, Анна, у нас слез не бывает. Может быть, это от бессилия достучаться до мамы.
    У нас был опыт слез: первый год занятий в музыкальной школе с педагогом по специальности фортепиано. Сын ревел целыми уроками – пока не научил учителя прислушиваться к его словам и включить в работу эмоциональные вознаграждения. Сейчас работают нормально – период притирки прошел.

    Много лет назад я прочитала книгу Бака Роджерса «Путь успеха. Как работает корпорация IBM» Тогда я запоем читала книги по маркетингу. И эти знания пригодились. Роджерс писал: «IBM не хочет, чтобы ее сотрудники напрасно беспокоились и огорчались в погоне за вечно ускользающей морковкой».

    Нужно оценить вознаграждения. Они несут в себе мощные стимулы и являются средством мотивации поведения.

    Мое увлечение – дрессировка кошек. Это особый вид взаимодействия. Внешнее впечатление: человек приказывает, кошка выполняет. На самом деле все не так. Вы наблюдаете за кошкой, определяете ее склонности и используете их для взаимопонимания. Потом происходят странные события: вы уверены, что кошка выполняет ваши команды, а кошка думает, что приказывает она, а хозяин просто очень талантлив! В этом процессе важна последовательность и предсказуемость в поступках.

    Что и требовалось получить. При организации обучения в семье требуется лишь последовательность и предсказуемость поведения родителей. А дети быстро схватывают суть и подстраиваются.

    Еще одно предположение. Мамы обычно очень эмоционально реагируют на неудачи ребенка. Тем самым у ребенка нет возможности самому признать свой промах. Поступки мамы должны вести к повышению ответственности у ребенка, к его самостоятельности. Значит нужна новая долгосрочная стратегия.

    Анна это лишь стежки, даже не тезисы.

    Прочтите книги Карен Прайор. Она дрессировщица дельфинов. Еще книги Томаса Фелана могут пригодится.

  30. Инга пишет:

    Здравствуйте, меня очень интересует опыт семейного обучения гиперактивного ребенка. Мой сын учится в 3 классе, ему сейчас 9 лет (пошел в школу с 6,5 лет в речевой класс). Во 2 классе у него настолько сильно проявились проблемы с письмом (он не любит писать,почерк корявый) и грамматическими ошибками, обусловленными дисграфией, что через ПМПК по причине неуспеваемости по русскому языку вкупе с плохим поведением его просто вывели из речевого класса в школу VIII вида. Мы прошли специальное стационарное обследование в больнице, которое выявило отсутствие у моего сына умственной отсталости и развитое логическое мышление- математический склад ума ( в чем я никогда не сомневалась, к тому же в нынешней школе учитель полностью уверен в том, что ребенка направили сюда большей частью из-за поведения). В апреле у нас будет ПМПК, я хочу забрать ребенка из школы VIII вида. Но, по всей видимости, ему лучше будет перейти на семейное обучение в силу его гиперактивности, неусидчивости. Иначе в школе опять могут начаться проблемы, сначала поведенческого характера, плавно перетекающие в проблемы с обучением. Но, поскольку я работаю весь день, организовать процесс обучения возможно только вечером, после работы с той лишь оговоркой, что мой гиперактивный ребенок, увлеченный только компьютерными играми ( в основном стрелялками и драками) может заниматься только в моем присутствиии. К тому же моя старшая дочь-7классница,полная противоположность сыну находится на домашнем обучении (по медсправке, с приходом учителей).Есть ли семьи, которые в похожих условиях осуществляют семейное обучение такого ребенка?Меня интересует организация занятий, методы мотивации таких детей. Благодарю за ответ.

  31. Анна пишет:

    Здравствуйте, Ирина! Третий день пытаюсь мысленно ответить на Ваш вопрос (увеличение русского словарного запаса) и так же мысленно развожу руками, но кое-что сказать все-таки хочу.
    Лично для меня абсолютными авторитетами литературоведения являются Ю.Лотман (его мысли о преподавании литературы школьникам в книге «Воспитание души») и В.Непомнящий (все его книги о Пушкине и отдельные мысли-интервью о современном состоянии литературы в школе и путях выхода-«Исхода»). Посмотрите, как эти великие умницы анализируют художественные произведения. Это (анализ произведения) надо уметь делать, но этому можно научиться. Вы, как выпускник технического вуза, чувствуете блеск математической логики (условно назову ее «объективной»)? Вот так и в литературоведении существует жесткий стержень «субъетивной» — парадоксальной логики. Вот именно туда — «из-за острова на СТЕРЖЕНЬ» и выплывают «расписные челны», груженные художественными образами, худож. деталями, худ.конфликтами и проч.
    Вас «полностью не устраивает подбор произведений»? Давно не работала в седьмом классе, но, насколько помню, русскую классику еще не выбросили из программы? А в ней каждое слово манящее-сочное-дразнящее неуловимой тайной… А что читает Ваш сын? Если я верно поняла, детективы и фантастику? Я очень уважительно отношусь к этим жанрам (только что дочка закончила слушать книгу рассказов о Ш.Холмсе на англ.яз. — схватывала все с первого раза, потому что этот жанр активизирует причинно-следственные связи внутри произведения), но любовь к русской классике (и к ее анализу) — это не только логика событий (часть речи — глагол-action), это и описание (части речи прил.и наречие), вообще волшебство русского языка плюс противоречивая, таинственная «диалектика души». Помогает ли в этом работа со словарем? Да! Мириады сверкающих россыпей в причудливой мозаике словаря… Нет! Я сама была свидетелем того, как на открытом уроке дети сосредоточенно-усердно рылись в словарях в поисках значения слова типа «бурелом». А всего-то делов было внимательно прочитать контекст и «зреть в корень» этого простого сложного слова (в смысле из двух корней). А что Вы читаете и обсуждаете всей семьей (любимое занятие нашей семьи)?

  32. Наталья Геда пишет:

    Инга, извините что не отвечаю сразу — у Вас сложный случай, тут пордумать надо , а не советовать что попало. Прошу немного подождать, возможно удастся посоветовать что-то действительно полезное для Вас.

  33. Ирина Маркеева пишет:

    Здравствуйте, Анна!

    Огромное спасибо за ответ. Нашла материалы Юрия Лотмана, есть его видеолекции. Спасибо. Мне очень нравится. Подбираю книги В. Непомнящего. Еще мало просмотрела.

    По вашим вопросам работаю, анализирую. Материал оформлю чуть позже. Мы сейчас в небольшом семейном путешествии.

    Сегодня весь день читаем вслух Салтыкова-Щедрина. Рома даже запаковал в дорогу книгу его сказок. Значит, есть все-таки толк от учебника. Составили цитатный план по сказке о двух генералах. Потом Рома так сочно мне пересказывал. Ему нравится работать над пересказом по времени. Краткий пересказ – 5-7 минут, подробный – 10-12 минут. Остро почувствовал иронию, особенно при употреблении сказочных формул.

  34. Анна пишет:

    Здравствуйте, Ирина! По-хорошему Вам завидую — у Вас почти взрослый ученик (по сравнению с моей почти 10-летней крохой)! В школе мне всегда были интереснее старшеклассники, чем малышня, сейчас пытаюсь в домашнем образовании смирить гордыню, но порой не удерживаюсь и меня «несет» в «высокую» классику. По Щедрину в СССР были поставлены мультфильмы («Город Глупов», «Как один мужик…»). По каждому классику снято множество фильмов, мультфильмов, спектаклей, телеспектаклей(недавно записала даже кукольно-мультяшную «Капитанскую дочку» — очень серьезный фильм). Лет 10 тому назад «Союзмультфильм» создал англичанам по их просьбе всего Шекспира(комедии и трагедии — получасовки. Вот бы найти! Они уже на английском!) и Новый Завет. Знаю, наши мастера делали даже оперы-мультфильмы (у нас в видеотеке «Кармен» и «Волшебная флейта»). По эскизам М.Шемякина делают («Орех Кракатук» уже сделали) всего кукольно-мультяшного Гофмана (где найти?!). Есть и «Вересковый мед», и «Страшная месть» (мультфильмы, но не для младших школьников), и много-многое… Назвала навскидку по памяти. Плюсы мультфильмов очевидны: внешне «легкая» подача материала, компактно по времени, все сюжетные линии и характеры сохранены. Для ребенка нет «стены пиетета» перед великими, но нет и фамильярности. Не сомневаюсь, что Ваш сын сделает собственные открытия в русской литературе. Это вкус! И это вкусно!

  35. Софья пишет:

    Здравствуйте, Наталья! Это пишет Белка-телеутка из жж. Спасибо за Ваша откровенный и подробный рассказ. Мы сейчас размышляем о домашнем обучени для нашей дочери -5 класницы, есть много «за» и целый ряд сомнений, не знаю, к чему в итоге склонимся. Вот заинтересовало Ваше наблюдение о проблемах кобщения дочки в школе. Вы связываете их именно со школьной системой, как я поняла. Можно ли немного еще об этом? Нашему ребенку до этого года нравилось в школе — она училась в началке, с очень расположенной лично к ней и вообще любящей детей учительницей, в этом году она перешла в другой более сильный класс, и , судя по всему, у нее много проблем в общении — вот эти самые группировки в классе, куда «внешнему» пробраться трудно. Учительница ничего не замечает вроде бы. А мой нормальный, приятный в общении и любимица прошлого класса ребенок не может никому позвонить чтобы попросить тетрадь грамматики по английскому (то, что диктует учитель в классе, пропущенное по болезни). И вообще в школу идти не хочет. Собственно, мой вопрос в чем — видите ли Вы проблемы в детской (и детско-взрослой) коммуникации именно следствием школьной системы или детских случайных коллективов, а не , например, особенностей личности конкретного ребенка и того, что он волей обстоятельств жизни и родителей был перемещаем туда-сюда, вместо того, чтобы учиться «на одном месте»? Я не могу решить, что я должна, как «хорошая мать», делать — стараться адаптировать дочь к новому классу или «бежать пока не поздно», образно выражаясь. (Наталья, я кажется, представляю Вашу довольно категоричную позицию по отношению к школе и во многом ее разделяю, но вот если брать только аспект коммуникации ребенка с детьми и взрослыми?) Спасибо Вам.