Центр домашнего обучения «Алгоритм»
г. Москва, ул. Земляной вал, дом 54, строение 2
info@odoportal.ru

skype: onlinealgorithm

8-495-781-10-30 8-800-555-99-53

За недолгое время своего официального существования ЕГЭ навел на всех панику. Самые главные паникеры – это школьники и их родители. Домашним детям тоже придется сдавать этот экзамен. Предлагаю поговорить о нем поподробней и разобраться, что же это такое и каких неприятностей от него на самом деле стоит ждать, а о каких – не слишком беспокоиться…

Оговорюсь сразу, что мой разбор будет посвящен сугубо ЕГЭ по русскому языку. С одной стороны, моя профессиональная компетенция позволяет мне судить об этом экзамене, с другой – подозреваю, что ЕГЭ по другим предметам не очень отличается принципиально, и с третьей – русский язык входит, как известно, в число обязательных к сдаче предметов, то есть разговор в любом случае не будет лишним.

Для начала расскажу о том, что представляет собой ЕГЭ по русскому языку. Экзамен состоит из трех частей.

Блок А. 30 заданий, в каждом четыре варианта ответов, из которых только один правильный. Вопросы охватывают различные области науки о языке: и фонетику, и орфографию, и пунктуацию, и даже вопросы, связанные с устройством текста как такового (какое из данных предложений должно быть в этом тексте первым?) или с грамматическими и речевыми нормами (из серии «подъезжая к станции, у меня слетела шляпа»).

Блок В. 8 заданий, готовых ответов нет, нужно найти их в данном тексте и выписать на предназначенную строчку номер нужного предложения или требуемое слово.

Блок С. Сочинение. Это довольно условное название, поскольку с сочинением в общепринятом смысле это задание не имеет ничего общего. Нужно в данном тексте отыскать основную мысль, одну из проблем, поднимаемых автором, и связно ее сформулировать. Далее требуется прокомментировать ее, описать мнение автора по этому вопросу, изложить свой взгляд на то же самое и подкрепить его некими аргументами. При этом за аргументы признаются примеры литературных героев или даже факты из собственной жизни. Объем готового продукта – не менее 150 слов. (К слову, требование довольно внятное, поскольку при объеме 70 слов невозможно должным образом раскрыть тему, а объем свыше 300 слов сильно затрудняет проверку).

На выполнение всех заданий дается три часа.

Проверка и оценка работы осуществляется таким образом. За блок А начисляется максимум 30 баллов, по одному за каждый правильный ответ. За блок В – аналогично, но одно из заданий «стоит» два балла. Чуть позже вернусь к нему, оно довольно любопытно. Таким образом, максимальное количество баллов за А и В – 39. За часть С предполагается максимум в 21 балл. Это задание, в отличие от А и В, проверяет не компьютерная программа, а живой человек. Оценивается эссе с трех точек зрения. Во-первых, содержание. Правильно ли понята проблема, достаточно ли комментариев, нет ли нарушений этических норм (типа «помещики у Гоголя – придурки»), нет ли фактических ошибок, верно ли отражена позиция автора, нет ли нарушений абзацного членения текста и т.п. Во-вторых, текст как таковой. Связен ли он, последователен ли, логично ли соединены его части, нет ли языковых ошибок. И в-третьих, грамотность: правильно написанные буковки и запятые.

Полученные баллы переводятся потом в стобалльную систему, удобную, насколько я понимаю, для подсчета общих баллов вступительных экзаменов в вуз, из которой можно легко сделать вывод: на «пятерку» сдан экзамен или на что другое.

Конечно, по этому краткому объяснению трудно судить о конкретике экзамена, поэтому несколько деталей.

Для успокоения родителей выпускников следует сказать, что 85% конкретного наполнения экзамена есть в школьной программе и не представляют собой ничего сверхсложного. Недостающие 15% — это вот что.

1. Задание В8. То самое, любопытное, за которое дают не один балл, а два. Нужно заполнить пропущенные места небольшой рецензии терминами, которые большей частью лежат в области курса литературоведения. Гипербола, метафора, метонимия и т.п. – всего этого на уроках русского языка нет и в помине, разумеется. Такие чисто языковые фигуры речи, как парцелляция, параллелизм, анафора и другие тоже не попадались мне в стандартных учебниках русского языка ни разу.

2. Работа с текстом. Теоретические вопросы, связанные с этим, раскиданы неудобным для подготовки образом по учебникам разных классов. Конечно, кое-что понятно интуитивно (например, какое из данных предложений должно стоять в этом тексте последним или какое из предложений верно отражает суть текста – тут трудно ответить неправильно). Но кое-какие необходимые сведения (например, что части текста должны быть связаны не только по смыслу, но и на лексическом, синтаксическом и других языковых уровнях) отыскать будет проблематично. На уроках в школе, кстати, этим вопросам практически не уделяется внимания, считается почему-то, что дети и так себе представляют, как устроен текст.

3. Часть С как таковая. Подобных работ не выполняется ни разу на всем протяжении обучения русскому языку. Можно отыскать некие параллели с сочинением-рассуждением, но их крайне немного: необходимость удержаться в рамках выбранной темы, раскрыть ее (то есть выполнить задание), подобрать внятные аргументы в защиту авторской позиции, – вот, пожалуй, и все, причем первые две актуальны для любого текста.

Считаю, что только эти три момента требуют некой специальной подготовки (особенного внимания школьного учителя). Всю остальную учебную информацию можно без затруднений отыскать в учебниках или любых справочных изданиях из серии «Для поступающих в вузы».

Почему же этот экзамен сеет такую панику в стройных рядах абитуриентов? Почему и учителя иной раз поддаются ей? Что мешает школьникам успешно сдавать этот экзамен? Почему весь 11 класс, а зачастую и 10-й, заняты сплошь подготовкой к ЕГЭ?

Попробуем разобраться.

Первая из причин довольно банальна. Напомню, что программа по русскому языку рассчитана только до 9 класса. Это в свое время было связано с тем, что школьники, ушедшие после 8 класса в ПТУ и не закончившие десятилетку, должны были все-таки получить курс родного языка в полном объеме. Теперь в этом смысле полная сумятица: в некоторых школах на русский язык в 10 и 11 классах выделяется по 1-2 часа в неделю за счет каких-то скрытых резервов, иногда эти часы отрываются от уроков литературы, иногда их и совсем нет. Последний вариант, кстати, в связи с ЕГЭ почти полностью исчез, русский язык есть всегда. Это в плюс ЕГЭ, на мой взгляд, поскольку до введения этого экзамена после девятого класса все, касающееся русского языка, выбрасывалось и забывалось в мгновение ока.

Вторая причина трудностей со сдачей новомодного экзамена – в его форме. Тест никогда не был популярен в отечественной системе образования. Более того, в практике преподавания русского языка почти не использовался. То есть сама форма «вопрос – варианты ответов» нашему школьнику не близка, он не готов с ней запросто общаться. Напротив, для Запада, откуда мы скопировали эту прелесть, тест – один из популярнейших видов контроля знаний. Учащийся сталкивается с ней постоянно, из года в год, и нет для него работы привычней. Финальный аттестационный экзамен – итоговое звено в цепочке. У нас же, если вспомнить известную цитату, получилось как всегда. ЕГЭ отнюдь не представляет собой последнее звено в цепи тестов, усложняющихся, к примеру, от года к году, он просто падает огромным камнем на совершенно неподготовленную почву, и стоит ли удивляться низкой результативности….

Думаю, здесь стоит сказать несколько слов в защиту теста как такового. Он не плох и не хорош сам по себе. Это всего лишь один из способов проверить знания ученика. Применительно к урокам русского языка – наряду с диктантом, изложением и, допустим, опросом с помощью билетов. Ни один из этих видов контроля не универсален.

Диктант, к примеру, позволяет оценить только практическую грамотность учащегося, не затрагивая его способностей связно формулировать собственные мысли.

Изложение может показать, насколько человек способен работать с готовым текстом: выделять главное, отбрасывать несущественные детали, внятно и красиво записывать получившееся. Но оценить практическую грамотность тут сложнее: ученик всегда волен заменить трудное для написания слово на другое или перестроить предложение так, чтобы избежать проблемной запятой.

А экзаменационные билеты – это всегда лотерея. Может попасться как раз тот билет, один выученный из пятидесяти данных, а может попасться один-единственный невыученный, и все родители – бывшие студенты – об этом прекрасно знают.

Грамотно построенный тест позволяет, в принципе, оценить как теоретическую подготовку (найдите относительное прилагательное), так и практическую грамотность (укажите правильный вариант написания). Но он не дает экзаменуемому показать блестящее/хорошее/удовлетворительное знание предмета – то, что дает экзамен с билетами. Не дает возможности узнать уровень собственно владения речью, способности связно выстраивать собственные мысли и соответствующим образом их оформлять. Для экзамена по родному языку, на мой взгляд, это все-таки должно быть актуально. А пока мы имеем только часть С, которая есть всего лишь пародия на рассуждение. Что это за рассуждение, в котором единственная возможность изложить свою мысль – это согласиться/не согласиться с мнением автора, а аргументами считаются просто примеры из жизни. Проще уже некуда.

Есть еще один подводный камень в тестовой форме экзамена, помещенной на отечественную почву. Часто бывает так: из четырех вариантов ответа один, а иногда и два – заведомо ложные, нарочито нелепые. Если экзаменуемый правильного ответа не знает, он может его попробовать угадать, и проверяющий никогда не поймет, обдуман верный ответ или угадан, это понятно. Но. Чтобы дойти до правильного ответа, когда его не знаешь, нужно уметь логически мыслить: видеть неправдоподобные варианты, отбрасывать их, самому себе доказывать выбор из оставшихся пунктов… А этому, то есть умению анализировать, как я уже говорила в прежних статьях, в школе совсем не учат. Потому и получается, что сдать ЕГЭ – трудно…

Подытожу. Введение ЕГЭ ничего не разрушает и не портит, а просто довершает, на мой взгляд, общее разложение отечественной системы образования. Перефразируя известное высказывание, можно добавить, что наша школа имеет теперь тот итоговый экзамен, которого она заслуживает.

Все это вместе: школьное обучение (вкупе с обсуждаемыми ныне реформами) и итоговая аттестация в виде ЕГЭ – все это нацелено, как мне думается, на такую задачу, поставленную (вольно или невольно) государством: получить на выходе средне- и малообразованного гражданина, который совершенно не способен самостоятельно думать и принимать решения.

Такому гражданину очень легко внушить абсолютно любую мысль – он же не может рассуждать, критически оценивать, логически мыслить. Легко навешать на уши любую лапшу – он будет в итоге считать, что это его собственная, правильная мысль. Таким персонажем очень легко и удобно руководить. Это идеальный покупатель, «жертва рекламной паузы». С помощью телевизора и других СМИ из него легко выбить все человеческое, все достижения науки, культуры, все идеалы нравственности, превратить его в тот самый винтик, о котором нам уже давно и полно рассказали…

Юлия Жабыко.

15 комментариев к статье "Баба-ЕГЭ"

  1. Екатерина Асонова пишет:

    В целом согласна со статьей. Но ни в коей мере не считаю ЕГЭ по русскому языку средством оболванивания: если к нему готовить с должной долей иронии, то оно превращается в очень эффективный инструмент формирования трезвого взгляда на многие вещи. А что касается подготовки к части С, то была еще совсем недавно такая форма письменного экзамена, как изложение с элементами сочинения — очень похоже :) Пока еще не разобралась для себя, во что этот экзамен в девятом классе превратился, назвавшись теперь ИГА, ой ГИА :)

  2. Юлия Жабыко пишет:

    Разумеется, если поставить себе задачу научить ребенка думать, анализировать, рассуждать, то для решения ее и подготовка к ЕГЭ сгодится, и любой другой учебный предмет. Грубо говоря, какая разница, на чем оттачивать свое мастерство? Плохо, что в школе этим не заняты вообще, даже близко не.
    А про ГИА — когда в первый раз попал этот сборничек заданий к нему в руки — хохотала откровенно, до того бред собачий…

  3. Анна пишет:

    Всё верно. Для себя уточню: ЕГЭ не единственное средство оболванивания.
    «…в школе этим не заняты вообще, даже близко не.» Школа просто относится к этому без должной иронии, и это понятно, т. к. к этим «цифиркам» слишком много чего привязали. Призывы «гражданина начальника» к «совершенствованию» ЕГЭ, как мне кажется, невыполнимы в принципе: «человеческий фактор», которому раз уж дали команду тупеть, выполнит требование «легко!» («Двигаясь в королевском направлении, можно и превышать королевскую скорость», — «Кролики и удавы») В КИМах обязательно были (и будут) неточности и ошибки. Сейчас, исполняя «веление времени», беру для занятий с чадом тесты — только как часть урока (в отличие от школы).
    «…назвавшись теперь ИГА, ой ГИА» — у нас ИГО-ГО!..

  4. Наталья Геда пишет:

    Юля, спасибо за статью!
    Я в целом с Вами согласна. Только лично я отношусь к тестам ЕГЭ (кроме тестам по математике, физике и химии) резко отрицательно, безо всякой иронии. Что касается точных наук — там да, тестовая форма вполне себе является возможным способом адекватного контроля знаний. А вот по остальным предметам, в частности по языкам — не согласна категорически.
    Я неоднократно высказывала весьма распространенную точку зрения, что истинной целью образования является формирование личности и в первую очередь, ее мышления, а не заливание программы на жесткий диск машины. Тесты совершенно уместны в последнем случае и мало что показывают в первом. Умение мыслить обнаруживается в разговоре. еще более — в дискуссии, письменной или, особенно, устной. В прошлом именно этому последнему умению и учили более всего, потому что от умения человека произносить грамотные, доказательные и осмысленные речи, а также корректно и убедительно вести себя во время публичных дебатов почти полностью зависела его карьера. Сегодня эта часть обучения полностью утрачена; искусство публичного выражения своих мыслей в письменной и устной форме потеряно. Это уже привело к ужасающему снижению уровня мышления, и этот уровень в дальнейшем будет только падать — потому что ЕГЭ с его чисто механическим подходом к образованию ( загрузить в ребенка столько-то терабайт информации, а затем проверить, как она выдается вовне) полностью ингорирует тот факт, что уровень мышления не определяется кол-вом байт усвоенной информации, это куда более сложный, тонкий и не поддающийся формализации процесс. И проверяться он должен куда более сложным образом — в этом смысле даже билетная система, очень несвершенная (лотерея, да) представляется мне более здравой — она позволяла услышать главное — устную речь студента, его формулировки, оценить ход его мысли, качество доводов. Даже если в ответе не доставало каких-то знаний. можно было поставить более высокий балл за уровень мышления, что профессора часто и делали.
    А теперь то, как ребенок думает, учителей более не интересует. Только то, как плотно его голова забита информацией по курсу и как быстро он умеет выбирать наиболее правдоподобный из ответов. И то и другое — чисто механические умения. Выступая против ЕГЭ, я всегда протестую в первую очередь против приравнивания человеческой личности к механическому интерфейсу.

  5. Наталья Геда пишет:

    Ой, опять забыла оценить статью.
    Юля, Екатерина, Анна — если знаете какие-то подробности по ГИА, поделитесь пожалуйста — нам в этом году его сдавать все-таки. Буду очень благодарна.

  6. Анастасия пишет:

    Юлия, все-таки готовиться к ЕГЭ нужно отдельно от изучения школьной программы? Может ли учитель на обычных школьных уроках организовать такую подготовку или на это нельзя надеяться?

  7. Юлия Жабыко пишет:

    Наталье:
    Что-то мне кажется, что и для точных наук тест как итоговый контроль не особенно годится, хотя утверждать не буду в силу недостатка информации.
    В своей работе я часто использую тесты, наряду с другими видами контроля, и убедилась, что польза — при уместности и «дозированности» их применения — есть, это, повторюсь, всего лишь один из видов проверки знаний. ВОт когда его основным, решающим делают, тогда да, все начинает работать на набивку терабайтами мозгов. То есть я с Вами в целом, Наталья, согласна, но с поправкой…)
    В ГИА за основу берется изложение, добавлено несколько заданий из области… ммм… здравого смысла (какое из данных предложений содержит ответ на вопрос: «ля-ля-ля»?), а также грамматики (школьный курс 5-9 класса). Кроме того, есть творческое задание — сочинение-рассуждение на одну из данных тем, где одна — рассуждение «за жизнь», другая — лингвистическая (Зачем нужны запятые). Объем сочинения — 50 слов (!). Ну то есть в целом вся работа сводится к бывшему раньше традиционным изложением с элементами собчинения плюс теоретических полтра десятка вопросов. Ничего, в общем, сложного.

  8. Юлия Жабыко пишет:

    Анастасии:
    Неожиданно трудный вопрос вы задали. Сейчас на подготовку к ЕГЭ в школе отводится почти два года, 10-й и 11-й классы. Конечно, изучать в пятом классе орфограмму и «держать под прицелом» ЕГЭ в это время неразумно. Однозначно требуется некое подведение итогов в конце всего курса. Другой вопрос в том, КАК именно в школе это организуется… В принципе, насколько я знаю, это отдано на откуп учителям. То есть кто как считает нужным, тот так и готовит детей к экзамену. Тут не буду утверждать, не могу точно знать.

  9. Юлия Жабыко пишет:

    Анне:
    ИГО-ГО — самое верное название, в точку!
    А в целом да, вы совершенно правы, ЕГЭ не единственное средство, просто оно наиболее на поверхности, что ли, самое явное.

  10. Анна пишет:

    «Что-то мне кажется, что и для точных наук тест как итоговый контроль не особенно годится, хотя утверждать не буду в силу недостатка информации.»
    Юлия, Ваше чутьё Вас не обманывает. Скажу, как бывший технарь. Все почему-то думают, что ЕГЭ — это изобретение сегодняшнего дня. Ан нет! В начале 80-х при подготовке к олимпиадам (а других тогда и не было)по точным наукам , моя преподаватель использовала, кроме основных олимпиадных задач, ещё т.н. «программированные задания» (5-10% от всего объёма задач), где нужно было просто правильно обвести (предполагается, правильный) кружочек. Моя замечательная учительница оценивала при этом не столько правильность ответа (это подразумевалось само собой), а скорость заполнения. То же самое меня ждало и при поступлении в технический вуз — это называлось «на машинах». Получив почему-то «4», на апелляции я узнала, что в «машину» специально заложили атомную массу железа не 56 (чем всегда пользовались школьники в «бескалькуляторные времена»), а 55,843. Оценку мне исправили, извинились, но на мой возмущённый вопрос ответили: «Абитуриентов могло быть слишком много, не все из них отважились прийти на апелляцию, т.о. у приёмной комиссии больше свободы в возможности «допринять» потом». А на олимпиаде мне зачли задачу, которую я решила неверно арифметически, но верно «по сути».
    «В ГИА за основу берется изложение, добавлено несколько заданий из области… » У нас тоже примерно так.
    PS. Введение ЕГЭ, по-моему, это не желание-воля одного человека или группы материально заинтересованных господ (хотя и это тоже есть). Это ещё Бердяев предсказывал, что машины до такой степени воздействуют на жизнь и психику человека, что потребуют от него «оцифровки под себя». Ведь даже в семейной (частной) жизни некоторые предусмотрительные люди (и их становится всё больше)стараются не только определить цифру отступного «в случае чего», но и количество «нематериальных» знаков внимания (помните Мачеху и её дочек на балу в х/ф «Золушка»? Для них это было ещё и весельем).

  11. Юлия Жабыко пишет:

    Анна, мне кажется, машины тут ни при чем. При любой степени механизации и автоматизации мира человеческие ценности должны оставаться человеческими. И образование должно им служить.

  12. Анна пишет:

    Совершенно с Вами согласна: «должны» и «должно»! Но в жизни, к сожалению, есть и иная модальность…

  13. Екатерина пишет:

    Насчет воздействия машин — это здорово. Все никак не пойму — подавляющее большинство не поддерживает ЕГЭ, по пальцам можно пересчитать людей, который определенно высказались в пользу ЕГЭ. Но ЕГЭ живет и процветает. Да кто ж его поддерживает??? Наверное люди в полной бессознанке делают это для машин. Иначе никак не объяснить.

  14. Юлия Жабыко пишет:

    Те, кто пониже рангом, может, и в бессознанке. Те, кто всю эту кашу заварил, думаю, прекрасно осознают, что творят. Одних денег отмыто много тонн на этом проекте.

  15. Екатерина Асонова пишет:

    Юля, про ранги и бессознанку все с точностью до наоборот :(