Центр домашнего обучения «Алгоритм»
г. Москва, ул. Земляной вал, дом 54, строение 2
contact@school4you.ru

skype: onlinealgorithm

8-495-781-10-30 8-800-555-99-53

Трудовое воспитание подростков

Прочитав заголовок, многие наверняка будут удивлены – что такое «трудовое воспитание»? В самом деле, сегодня в плане образования принято говорить о трудовом обучении, подразумевая получение конкретных навыков — ведения домашнего хозяйства для девочек или основ ремонтного дела для мальчиков. Что такое «трудовое воспитание» не столь очевидно, хотя интуитивно понятно: это система действий, направленных на систематическое приучение детей к упорному и целенаправленному труду, причем не только к умственному, как на предыдущем, грамматическом этапе, но и к физическому и, в дальнейшем – к общественно-полезному. Давайте исследуем каждое звено в этой цепочке по отдельности.

 

Учеба – тот же труд

Это простое положение в нашем сегодняшнем обществе понятно далеко не всем.
Особенно это относится к младшим ученикам. Зачастую родители (да и не только родители) маленьких детей склонны считать учебу особым видом развлечения или игровой деятельности.
К сожалению, это заблуждение активно принимают и поддерживают и профессионалы – методисты начальной школы и детские психологи. Способствуют углублению этого заблуждения и постепенное стирание различий между дидактической и развлекательной литературой, а учебную мультимедиа-продукцию порой очень сложно бывает отличить от детских компьютерных игр.
Между тем учеба, даже в младшем возрасте, является деятельностью, принципиально отличной от игры (несмотря на то, что некоторые черты сходства между ними существуют). Для того, чтобы это понять, достаточно сравнить словарные определения обоих понятий:

Игра — в обыденном понимании забава, шутливое соревнование, лицедейство и т.д., (Российский гуманитарный энциклопедический словарь);

или:

деятельность ребенка в условных ситуациях, моделирующих реальные, и т.д., (Психология развития. Словарь);

Учеба (обучение) — процесс передачи и усвоения знаний, умений, навыков деятельности, основное средство подготовки человека к жизни и труду. (БСЭ)

или:

целенаправленный процесс двусторонней деятельности педагога и учащегося по передаче и усвоению знаний, (Википедия).

То есть – в процессе обучения учитель ставит перед учеником некие безусловные и объективные цели, в отличие от условных и субъективных целей игры. Хотя, конечно, и правилам игры нужно учиться, а в процессе обучения вполне можно использовать элементы игры. Главное – не путать между собой эти понятия, и, в особенности – не ждать от процесса обучения, что он может быть таким же спонтанным и захватывающим, как игра (хотя даже игра далеко не всегда спонтанна и интересна – всем известно, что без участия взрослых, без сложных правил и определенной дисциплины и субординации детские игры быстро превращаются в утомительный и скучный хаос). Учеба требует от младших учеников – дисциплины, от средних и старших – упорного и последовательного труда.

В самом деле, для подростков на диалектическом этапе уже мало быть просто терпеливыми и прилежными. Это – детские добродетели. Главное внимание родителей подростков должно быть направлено на преодоление лени – этого главного врага обучения в подростковом возрасте.

В самом деле, родители подростков очень часто сталкиваются с малой эффективностью учебы их детей на диалектическом этапе обучения. Ученики, весьма успешные и дисциплинированные в младших классах, вдруг начинают сдавать позиции по всем предметам – несмотря на внешнее соблюдение дисциплины. Школьники ведут себя тихо и благопристойно на уроках. Нешкольники послушно высиживают положенные часы за учебниками. Ни те, ни другие не проявляют ни малейшей инициативы в учебе. Если вникнуть в учебный процесс таких «законопослушных ботаников», оказывается, что зачастую они не столько учатся, сколько имитируют процесс обучения. В подростковом возрасте дети уже достаточно умны, чтобы понимать, чего именно от них хотят взрослые, и могут эффективно имитировать требуемые действия, чтобы их оставили в покое. При этом они проявляют малую заинтересованность в действительно качественном усвоении учебного материала. Везде, где можно, они стараются получить хорошую оценку, не владея действительно прочными знаниями – в тех случаях, когда они не уверены в ответе, такие ученики стараются списать, подогнать ответ, или уйти от него (если это устный ответ).

В чем дело?

Во-первых, дело в том, что в средней школе объем как нового материала, который требуется усвоить, так и старого, который необходимо периодически повторять, уже довольно велик. И очень часто новый материал невозможно усвоить, не повторив старый. Вот это-то и ленятся делать подростки. Когда они натыкаются на пробел в своих знаниях (не вспомнил, забыл, не доучил), они стремятся «перепрыгнуть» через него, придумать или подогнать ответ – а не вернуться назад и повторить пройденное. Тем более не проблема это сейчас, когда почти в каждой квартире стоит компьютер и заполнить пробел в знаниях можно, просто введя поисковый запрос. Таким образом, отношение к учебе как к труду требует постоянного повторения пройденного материала при каждом возникшем затруднении.

Во-вторых, в средней школе возрастает объем информации, которая должна быть усвоена наизусть. Это в первую очередь – правила и формулы, кроме того – даты, факты и тексты. Подростки ленятся заучивать эту информацию и доводить свои знания до автоматизма, не понимая, что иного пути к овладению целыми разделами знания попросту не существует. Особенно сопротивляются заучиванию формул так называемые «правополушарные» дети, которые считают, при полной поддержке психологов и большинства педагогов, что им не нужно изучать точные науки. Между тем это совершенно неприемлемо. Из-за такого отношения «творческие» дети превращаются в элементарных лентяев – потому что любой вид творчества, на самом деле, предполагает рутинную отработку отдельных навыков, и нежелание учить математические или физические формулы зачастую выливается в точно такое же нежелание доведения до совершенства тех или иных художественных приемов и методов.

Итак, отношение к учебе как труду предполагает рутинную отработку элементов программы, в первую очередь – через заучивание наизусть.

В-третьих, в средней школе, для того, чтобы сносно знать материал курса, уже категорически не хватает материала, приведенного в учебнике. Точнее, в изучении любой дисциплины ориентацию на какой-либо один-единственный учебник следует признать решительно неприемлемой. Учебник можно признать в качестве отправной точки самостоятельных поисков ученика дополнительной информации по теме, которую он может получать из книг, фильмов, обучающих программ, интернета. Таким образом, отношение к учебе как к труду предполагает использование в учебном процессе широкого круга источников по изучаемой теме и выработку навыка анализа разнообразной, разноплановой и в чем-то противоречивой информации.

Все сказанное выше равным образом относится к подросткам обоих полов. Девочкам следует учиться интеллектуальному труду не менее усердно, чем мальчикам – даже тем (в особенности тем!) которые не имеют никаких успехов в этой области. Таким должен быть сознательный ответ родителей на вызов современности, которая требует от нас с первую очередь все более и более узкой специализации. Тогда как на самом деле сегодня более всего требуются универсалы – люди, способные мыслить обоими полушариями и имеющие системные знания по целому ряду предметных областей.

Физический труд. Разделение труда между подростками разных полов

Помимо учебы, в жизни подростков значительно большее время, чем в детском возрасте, должно отводиться физическому труду.
На грамматическом этапе обучения основное внимание в плане воспитания навыков физического труда должно отводиться самообслуживанию – умению без помощи взрослых поддерживать себя, свое рабочее место и свои вещи в порядке. Разумеется, естественное стремление детей помогать родителям по хозяйству можно и нужно удовлетворять – но надо понимать, что ребенок обязательно превратит свою «помощь» в игру, от которой, скорее всего, будет больше хлопот и дополнительной работы, чем пользы. Между тем, эти первые проявления социальной ответственности следует принимать и поощрять, и, конечно, организовывать надлежащим образом (хотя все родители знают, как сложно заставить ребенка что-то сделать «как следует» — куда проще и быстрее все сделать самому). Обязательно следует методично и последовательно описывать ребенку порядок выполнения простейших бытовых обязанностей: как подметают пол, как моют тарелки, как чистят овощи, как пришивают пуговицы к одежде… Ребенку пока все интересно, и в контексте игры он готов упорно повторять самые нудные действия – до тех пор, пока хватит сил и внимания. Разумеется, рано или поздно он неминуемо заскучает и отвлечется, однако важно доводить каждый такой мини-процесс до конца, чтобы ребенок получил настоящий урок осмысленного отношения к труду: если он захотел подмести комнату – довести процесс до стадии собирания мусора в кучу и правильной уборки его (в мусорное ведро на совке, и чтобы ни одна пылинка не упала мимо); если почистить картошку – то чтобы хотя бы одна картофелина была дочищена до конца, и пусть он оставит на ней свою пометку, чтобы именно ее получить на обед; если пришивать пуговицу – то до тех пор, пока она не окажется надежно закрепленной на нужном месте с помощью узла и т.д. и т.п. И обязательно в конце каждого дела следует сказать ребенку, что он очень помог вам в благом деле превращения хаоса в космос в рамках одной вашей маленькой квартиры…

На диалектическом этапе требования к подростку уже совсем иные. В 10 лет ребенок уже достаточно умен и достаточно физически развит, чтобы выполнять не только простейшие действия по самообслуживанию, но и принять на себя какую-то часть обязанностей по домашнему труду.

Эти обязанности должны быть жестко закреплены за ним, и за их выполнением следует следить не менее тщательно, чем за выполнением уроков. Только таким образом возможно превратить физический труд в полезную привычку. Объем обязанностей для каждого ребенка устанавливается индивидуально, в соответствии с его силами и способностями.

Почему трудовое воспитание так важно на подростковом этапе? Потому что именно на этом этапе подросток впервые начинает активно социализироваться, то есть осознавать права и обязанности своей личности по отношению к другим. И очень важно вскрыть перед своим подростком смысл этих обязанностей и вытекающих из них прав (но не в коем случае не наоборот). Если давать свои объяснения именно в таком порядке, у подростка рано или поздно выстроится правильное отношение к труду (потому что права являются следствием обязанностей), если же на первое место ставить права – для подростка так никогда и не станет очевидным, что выполнение обязанностей как-то с ними связано. В самом деле, зачем трудиться, зачем бороться с ленью и эгоизмом, если права существуют безотносительно к обязанностям? Если труд – это право, то значит, родители должны создавать условия для реализации такого права (давать задания, следить за тем, чтобы подросток не перенапрягался, материально вознаграждать за труд – например, снабжать карманными деньгами). Если же труд – это обязанность, то подросток должен выполнять ее самостоятельно, без принуждения извне, и не ожидая вознаграждения (как не ждут его и другие члены семьи, выполняя свою часть работ по дому).

Итак, следует определить круг обязанностей для подростка. Что это могут быть за обязанности?
Я рекомендую, в качестве основной, сделать обязанность по обслуживанию семьи за столом.

Такая рекомендация может вызвать недоумение у многих — ведь в современных семьях зачастую принято есть каждому в свое время или в одно время – но в своей комнате и вообще не встречаться за общей трапезой (если не считать праздничных застолий).
Между тем будет справедливым сказать, что общая трапеза есть один из центральных моментов, буквально цементирующих не только быт, но и бытие здоровой семьи.

Для того, чтобы сохранять близость и единство, домочадцам следует хотя бы один раз есть в одно время за одним столом. Я понимаю, что это сложно и накладно, знаю, что многие женщины вообще принципиально не готовят для своих домашних, считая, что каждый должен обслуживать себя сам – и, тем не менее, настаиваю на том, что это неправильно, потому что крайне обедняет семейную жизнь и лишает ее одной из мощнейших доминант.

Из истории культуры известно, что совместная трапеза есть основной способ демонстрации дружеской или братской любви людей друг к другу. Есть одну и ту же пищу за одним столом – значит доверять друг другу (минимум – не бояться, что тебя отравят, максимум – ценить кулинарные способности того, кто готовит пищу). Для детей собираться за одним столом с родителями значит каждый день убеждаться в единстве семьи, в том, что родители любят их и друг друга. Одни видят, что это важное общее дело – и, когда вырастают, оказываются готовыми к участию в этом важном коллективном действии.
Как известно всем, кто хотя бы иногда накрывает общий стол хотя бы для гостей, совместная трапеза – дело очень затратное. Кроме самого приготовления пищи, в нее входят такие процессы, как сервировка стола, подача блюд, добавление приборов, уборка грязной посуды и множество других, еще более мелких и рутинных действий. Так вот, большую часть этой рутины следует поручать именно младшим подросткам. Сервировка стола – это вообще первый общественно-полезный труд, которому их следует обучить. Они должны понять принцип расстановки приборов на столе, порядок подачи и уборки блюд, а также научиться выполнять все действия по обслуживанию общей трапезы быстро, ловко и бесшумно. Последнего следует упорно добиваться: недопустимо, чтобы подросток служил за столом кое как, ползал как муха, ронял приборы, путал последовательность действий, ронял еду на пол и бил посуду. Разумеется, на первых порах они именно это в основном и будут делать – через такой период необходимо пройти, как через полосу препятствий. Он потребует от родителей ангельского терпения и выносливости – но без него не научить подростка служить вообще. А он должен именно служить – не тупо отрабатывать постылые обязанности для галочки, а именно служить своим домашним верой и правдой, как средневековые мальчики-пажи и оруженосцы – своим наставникам.

На этом месте может возникнуть закономерный вопрос – а как сделать совместную трапезу интересной и полезной для всех? Ведь не всегда у домочадцев найдутся темы для интересной для всех беседы. Ответ прост: если общую трапезу совместить с совместным просмотром совместно отобранных фильмов, то скучно не будет никому. Такие общие трапезы становятся центральным событием каждого прожитого маленьким семейным сообществом дня, во время которого они наслаждаются близостью друг к другу, совместными переживаниями от просмотра фильма и общими приятными ощущениями от вкусной пищи и тепла домашнего очага.

Почему я так подробно останавливаюсь на этой группе бытовых обязанностей?
Потому что именно они, на мой взгляд, вырабатывают у подростка отношение к домашнему труду как к служению своим близким. Все прочие обязанности следует вводить уже потом, одну за другой, постепенно расширяя их спектр и объем.

Итак, какие обязанности следует вводить в каком возрасте?

Привожу свои рекомендации (разумеется, примерные и допускающие любые варианты с учетом особенностей каждой конкретной семьи).

В 10-11 лет подросток должен уметь:
— вытирать пыль,

— чистить обувь и одежду,

— пришивать пуговицы и штопать дырки на одежде,

— пылесосить комнату,

— расставлять книги в нужной последовательности в книжном шкафу,

— поливать цветы,

— выносить мусор,

— бегать в ближайший магазин за небольшим количеством покупок,

— мыть посуду (как минимум, после одного из неосновных приемов пищи),

— наводить порядок в ванной комнате;

— поддерживать порядок в своем платяном шкафу,

— ухаживать за домашними животными.

В 12-13 лет подросток должен уметь:
— последовательно убирать комнаты в квартире по заранее сформулированному родителями алгоритму,

— ходить в магазин со списком покупок,

— готовить себе завтрак,

— мыть за собой посуду после каждого приема еды,

— чистить овощи для приготовления пищи,

— поддерживать в чистоту в санузле,

— загружать стиральную машину,

— гладить белье.

В 14-15 лет к перечисленным выше трудовым навыкам добавляются только несколько сложных умений, таких как:
— самостоятельно готовить пищу (полностью организовывать общую трапезу),

— самостоятельно определять меню и список покупок для его приготовления;

— самостоятельно ставить перед собой трудовые задачи по обслуживанию квартиры и выполнения их по мере необходимости;

— самостоятельно держать свой гардероб в порядке (определять степень загрязнения одежды, вовремя стирать и гладить ее, убирать после окончания сезона и т.д.),

— ухаживать за младшими и престарелыми членами семьи,

— мыть и обслуживать машину (если таковая имеется).

Неплохо также обучить подростка навыкам ручной стирки вещей (как минимум, нижнего белья), не столько даже в качестве постоянной обязанности, сколько просто для общего ознакомления с процессом.

Разумеется, не все из перечисленных действий подросток должен выполнять ежедневно и в полном объеме. Этот список приводится лишь в качестве полного перечня всех процессов, подлежащих усвоению. Достаточно будет, если младший подросток имеет в качестве повседневных обязанностей не более 2-3 пунктов из списка. Однако, по мере взросления объем и сложность выполняемых обязанностей непременно должны возрастать. И старший подросток должен уже полностью замещать взрослых в случае необходимости (например, болезни или сильной загруженности родителей).

Что касается гендерного распределения обязанностей, то данный список следует считать универсальным, то есть подходящим как для мальчиков, так и для девочек.

В современной семье, где часто работают оба родителя, каждый из них должен уметь выполнять все необходимые для организации домашнего быта действия. Но, разумеется, каждый из них может выполнять все вышеперечисленные действия в своем темпе и в своем стиле (без ущерба общим интересам, разумеется).

Что касается гендерно окрашенных видов домашнего труда, то это, в первую очередь, разумеется, рукоделие и ремонтные работы по дому. Первому следует в обязательном порядке обучать девочек (особенно шитью), второму – мальчиков. Разумеется, можно и нужно учить мальчиков рукодельничать, а девочек – заниматься мелким домашним ремонтом, если у них есть к тому желание и интерес. Но следует помнить о том, что ремонтно-строительные работы всегда были обязанностью, гармонично формирующей личность и самосознание мужчины, как личности, призванной к устройству и управлению домашним хозяйством, в то время, как рукоделие во все времена было обязанностью, гармонично формирующей личность и самосознание женщины – как личности, ответственной за украшение дома и поддержание его в порядке. Если сами родители не имеют соответствующих навыков – следует обязательно найти их носителей среди ближайших знакомых или, на худой конец, отправить подростка в соответствующий кружок.

В целом, выполнение бытовых обязанностей в будние дни должно занимать от 0,5 до 1 часа в 10-11 лет до 2-3 часов в 14-15 лет (больше просто не позволит объем учебных обязанностей). В выходные, когда подростки вместе с родителями участвуют в генеральной уборке помещений, это время может возрастать до 2-3 часов для младшего подростка и 4-5 для старшего (не каждую неделю, по мере необходимости).

 

Общественно-полезный труд и выбор будущей профессии

Разумеется, все предыдущие формы деятельности являются лишь подготовительными по отношению к основным двум задачам для каждого человека: обучению навыкам общественно-полезного труда и выбору будущей профессии.

Чем общественно-полезный труд отличается от труда домашнего?
По глубинной сути – принципиально ничем. Поскольку как домашний труд, так и общественный должны строиться на одном и том же принципе – служения ближним своими силами и талантами. Однако, в обществе царит гораздо более строгое разделение труда, чем в семье, и потому родителям следует заранее продумать спектр общественно-полезных действий, которые смогут выполнять ваши подростки. Разумеется, для этого следует учитывать уровень их физической и интеллектуальной подготовки.
Разумеется, если сами родители не считают общественно-полезный труд обязательным, к нему не удастся приучить и подростков.
Что имеется ввиду?

Уборка на лестничной площадке: следует выносить крупногабаритный мусор на помойку, не сорить на площадке перед дверью и убирать мусор перед ней, если таковой имеется. Когда мусор выбрасывается в мусоропровод, следует проследить, чтобы он упал вниз, а не забил мусоропровод. Если по вашей вине образуется засор, следует его устранить при помощи любых подручных средств.

Следует также следить за наличием лампочек на площадке: если они перегорают, их следует тут же менять.
Весной желательно принимать участие в общественной уборке территории перед домом, а также, при наличии газонов, приучить подростка высаживать рассаду на клумбах перед домом. А потом следить за тем, как растения поднимаются, и поливать их время от времени.
В зимнее время следует принимать участие в расчистке снега на территории перед домом. Можно предложить вашему подростку помогать соседям откапывать машины, увязшие в снегу и делать это самостоятельно, по желанию.

Летом главным общественно-полезным трудом является полив цветов на клумбах и ликвидация мелких пожаров.
Одним из самых главных видов общественно-полезного труда для подростков является участие в организации праздников: изготовление подарков, украшение помещений, подготовка культурной программы (например, участие в спектаклях, концертах, рисование декораций, шитье костюмов для постановок и т.д.)

Разумеется, все эти действия должны выполняться бескорыстно – общественно-полезный труд является, по сути, даром любви человека миру, в котором он живет и людям, с которыми он живет. Такой дар, если он принесен от всего сердца, обязательно возвращается к тому, кто его принес. Быть может, не сразу и не в полном объеме — но всегда окупается. Родители, которые желают приучить своих детей к общественно-полезному труду, обязательно должны объяснить им это.

И, наконец, поднимем последнюю тему, возможно, самую сложную из перечисленных выше. Это – тема выбора будущей профессии. Понятно, что в основном она касается старших подростков, и становится актуальной лишь при достижении ими 14-летнего возраста. Обычно в это время они и начинают всерьез задумываться о своем будущем призвании – или, хотя бы, о способе получения самостоятельных доходов. На самом деле, тут выбор не должен стоять как «или-или» — скорее, как «и-и».

Дело в том, что, на мой взгляд, выбирать будущее призвание в расчете получить серьезное образование в научной или культурной области в одном из современных российских ВУЗов — почти на 100% бессмысленное дело в быстроменяющихся условиях послекризисной России. Исключение составляют, наверное, лишь жители российских столиц – в них сосредоточены абсолютно все остатки старых научных школ, еще существующих каким-то чудом в России. Если же ваша семья живет в любом из городов любой российской провинции, то выбор из существующих ВУЗов для вас – скорее всего, иллюзорный. Большая часть ВУЗов имеет в настоящее время очень слабую научную базу. Поэтому учат сегодня «чему-нибудь и как-нибудь», зачастую без особой цели и задачи действительно глубоко и всесторонне подготовить студента к будущей профессии – которая, к тому же, скорее всего так и останется невостребованной. Причина все та же – структурный кризис российского общества и, в особенности, российской науки и культуры. Очевидно, что окончить ВУЗ для поступивших в него – не такая сложная задача, как найти место после его окончания. Не секрет, что в российской провинции выпускники ВУЗов зачастую вообще не могут устроиться по специальности, и вынуждены браться за любую работу, хоть как-то связанную с полученной профессией.
Между тем, выбирать сферу будущей деятельности все равно следует, и следует уже в старшем подростковом возрасте. На что же ориентироваться? Какие профессии, несмотря на развал в стране, все-таки имеют шанс остаться востребованными в ближайшие год-два (на более длительный период времени я не берусь загадывать).

Первая десятка наиболее востребованных в России профессий такова:

— программист, разработчик,

— юрист,

— водитель персональный /офисный,

— Web-программист,

— аудитор,

— менеджер по закупкам,

— врач (стоматолог, косметолог, хирург, гематолог),

— менеджер по продукту,

— инженер-проектировщик (трубопроводы, системы связи, энергетические объекты),

— повар, кондитер
(полный список можно посмотреть на сайте РБК.ru: http://rating.rbc.ru/articles/2009/07/31/32514767_tbl.shtml?2009/07/31/32514766)

Как видим, среди перечисленных выше специальностей половина вообще не требует высшего образования. И среди этих специальностей нет ни одной, как-то связанной с наукой, искусством, культурой в целом.

Что же из этого следует? Неужели мы столько лет воспитывали детей, учили их искусствам, ремеслам, языкам, наукам – для того, чтобы они выбросили все это из головы и, наспех получив первую попавшуюся из «хлебных» специальностей, занялись бессмысленным прожиганием жизни и скупкой ненужных вещей, подобно множеству наших современников? Наверное, не такой участи мы хотим для наших детей.

Долгие размышления над этой перспективой привели меня к выводу, что поступление в ВУЗ вообще не должно стоять перед нашими детьми в качестве приоритетной задачи. Вложенные знания должны работать дальше и приносить плоды. Следует овладеть той или иной приносящей доход специальностью – не обязательно в ВУЗе, пусть это будет хороший колледж, не принципиально. Главное – чтобы ваш ребенок не терял интереса к занятиям науками и искусствами, на обучение которым ушло столько ваших сил и энергии. Пусть у государства нет никакого интереса к развитию культуры и знания. Если так – наша задача делать это самостоятельно. Делать в свободное от работы время, посвящая этому все свои силы, всю энергию, не растраченные на пустое прожигание жизни в примитивных удовольствиях. И потому не к выбору ВУЗа, и не к максимально тщательной подготовке к ЕГЭ следует готовить своего ребенка социально ответственным родителям – а к выбору сферы культурной деятельности, которой ваш ребенок, возможно, посвятит свою жизнь.

Поэтому для домашних детей не настолько осмысленным является обязательное окончание 11-летней школы: вполне достаточно закончить 9 класс, сдать госэкзамены и поступить в один из колледжей для получения необходимой для заработка на жизнь специальности. Разумеется, для родителей мальчиков весьма актуальным вопросом является ориентация детей к обучению в колледжах, дающих отсрочку от армии (в частности, таковыми являются все медицинские училища). Преимущества поступления в колледж после 9 класса мне кажутся очевидными: в последующие годы ваш ребенок получит не только свидетельство о получении среднего образования, но и какую-то профессию, которой он сможет зарабатывать на хлеб насущный. А после окончания колледжа он сможет уже как следует подумать о том, действительно ли он хочет продолжать образование в российском ВУЗе, учебном заведении за рубежом, или пустится в самостоятельные изыскания в области науки или культуры.

Все вышесказанное, опять-таки, относится к подросткам обоих полов. К сожалению, в современном обществе девочки очень редко могут рассчитывать на удачное вступление в брак, в котором они смогут полностью посвятить себя воспитанию и образованию детей. Это, безусловно, идеал для любой будущей матери – поэтому те девушки, которые не мыслят своего будущего без большой и дружной семьи, должны ориентироваться на получение педагогического или медицинского образования (хотя бы среднего). Те же, кто не чувствует в себе призвания к семейной жизни, должны понимать, что им предстоит непростая конкуренция с мужчинами на рынке труда – и крайне ответственно относиться к своей подготовке к будущей трудовой деятельности, не забывая, разумеется, и о культурной сверхзадаче, которая сегодня стоит буквально перед каждым человеком.

Возможно, многим родителям может показаться, что я напрасно усложняю и без того сложную задачу, стоящую перед нашими детьми – найти свое место в современном обществе. Но я исхожу из мысли, что место это должно быть особым. Что дети, получившие воспитание и образование в семье, должны стать той самой продуктивной закваской, которая сможет структурно изменить характер современного общества. А то, что нас пока мало – ну и что же; такие изменения обычно совершаются не количеством, а качественным составом людей.

Наталья Геда.

13 комментариев к статье "Трудовое воспитание подростков"

  1. Анастасия пишет:

    Замечательная статья, спасибо! Нам сейчас очень актуален вопрос выбора будущей профессии. Пока не определились, и не уверена, что хочется в колледж. Ребенок уже так привык к вольным хлебам :), что не хочет «снова в школу». Да и с направлением пока нет определенности, поэтому склоняемся к продолжению экстерната.
    А вот с трудовыми буднями с удовольствием отемтила, что все так и есть. Все освоено. Правда, не представляю, как такого добиться с менее «ехидной» мамой. Ведь мои осваивают все премудрости самообслуживания только потому, что иначе будут ходить голодными, рваными и пр. Не успеваю категорически. Это стимулирует их, но я все время комплексую, что у детей трудное детство (правда, они не жалуются). А вот как такое спартанское воспитание организовать без нужды — вопрос…

  2. Татьяна пишет:

    Мне кажется, что спартанские условия, если дети безусловно уверены в родительской любви, переносятся без всяких проблем, они просто воспринимаются как норма.

  3. Наталья Геда пишет:

    Если в семье все работают не за страх а за совесть, если никто не качает права и все знают свои обязанности — все в самом деле воспринимается как норма. И да, согласна с Анастасией — причина всему — необходимость. Я точно также не справлялась без помощи детей. и по мере того, как они подрастали, перекладывала на них какие-то посильные обязанности. А вот теперь оглядываюсь, и вижу — получилось нормальное такое трудовое воспитание:)
    Что касается колледжа — то можно выбрать с заочной формой обучения. Я сейчас рассматриваю такие варианты.

  4. Анна пишет:

    Согласна! Любовь, здравый смысл и порядок…
    Но у меня один вопрос (частный): что делать с «незлоумышленными» «неохота» и «я потом сделаю обязательно!»? Как не задёргать ребёнка («Рота! Подъём!»; «Граф, вас ждут великие дела!») и не задёргаться самой (если время расписано по минутам) — не превратиться в вечный «органайзер», пикающий некстати (помните несчастного Бузыкина из х/ф «Осенний марафон»)? Необходимость тут не работает (ребёнок мал)… Или просто перенести как должное (необходимость заработает позже)?

  5. Наталья Геда пишет:

    Вы, кажется, меня неправильно поняли… необходимость ребенок понимает не потому, что вы ему говорите, что нечто необходимо — а потому что он сам осознает и понимает эту необходимость, не столько на уровне ума, сколько на уровне кожи, чувственно. Мне не приходилось детям много говорить о том, что мне нужна их помощь, и что это необходимо — они сами прекрасно понимали (пусть не сразу, с после напоминания, но все равно понимали): если все хотят есть, а я буду возиться с обедом долго — то нужно всем включиться и помочь, кто чем может — тогда быстрее можно будет сесть за стол. Если брать на себя часть обязанностей — я буду чаще иметь досуг, чтобы играть, гулять и заниматься другими приятными вещами. Дети весьма умны и прекрасно понимают свою выгоду. Да и удовольствие от хорошо сделанной работы и от собственной дееспособности, включенности в общую жизнь я бы не стала сбрасывать со счетов.
    Да, конечно, преодолевать сопротивление, инерцию, нежелание что-либо делать приходится — но это и в отношении себя самой точно также. Ведь и взрослому человеку очень часто ничего не хочется делать, но надо — идешь, и делаешь. Понятно, что ребенку тоже не хочется. Но они тоже должны привыкать, что если не хочется , но надо — нужно встать и сделать, недолго рассуждая. Очень трудно объяснить, как это делается. И да, без настойчивости и твердости в этом деле не обойтись.

  6. Юлия Жабыко пишет:

    Наталья, как всегда, вы блещете четкими структурами: ни убавить, ни прибавить. Единственное, что мне кажется «страшно далеким от народа» — это общественно-полезный подростковый труд. Прямо призрачная картинка, настолько ничего этого нет вокруг…

  7. Анна пишет:

    Извиняюсь за занудство, но хочу уточнить свой вопрос. Если я творю общее дело (допустим, обед) и тороплюсь, то, конечно, остальные члены семьи мне помогут (тут никого в бой поднимать не нужно). Но если дурацкое нечто (банальная дыра в кармане, которая в отличие от дырки на колготках даже не видна) терзает нервы только мне, но не ребёнку («Да наплевать! Я уже привыкла не класть ключи в этот карман») — тогда как? Боюсь погрязнуть в замечаниях — они не делают чадо замечательнее, а только раздражают (а меня так раздражает сама мысль о необходимости сделать замечание и проследить его выполнение). Не всегда можно с юмором выйти из ситуации (да не всегда и нужно), иногда просто нет времени… «Может, у принцессы ангина, а я тут мучаюсь-переживаю?..» (король из «Обыкновенного чуда») Всё пройдёт само собой, нужно просто пережить?

  8. Наталья Геда пишет:

    Юля, общественно-полезный труд ничем принципиально не отличается от других видов труда. Во всяком случае, для ребенка. Что чистить дома картошку, что репетировать спектакль, сортировать мусор или откапывать машину соседа на улице — для ребенка разницы нет. Про машины я написала по горячим следам — в принципе, мне даже в голову не приходила такая мысль — а сыну пришла. И он даже мне об этом не рассказывал — просто однажды я выглянула в окно и увидела, что он вовсю помогает соседу выкопать машину из сугроба. Устал, пришел, выпил чаю, и побежал обратно на улицу — нужно было закончить… тогда я поняла, что мне удалось чему-то научить моего мальчика.
    То, что сейчас мало кто ставит перед собой такие цели в воспитании — не значит, что их вообще не имеет смысла ставить. Я старалась донести до детей мысль, что человеческий труд — это в первую очередь усилия по преобразованию хаоса в космос. А в каком масштабе идет это преобразование — это у кого насколько есть силы…В любом случае, масштабами собственной квартиры ограничиваться как-то странно. Ребенок это прекрасно понимает, чисто интуитивно — если , конечно, не учить его сознательно чему-то иному (например, что заботиться нужно только о себе и трудиться только ради себя одного)

  9. Наталья Геда пишет:

    Анна, боюсь, что вряд ли Вас утешу — родительские обязанности по определению включают в себя и обязанности делать замечания. А как же иначе? Они могут делаться строго, могут с юмором, могут даже гневно — если ребенок допустил серьезный проступок. Другое ждело, что часть труда, да еще и значительная, в самом деле, носит неявный характер. тут Вы совершенно правы. Дети , в принципе. легко выполняют обязанности, которые лежат на поверхности и результаты которых на виду. И очень трудно научить ребенка выполнять неявные виды труда. Например, трудно научить ребенка не просто подметать, а выметать углы, отодвигать мебель и подметать под ней, зашивать дырки в карманах, разбирать завалы в ящиках стола и на полках в шкафах и т.д. Этого можно добиться, только если постоянно совать нос в эти «темные углы» . Почему это важно? Потому что такой труд напоказ — это вид обмана. Такая уборка — это же типичное строительство «потемкинских деревень» — снаружи все блестит, а за привлекательным фасадом — все та же мерзость запустения. Дети знают, что обманывать нельзя. Если им объяснить, что некачественно выполненный труд — это вид обмана, они постепенно привыкают к более высокой ответственности за свои действия. Разумеется, в каждую такую «дырку» нос не засунешь , все заметить невозможно — но если уж глаз упал на какой-то вопиющий недодел -наш долг обратить на это внимание ребенка, как бы нам не было неприятно занудствовать. Это просто привычка, причем обоюдная. Важно только не превратиться в эдакую пилу, которая всех домашниъх перепиливает надвое за малейшую провинность. Во всем хороша мера и баланс. Как этому научиться? Не знаю, на практике приходит ощущение баланса — примерно как при езде на велосипеде. Да. здесь перегнул, там недогнул — но через какое-то время начинаешь ехать прямо и ровно.

  10. Анна пишет:

    Наталья, а ведь утешили… Я примерно так и думала…

  11. Людмила Уитман пишет:

    Отличная статья! Согласна со всем, кроме просмотра фильмов во время еды. В нашей семье мы за ужином просто рассказываем друг другу, как прошел день, благо нас много (детей пятеро), поэтому пока каждый расскажет да на вопросы ответит … Но это, наверное, на любителя.
    К вопросу о пилении и усердии в труде. Согласна с Натальей — большая часть нашей работы как родителей и есть повторение. Для меня принципиально, чтобы дети выкладывались в любой работе (в Библии это называется «все делайте от души, как для Господа, не для человеков»), иначе это действительно обман, как Наталья и сказала. Конечно, нелегко самой бывает подавать пример. Но без этого качества в жизни многого не достигнешь, и общество наше страдает в том числе и потому, что большинство делают свою работу на «отвяжись». Кстати, мне одна учительница в школе открытым текстом сказала: «Дети обычно делают дом. задание на переменах, ваша что, не успевает?» Я постаралась объяснить, что мы это не поощряем потому, что это обман — хорошо сделать действительно не успевает, а абы как мы не принимаем — не хотим, чтобы это стало частью ее характера. Кстати, у нас бывают случаи, что ребенок не получает еду вовремя, если не успевает сделать что-то, что должен был к этому времени закончить (часто так происходит потому, что приходится переделывать по несколько раз из-за некачественного выполнения). Они должны понять, что тот кто не работает — не ест.
    Еще пару слов про общественно-полезный труд. Я считаю эту сторону воспитания очень важной. И это не обязательно какие-то супер подвиги — зайти к соседке поиграть с ее ребенком, пока мама сделает что-то по дому, выйти строить горку для малышей вместе с папой, убрать всей семьей листья вокруг дома по осени, сделать небольшие подарочки к празднику на каждую дверь в подъезде и т.д. Дома престарелых, детские дома, дети-инвалиды — если у вас есть знакомые, которые каким-то образом соприкасаются с этими людьми (кстати подобное волонтерство становится сейчас довольно популярным), попросите их взять ваших детей с собой, пусть и они что-то сделают (подарочки, споют, просто пообщаются). Польза будет для всех огромной!

  12. Анастасия пишет:

    Забавный случай, который стал для меня очень показательным. Наверное, целый год талдычила в разных исполнениях ребенку одно и то же и вдруг он как-то, услышав то, что я говорила в 1000-й раз, спрашивает почти возмущенно: «А почему ж ты раньше этого не говорила?». То ли я слово нужное, наконец, нашла, то ли он проснулся, то ли просто критическая масса моих слов появилась, кто его знает.
    Это к слову о «пилении».

  13. НАТАША пишет:

    это не правильно!!!!!