Центр домашнего обучения «Алгоритм»
г. Москва, ул. Земляной вал, дом 54, строение 2
info@odoportal.ru

skype: onlinealgorithm

8-495-781-10-30 8-800-555-99-53

Семь принципов организации домашнего обучения

Что может помочь родителям в организации домашнего обучения?Два самых непростых вопроса, с которых начинается знакомство любого взрослого человека с домашним обучением – это как самим учить и как самим воспитывать детей, не имея педагогического образования и обширных специальных знаний. Причем вопрос организации учебы почему-то считается более сложным, чем второй (хотя на самом деле, все наоборот). Поэтому следующие две статьи буду посвящены общим принципам учебной и воспитательной работы (более детально эти принципы будут рассматриваться публикациях на тему организации обучения по тому или иному предмету).

Пусть вас не пугает несколько казенное выражение «учебная работа», с легким привкусом учительской и педсовета: здесь это просто специальный термин, которым удобно пользоваться чтобы отделить друг от друга хотя и близкие, но принципиально по-разному протекающие процессы.

В этой статье я попробую описать простейшие дидактические принципы, на которых каждый родитель может выстроить свое собственное оригинальное здание домашнего обучения.

 

1 принцип: знаний родителей всегда достаточно и всегда не хватает

 

Когда в голову обычного взрослого человека любого пола впервые проникает мысль об организации домашнего обучения, ему становится не по себе: призраки нелюбимых предметов, отравивших лучшие годы детства и юности (и не раз), выступают из тьмы забвения и вдруг обретают угрожающую реальность. Неужели придется снова иметь дело с математикой, химией, физикой? Только не это!..

…А почему, собственно, «только не это»? На самом деле, материал школьного курса редко бывает настолько плохо усвоен, чтобы не подлежать восстановлению вообще. Тем более, если ваш ребенок первоклассник – в таком случае начинать придется с простейших арифметических примеров и задач, с которыми, как вы быстро убедитесь, ребенок будет справляться с легкостью – так чего же бояться взрослому человеку?

Вам трудно преодолеть скуку и внутреннее сопротивление? В таком случае погодите открывать учебник – сперва разогрейте себя чем-нибудь увлекательным и научно-популярным. К счастью, выбор интереснейших и по-настоящему захватывающих фильмов, популяризующих самые сложные научные теории, сейчас предостаточно, и я буду делать их обзоры в соответствующих публикациях. Единственное, что следует учесть – то, что такие фильмы, за редкими исключениями, не могут рассматриваться как полноценный учебный материал, из-за своей выстроенности вокруг логики видеосюжета, а не логики дидактической. При всем при том, для введения в тему или для повторения пройденного просмотр хорошего научно-популярного фильма бывает чрезвычайно уместен. Однако при выборе таких фильмов следует быть очень аккуратными – не все они основаны на достоверной информации.

Вам никогда не было интересно учиться – спросите себя, почему? Наверняка не потому, что учеба не интересна сама по себе. Просто обстоятельства, окружающие и вы сами убедили себя в том, что та или иная область знания недоступна вашему пониманию в силу тех или иных причин. Но — если вы непредвзято оцените свою жизнь, вам придется признать, что, на самом деле, вы страдаете от отсутствия глубоких и систематических познаний в этих областях. Незнание математики, к примеру, обычно чревато неумением планировать свою жизнь и рассчитывать бюджет на сколько-нибудь продолжительный срок; пренебрежение логическими законами не позволяет нам быть убедительными в общении с другими людьми и правильно понимать их, отделяя истину от лжи в их словах. Незнание истории не позволяет верно ориентироваться во времени и в пространстве культуры: в этом случае актуальная повседневность обретает в ваших глазах несвойственную ей уникальность и однозначность, что лишает вас свободы выбора и пространства для маневра. Незнание естественных наук не позволяет быть практичными и эффективными в наших действиях; незнание гуманитарных дисциплин и искусств — не дает увидеть смысл и красоту в этих действиях. И, наконец, незнание этики (неважно, светской или религиозной) превращает нашу жизнь в непроглядный хаос, в котором нет никаких постоянных ориентиров и отличия добра от зла исключительно ситуативно возникают в системе координат, где на оси «X» откладываются наши эгоистические желания, а на оси «Y» — давление социума.

Поэтому, на самом деле, каждый взрослый человек нуждается в заполнении лакун собственного образования, но в реальности преодолеть повседневную суету и заняться планомерным самообразованием под силу лишь немногим. Не столько даже из-за отсутствия способностей, сколько из-за отсутствия мотивации: мало на какой работе на самом деле требуются систематическое образование в той или иной области; если что-то и требуются знать на уровне «выше среднего»– это, как правило, узко-специальные знания, из которых прямо сейчас можно извлечь немедленную пользу. Как правило, валидность такого знания подтверждается разными сертификатами с громкими иностранными названиями. Любое другое знание считается невалидным, ненужным и презирается. Отсюда берется расхожее мнение, что для организации домашнего обучения нужно быть сертифицированным экспертом, либо тратить большие деньги на репетиторов (сертифицированных специалистов). И то и другое – неверно.

На самом деле все, что нужно родителям на начальном этапе обучения – это широкая начитанность в разных областях знания и готовность углублять эти знания по мере необходимости. И наоборот: любому специалисту в той или иной области, столкнувшись с ситуацией домашнего обучения, придется пересматривать и расширять систему своих знаний и на многое учиться смотреть совершенно по-новому.

 

2 принцип: родители не обязаны быть предметниками

 

По крайней мере, систематически.

Смысл и пафос домашнего обучения заключается совершенно не в том, чтобы превращаться в преподавателя-мультипредметника. Это было бы нереально и неразумно. Безусловно, есть области знания и темы, остро интересные самим взрослым: в этом случае лекция на эту тему, подборка книг или фильмов, или серия опытов, или посещение музея с проведением экскурсии могут иметь огромную ценность для ребенка, который с удовольствием усвоит ваш энтузиазм.

Лично мне самая суть домашнего обучения видится в том, чтобы пробудить в ребенке готовность к самообразованию, затем – желание самообразования, и, наконец – страсть к самообразованию. Поэтому преподавание каких-то предметов (в плане объяснения нового материала с последующей пошаговой его проработкой) может производиться в определенных случаях (в начале нового курса; на особо сложных темах; на остро-интересных темах; на темах, вызвавших затруднение у ребенка). После первого, вводного занятия ребенка только контролируют и корректируют (если возникают проблемы с усвоением материала).

Безусловно, младшему школьнику объяснять приходится больше, чем среднему или старшему. Однако уже и в начальных классах можно в середине курса смело предложить ребенку в качестве задания на дом самостоятельно проработать одну-две темы и вечером сдать их вам со всеми выполненными упражнениями (или задачами). С годами доля таких самостоятельно выполненных заданий должна возрастать, а с родителей – сниматься даже и контролирующая функция; к 14-15 годам подростки способны самостоятельно овладевать материалом и самостоятельно проходить все аттестации, прибегая к помощи родителей только в самых сложных случаях. То есть, на самом деле, все основные опасения на тему «страслых и ужаслых» курсов физики, химии и математики в старших классах оказываются совершенно беспочвенными: если родители хорошо поработали на первых ступенях обучения и сумели раскрутить маховик самообразования, далее он вращается уже сам собой, предоставляя вам полную свободу от повседневной рутины.

Ну и, наконец, главное: в действительно сложных случаях родители всегда могут прибегнуть к помощи профессиональных учителей-предметников, которые всегда к вашим услугам в учебном заведении, к которому вы будете прикреплены. В этих случаях не обязательно брать на себя всю полноту ответственности, хотя, конечно, при желании разобраться можно во всем. Но, скорее всего, специалист в затруднительных ситуациях сможет помочь быстрее и эффективнее вас.

 

3 принцип: у родителей должны быть свои познавательные или творческие интересы

 

Значение этого принципа в организации обучения ребенка сложно переоценить. Родители постоянно забывают одну простую вещь: ребенок – это зеркало, которое прямо или криво отражает их собственное поведение. Поэтому он с большим трудом усваивает те понятия и осваивает те процессы, которые не может прямо наблюдать в практике повседневной жизни своих родителей. Если вы твердите ребенку о любви к знанию и чтению, а сами не держите в руках книг и ничем, кроме телевизора, не интересуетесь – ребенок не будет учиться с охотой, потому что он быстро поймет, что за вашими словами ничего не стоит.

На самом деле, почти невозможно приучить ребенка к постоянному чтению, если в семье не собирается собственная библиотека, если не выписывается никакая периодика, если он не записан в библиотеку и не посещает ее регулярно, если он не получает книг в качестве подарков и не участвует в их выборе и покупке и т.д. С момента рождения ребенка нужно начинать собирать детскую библиотеку, в которой должны быть собраны книги, необходимые в организации его учебной деятельности. Когда ребенок подрастет, его следует брать с собой в книжные магазины и приучать к вдумчивому выбору книг.

Но искреннее и глубокое библиофильство – это еще не все. Книги мертвы сами по себе, без оживляющей их познавательной активности. Для этого родителям ребенка школьного возраста необходимо иметь какое-то свое увлечение, свою тему, представляющую для них пристальный интерес – от выпиливания лобзиком до тангутского языка или теории суперструн. Книги по этой теме должны собираться с особым тщанием; эту тему следует время от времени обсуждать с ребенком, показывать ему новинки, делиться достижениями. Только распознав в действиях своих родителей тайный огонь страсти к познанию, ребенок сможет воспроизвести его в своей деятельности – загоревшись интересом к своей собственной теме (или темам – предмет активного интереса может дрейфовать, менять интенсивность и т.д.).

 

4 принцип: родителям следует развивать интерес ребенка к познанию

 

Некоторые родители, начинающие домашнее обучение, попадают в ловушку своего неправильного понимания сложноорганизуемого процесса под названием «интерес к познанию». Им кажется, что для поддержания интереса к учебе ребенка нужно все время стимулировать, заинтересовывать: с этой целью перерываются горы учебной литературы, собираются дидактические материалы, учебные игры, опыты, фильмы и мультфильмы…

Цель, вроде бы, самая благая: новый материал лучше усваивается в интересной и нетривиальной форме. Однако это не совсем так: знание это духовная пища, которая далеко не на 100% должна состоять из пирожных и конфет. Основу духовной пищи, как и пищи вполне материальной, составляет «хлеб» — рутинные повседневные задания, лишенные непосредственного интереса, которые, тем не менее, должны последовательно выполняться. «Вкусные» задания, интересный материал – не более, чем десерт к ежедневному интеллектуальному рациону ребенка (десерт, к тому же, должен быть доступен не всегда).

На самом деле, интерес к познанию связан с таким «интеллектуальным десертом» только косвенным образом. Цель дидактических усилий родителей достигается тогда и только тогда, когда ребенок продолжает познавательную деятельность после окончания обязательных занятий, причем непременно без вашего участия. Если ребенок, выполнив уроки и отдохнув, самостоятельно работает с книгами; если он сам придумывает эксперименты с подручными домашними средствами на основании пройденного материала; если он обращается к творчеству, подражая только что усвоенным образцам – значит, познавательный процесс идет успешно. Если ребенок, едва досидев отведенные часы, немедленно забывает о своих занятиях, погрязая в телевизоре, компьютере или возне с приятелями – значит, что-то идет не так. По-настоящему плодотворная учеба не прекращается никогда: ребенок в течение дня постоянно возвращается к своим занятиям – в разговоре с родителями, с друзьями, в игре, в творчестве. Ребенок не может сидеть без дела – и очень важно отслеживать, какие именно дела он использует для структурирования своего времени

 

 5 принцип: родителям следует научить детей учиться самим

 

Этот принцип – системообразующий в домашнем обучении, особенно в средних и старших классах. На младшего школьника стоит потратить время, чтобы ввести его в ритм учебной работы, дисциплинировать, показать основные виды учебной работы и добиться их прилежного выполнения. Когда все это достигнуто – то есть, ребенок обучен в определенное время выполнять определенным образом определенные виды работ – тогда родитель может постепенно ослаблять свой контроль и сокращать присутствие во время учебных занятий. То есть: к концу первого года обучения нужно стараться увеличить долю самостоятельной работы до 30%, второго – до 50%, третьего и четвертого – до 60%. К концу 8 класса доля самостоятельной работы должна приближаться к 100%, и родителям следует вмешиваться в учебный процесс только тогда, когда ребенок сам вас об этом попросит или в форс-мажорных обстоятельствах.

В первые годы обучения родителям следует добиваться выработки у ребенка следующих умений:

— сосредоточения на одном виде деятельности на 30-40 минут с последующими перерывами на 10-15 минут;

— выполнения заданий по намеченному ранее плану;

— беглого чтения (к концу третьего года – до 170 слов в минуту вслух, до 500 – про себя);

— постоянного чтения широкого спектра литературы, как художественной, так и научно-популярной;

— устного пересказа прочитанного (близко к тексту, выборочного, творческого, наизусть);

— письма (быстрого и каллиграфического);

— письменного изложения прочитанного;

— выполнения простейших математических операций с целыми и дробными числами, знание основных арифметических концепций.

В принципе, этих умений достаточно для того, чтобы в средних классах на их основе выстроить следующую ступень обучения и в дальнейшем добиться подлинной самостоятельности ребенка в его учебной деятельности.

 

6 принцип: родителям не следует ориентировать ребенка получение высшего балла

 

Родителям домашнего ребенка следует уяснить, что система баллов была разработана специально для коллективного обучения. Для ситуации индивидуального обучения такая оценка учебной работы не подходит. Ребенка следует ориентировать не на получение максимального балла – лучше, если он вообще до определенного момента не будет знать о том, что его работа будет как-то оцениваться на аттестации. Ценность изучения учебного материала в рамках школьной программы — довольно спорная вещь; еще более спорной ценностью являются оценки, получаемые за такие знания.

Ребенок должен с самого начала привыкать к качественной оценке своей работы. Писать нужно прилежно, читать – бегло, читать стихи – без запинки и с выражением, пересказывать – точно и близко к тексту, решать задачи – несколькими способами и делать краткую запись своих действий по заданной форме, и т.д. и т.п. Все эти оценки носят экспертный, а не статистический характер. Такая система оценок должна ориентировать ребенка на реальный результат, а не его имитацию (потому что хорошую оценку можно получить случайно или нечестно).

Конечно, ребенка не долго удастся держать в неведении по поводу того, что его работа извне оценивается в баллах; рано или поздно он узнает и о пятерках, и о двойках – тогда пускай сколько угодно честолюбиво стремится получить одни и избегает других. Но это уже потом, в средних и старших классах. А пока вы сами ведете малыша – беспокойство о баллах неуместно.

 

7 принцип: место родителей — на шаг впереди ребенка

 

Конечно, было бы желательно, чтобы к моменту, когда ребенок достигает школьного возраста, ваши научные представления уже образовывали бы некую систему. Но, увы, дети всегда вырастают совершенно внезапно и, как уже говорилось, любых знаний в ответственный момент все равно оказывается недостаточно. Что же делать тем родителям, чьи знания совсем далеки от системности?

На самом деле, не так уж и много: просто знать материал на тему вперед и на несколько тем назад и уметь давать задания с учетом как нового, так и уже пройденного материала.

Да и что там греха таить — немалое число школьных преподавателей, к которым дети посылаются за «глубокими и систематическими знаниями» именно так и работает.

Поймите меня правильно: я не призываю к такой стратегии. Я просто говорю, что она может быть признана вполне пригодной для оперативного контроля текущей учебной работы. Конечно, такая стратегия недостаточна там, где речь идет об итоговых контрольных на основании всего пройденного материала: к таким узловым моментам родителям следует подготовиться более тщательно, обобщив материал и подобрав несколько десятков разнообразных заданий – но таких моментов в течение года совсем немного: у младшеклассника – один-два раза в году.

Итак, перед вами – 7 принципов, без которых домашнее обучение мертво, без которых оно быстро превращается в тираническую показуху или прекраснодушное попустительство. Все они довольно просты, кроме, пожалуй, 3 и 4: в самом деле, познавательный или творческий интерес себе с бухты-барахты не придумаешь, а притвориться не получиться – дети моментально распознают фальшь и отказываются любить учебу. Поэтому первое, чем стоит озаботиться родителям сегодняшних грудничков – это учебой и творчеством: тогда к моменту, когда их дети подрастут, эти посевы дадут богатые плоды, которыми они будут вскармливаться долгие годы своего взросления. Но и родителям более старших детей не следует отчаиваться: познание и творчество – это не транспорт, с ними невозможно опоздать, они всегда уместны и всегда – вовремя. И любые родительские усилия на этом поприще окупятся стократно, отразившись в беспристрастном зеркале – их собственном ребенке.

Наталья Геда.

39 комментариев к статье "Семь принципов организации домашнего обучения"

  1. Анна пишет:

    Это всё умно и серьезно написано ( по крайне мере, я не вижу логических несоответствий). А у Вас лично по какому-то пункту возникают проблемы? И нет ли противоречия между «разрешением» родителю что-то «не знать» и требованием идти на пару шагов впереди ребенка? Вообще перечисленные 7 императивов отсекают большое количество родителей, желающих стать «семейниками». Не боитесь упреков в «недемократичности», «категоричности» и, как обычно, в «фанатизме»? «Узок круг этих революционеров, страшно далеки они от народа» (вот ведь задолбила в свое время — до сих пор помню)…

  2. Наталья Геда пишет:

    Наверное, я не оченьпоняла Ваш вопрос. Что Вы имеете ввиду? Все проблемы были в самом начале. когда все это было совершенно неочевидно. Сейчас процесс налажен и не вызывает особых проблем, хотя периодические сбои возникают (последний был после Нового года).
    Противоречия, по-моему, нет: на шаг впереди — это знать материал учебника на тему вперед. Вы считаете, что это сложно?

    И вообще — что кажется в том, что я написала, таким невыполнимым? Вы считаете, что взрослому человеку невозможно любить читать и узнавать что-то новое?

    Если честно, я в недоумении.
    очень понимаю, в чем причина сомнений — мы же говорим все-таки о том, как организовать домашнее _обучение_, а не домашнее времяпровождение. Вот я и пишу. что нужно сделать для тго, чтоб обучение шло как бы само собой. оставляя родителей свободными от постоянного контроля, натаскивания и прочей головной боли. Такая модель реально освобождает родителей через 2-3 года от большей части забот. В обучение дочери в этом году я уже не вмешиваюсь — она сама планирует свое время, сама его распределяет между предметами, сама подбирает информацию, сама учится и сама сдает. С младшим пока общий контроль еще нужен, но все задания он выполняет сам.

  3. Светлана пишет:

    Наталья, а какова Ваша роль сейчас в обучении дочери? Вам уже не приходится знать материал учебника на тему вперед?

  4. Наталья Геда пишет:

    Нет. Так было в первые два года. И это не только ситуация нашей семьи: самообразование — общая установка нашего экстерната, НОУ «Экспресс». Директор экстерната — автор методики самообразования для детей и взрослых. Наша семья — не единственная, где эта методика прекрасно работает.

  5. Анна пишет:

    Наталья, я извиняюсь за «облачность» формулировки своего вопроса. Я имею в виду следующее. Если ребенок (даже самый ответственный) образовывает сам себя, то при этом не подменяется ли глубинное проникновение в суть научных законов просто поверхностным знакомством с этими законами? (Собственно, это одна из главных причин ухода дочери из школы. А сейчас вообще официально заявлено, что можно доказательства всех теорем заменить примером доказательства одной, например о сумме углов треугольника.) Ребенок ведь может даже не понимать, что он не «проник» (это и школа пропустит на аттестации). Уловить это способен учитель-родитель, знающий гораздо дальше, глубже и шире. А получается, что его тоже рядом нет.
    И еще один момент (это результат моих посещений других площадок на тему ДО). Может ли человек вообще претендовать на звание «Учителя-Родителя», если в принципе считает, что русскому языку научится «потом, вместе с ребенком»? Может ли такой человек формировать собственную программу, например, по литературе, выбросив всю классику по причине ее «несовременности»? Я думаю, что по русскому языку и по математике родитель-учитель должен иметь базовые (очень глубокие) познания с «самого начала».
    Думаю, Вы правы, говоря о великой роли самообразования. Но у взрослого новые знания «навинчиваются» на интеллектуальный стержень, полученный в «еще той» школе и в «еще том» институте. Создаст ли такой стержень сам себе самообразующийся ребенок? Я помню, как в советской школе со мной «штучно» (разумеется, совершенно бесплатно) занимались преподаватели точных дисциплин, готовя к олимпиадам (гуманитарных олимпиад тогда не было, поэтому литератор и историк со мной занимались отдельно «просто так» — для души). ИНТЕНСИВНОСТЬ занятий была тем ВЫШЕ, чем ВЫШЕ КЛАСС. Будучи семи пядей во лбу, я, тем не менее, не смогла бы сама придумать такие яркие и красивые ходы в решениях (до сих пор помню!), которым меня научили мои учителя. Я думаю, что родитель-учитель все-таки должен быть предметником (хотя бы по основным предметам).
    Сомнений в ценности ДО у меня нет (как бы я этим занималась?). В своей деятельности я хочу вернуть то лучшее, что было в школе моего детства (для этого сейчас ищу «еще те» учебники по некоторым предметам). В качестве ориентира беру программы и количество часов на предмет «той самой» (извините, советской — другой и не было) школы.

  6. Софья пишет:

    если он обращается к творчеству, подражая только что усвоенным образцам – значит, познавательный процесс идет успешно.
    ————————————————————————————————-
    А конкретнее? Что именно понимается под «творчеством по образцам»?
    ————————————————————————————————
    Если ребенок, едва досидев отведенные часы, немедленно забывает о своих занятиях, погрязая в телевизоре, компьютере или возне с приятелями – значит, что-то идет не так.
    ———————————————————————————————
    Интересы ребенка могут быть гораздо шире или лежать в других областях, не в математике с физикой. Не вижу ничего страшного, если. выполнив положеное по школьной программе, ребенок займется совсем другим видом деятельности, которая на данный момент его увлекает, пусть она и далека от только что усвоенного материала. Не имею ввиду телевизор и компьютер.

  7. Софья Т пишет:

    Спасибо! Мое впечатление от статьи — очень обнадеживает и располагает:). Я совсем не связываю самообразование ребенка с поверхностностью — во первых , все же программы (школьные ли, родительские ли) существуют, ну и, кроме того, родительже может осуществялть «общее руководство» — это я по поводу комментариев Анны. Мы пока только думаем о домашнем обучении, ребенок уже не млаший школьник; так что мне эта статья пришлась очень даже в тему.

  8. Наталья Геда пишет:

    Анна, спасибо за разъяснения, стало понятнее.
    Я совершенно согласна с тем, что, конечно, иметь исходно педагогические навыки родителям очень полезно. Но лично я в своей практике убедилась в том, что наиболее глубокие навыки требуются на уровне начальной школы- плюс общая эрудированность.
    То есть — если родитель — педагог начальной школы. это просто замечательно. Если нет — этоНЕ БЕДА — знания и методику преподавания на уровне начальной школы может освоить самостоятельно абсолютно любой.
    Что касается глубокого знания предметов — то это весьма спорный вопрос. Вот, я учитель- предметник, и вначале я тоже по инерции мыслила весьма предметно — и была в этом оченьпохожа на Вас. И чуть не умерла от перенапряжения в тот момент, было дело.
    Но потом я познакомилась с западными методиками, и поняла что было не так в моем подхзоде: я пыталась учить предметам (читай — впихивать в ребенка объем знаний) вместо того, чтоб дать ребенку навык самостоятельного получения этих знаний. То есть: закармливаю его рыбой вместо того, чтобы дать ему удочку и привить любовь к рыбалке.От души рекомендую Вам ознакомиться с эссе Д. Сэйерс «Утраченные инструменты учебы» (http://kassidi.livejournal.com/97254.html), если Вы еще его не читали. В свое время это эссе просто перевернуло мои представления об образовании — это было облегчение и озарение. которого просто не описать. Дать детям инструменты получения знаний и методологию работы с этитми инструментами вместо тогшо,чтоб обкармливать их пустыми. ненужными им сведениями — разве это не прекрасно?
    Поверьте. это совершенно рабочая модель, уже обкатанная в нашей семье. Все работает! И еще как!
    Про русский и другие иностранные языки: да, я совершенно уверена. что можно выйчить языки вместе с ребенком. Если родители уже знают один-два языка — это огромное подспорье. Если нет — то. конечно,лучше найти рерпетитора или отправить ребенка в кружок, но, по минимуму. можно сделатьэто с ним вместе. по шагам — я еще опишу нашу собственную методику.
    Анна, я ничуть не оспариваю Ваш опыт — он весьма впечатляющ и достоен всяческого уважения. НО увы, не все родители имеют базовое филологическое образование и знают методику преподавания нескольких языков. Большинство из нас исходно очень малообразовано, и просто боится. что не потянет элементарные. как потом оказывается. вещи. Я, собственно, и для всех, кто пусть и не имеет знаний, но хотел бы их получить — это реально.

    Сто касается Ваших воспоминаний об олимпиадах — это именно воспоминания. Сейчас такого уровня предметников в школах просто не осталось. Давайте будем реалистами и просто признаем это. Но — эти учителя написали книги, в которых зафиксированы их нетривиальные ходы мысли, и этими книгами можно пользоваться.
    Что касается школьной расчасовки — да, в нашем экстернате тоже рекомендуют придерживаться этих норм. Но они. конечно, ориентированы на другую методологию — усвоения информаци, а не методики ее получения. Поэтому мы лично не считаем себя обязанными эти нормы соблюдать. У нас они где-то меньше. а где-то больше.

  9. Наталья Геда пишет:

    Софья, здравствуйте!

    Ну, например,когда ребенок начинает сам писать стихи, рисовать, лепить — он всегда сначала подражает готовым образцам,и это нормально. Чтобы создать что-то действительно оригинальное. нужен куда иной уровень подготовки. То, что умильно называют «детским творчеством» ( когда ребенок самовыражается во что горазд, не имея никакого представыления о какой-то порождающей модели) иногда бывает интересно, но чаще — просто бестолково и бесформенно.

    Конечно и обязательно! Лиза, к примеру, больше всего интересуется ИЗО и прикладными искусствами, шитьем и рукодельем (при том, что лично я с трудом держу иголку в руках), музыкой, танцами, актерским мастерством.

  10. Светлана пишет:

    Наталья, так почему Вы говорите, что Ваша дочь находится на домашнем обучении? В школе организованы занятия, школа готовит к аттестации, школа ее проводит. По сути за обучение ребенка отвечает школа. И если Вы еще дополнительно занимаетесь с ребенком, так ведь то же самое делают и многие родители в обычных школах. Я уверена, что есть родители в обычных школах, которые занимаются с детьми больше, чем Вы с дочерью. И наоборот. В Вашей школе, наверняка, есть родители, которые почти не занимаются с детьми, полностью полагаясь на школу. Сейчас многие старшеклассники, как и Ваша дочь, уходят в экстернаты. У большинства моих знакомых дети заканчивали и заканчивают экстернаты. Там проходят специальные занятия, для этих детей, родители также, как и Вы контролируют процесс только в целом. Так что же они, на домашнем обучении? А племянница сейчас даже и в экстернат не переходила, директор уговорила остаться в школе, но на занятия она ходит редко, только на контрольные, да еще когда школу проверяют. Но несколько лет училась у этих учителей, хорошая школа.
    Она тоже на домашнем обучении?

  11. Наталья Геда пишет:

    Светлана, что значит — почему?
    Официально наша форма обучения -экстернат.
    Но это все не суть важно. Важно то, и эту мысль я и пытаюсь донести,что дома можно организовать большую часть занятий. Разумеется. при экстернатах сейчас можно получить любые дополнительные и углубленные занятия — и это хорошот и правильно, и я постоянно об этом пишу — хотите брать консультации, дополнительные занятия — не вопрос. они имеются и выбор их велик. Но выбор их зависит только от вас, никто не может вас принудить к тому. чтобы брать столько-то консультаций или столько-то допкурсов. Это — только Ваш выбор. В этом и заключается суть семейного образований ( в остальных случаях учебное учреждение решает за семтьью, сколько чего родители будут брать и сдавать).
    Мы лично не берем почти никаких дополнительных консультаций. только курс английского при иэкстернате для старшей дочери. Все остальное мы делаем сами.
    Не знаю, ответила я на Ваш вопрос? Возможно, я просто неправильно Вас поняла.

  12. Софья пишет:

    Меня смутила именно формулировка- «творчество по только что усвоенным образцам». Если ребенок у меня после занятий русским языком не начинает писать стихи, после математики не кидается решать дополнительно задачки из Перельмана, то познавательный процесс отсутвует? Да, мне бы очень хотелось, чтобы он просил еще и еще задачек, но что поделать если для него это пока только необходимость? А занятий и увлечений серьезных достаточно.
    Со статьей согласна. Без личного интереса к изучаемому, невозможно заниматься ребенком дома.
    Спасибо за поддержку, Наталья!

  13. Наталья Геда пишет:

    Софья, хорошо,давайте так: просто во внеурочной деятельности требенка должжны проявляться элементы его учебной работы. Так лучше? Это значит, что он в голове что-то крутит, что учеба занимает его мысли и чувства, что он не просто высиживает свое время. Это не сразу приходит — только тогда. когда основные инструменты уже усвоены и он уже не перенапрягается. ими пользуясь. То есть: ребенок ловит рыбу же не потому. что рядом сидит наставник и заставляет; и даже не потому. что хочется ему кушать — а исключительно из любви к процессу и интереса — а что получится. если половить еще и полдтой корягой, а если не на червяка, а на живца, а если не удочкой, а сетью, и т.д. и т.п.
    Если такая интенция у ребенка есть — я считаю, что процесс развивается нормально, это признак его живости. А вот когда ребенок ошивается по комнате не знач, чем себя занять,или тщелкает пультом- это сигнал, что что-то не так, нужно показать какой-нибудь захватывающий фильм или подсунуть интересную книжку. а может просто поговорить о высоком или сходить на выстакку — тут разные могут быть стимулы для того, чтоб забуксовавшая мысль получила новый толчек и повлекла ребенка за собой.

  14. Ирина Маркеева пишет:

    Наталья, спасибо за статью! Отлично просто.

    Что сразу пришло в голову. Чем больше знаний у родителей, тем больше понимаешь как их мало. А там еще космос неизведанного!

    Самообразование. Я даже не задумывалась над тем, чтобы научить Романа заниматься без меня. Сын просто помаленьку забрал у меня все уроки. Ну кое-что все-таки осталось. :)

    При переходе на семейное обучение сразу видно, что учебники по некоторым предметам не подходят для самостоятельной работы. Это просто набор упражнений с зашифрованными ответами. :(

    У нас нет деления на учебу по программе и сверх программы. Занимаемся в свое удовольствие. Если какая-то тема захватила, то Рома роет пока не успокоится.

    На оценки, конечно, внимания не обращаем. Больше того даже не знаем, что в табели у нас проставлено. Дома тоже не ставим оценки. Иногда Рома подсчитывает баллы по тестам.

    Очень здорово получается делать глубокие экскурсы в какую-либо тему не по возрасту. (Например, как сделали то или иное открытие, кто сделал, почему.) Это получается само собой: в дороге, в очереди, у костра, перед сном. Тогда эти знания усваиваются на интересе, а потом в учебнике просто официально считаются пройденными. Например, в седьмом классе нет химии, но большая часть фундаментальных знаний уже впитана ребенком. Есть пара компьютерных игр, где понадобились точные данные по химическим элементам, сын сам знает какую справочную литературу достать, чтобы найти таблицу элементов. А уж по ней он хорошо ориентируется и вынет из нее всю нужную информацию.

    Если жить с потухшими глазами, то все будет намного сложнее. А вот если вас переполняет новое знание и им хочется поделиться со всеми — это другое дело!

  15. Валентина пишет:

    Наталья, как-то в одной из дискуссий я задала вопрос: можно ли сказать, что дети, которые учатся сейчас в больших количествах в экстернатах , находятся на домашнем обучении? Вы ответили, что нет, т.к. экстернаты еще не освоили модели хоумскулинга. Я, правда, не понимаю, о каких моделях домашнего обучения в школе идет речь, но тем не менее.
    Анна, как я понимаю, поставила под сомнение возможность самообразования, потому что до сих пор речь шла об обучении детей родителями.
    А Светлана тоже задает вопрос, почему дети, которые занимаются в экстернате, который остается той же самой школой, просто дети ходят туда реже, считаются на домашнем обучении. Получается, что и ребенок, который просто перешел в экстернат, чтобы полегче было, и ребенок Анны, с которым она занимается очень много, и Ваш ребенок, Наталья, с которым Вы уже не занимаетесь после пары лет подготовки к самообразованию — все они находятся на домашнем обучении.
    Наверное, все-таки необходимо определить критерии, по которым ребенка можно отнести к домашним. Поскольку не определились с терминами, идет непонимание. Каждый под домашним обучением понимает свое.

  16. Наталья Геда пишет:

    Валентина, я не припоминаю Вашего вопроса, а найти в дискуссиях не смогла. Может, напомните?
    Если честно, то я не понимаю сути воспросов — и Вашего, и Светланы. Этот вопрос уже многократно обсуждался.
    Если ребенок числится в классе, занимается дома. по школьной программе и на дом к нему ходят специальные учителя — это надомое обучение (оно же заочное школьное).
    Если ребенок приписан к какой-то школе и не ходит в нее, обюучаясь дома родителями и периодически сдавая аттестации по каким-то предметам ,имея минимум консультаций перед аттестациями — это экстернат. Причем порядок аттестаций и методику их прохождения задает сам экстернат. Еще бывает полуэкстернат — когда ребенок несколько раз в неделю ходит в школу и занимается в группе с другими детьми.
    Если родители берут на себя обязанность обучать своего ребенка, они могут сами решать, когда, какие предметы в какой последовательности сдавать, какие им нужны курсы улубленные и т.д. В экстернате все просто: тебе говорят:приходите тогда -то будете сдавать то-то. И вперед — приходи, сдавай. Семейники поступают иначе: они говорят: нам будет удобно сдавать тогда-то и еще мы хотим то-то и то-то.

    Что касается того, кто как учится — это следующий по значимости вопрос. Устоявшихся, всеми принятых методик домашнего обучения в России и в самом деле пока нет. Анна показала, как они занимаются дома, но это не методика, не будучи специалистом-филологом, такое образование на дому не организовать.
    Я пишу немного одругом: о том, как практически любой человек с нуля может организовать обучение на дому своего ребенка — делая ставку на самообразование. Ничего крамольного в этом нет — это нормальная рабочая методика. Дальше на примерах отдельных предметов я буду показывать как она работает конкретно.
    А что касается того, что я «не занимаюсь» с ребенком — это очень вольная трактовка. Я _не сижу_ над ней и не контролирую каждое ее дневное занятие. будучи в курсе всех ее консультаций и аттестаций и включаясь в процесс тогда. когда это необходимо.

  17. Светлана пишет:

    Наталья, Вы сейчас занимаетесь с дочерью не больше, чем родители обычных детей, так? Тогда чем в принципе домашнее обучение отличается от школьного? Тем, что ребенок занимается самообразованием? До сих пор много говорилось о том, что родители домашних детей должны делать. В Вашем случае получается, что родители должны с детьми пройти подготовительный этап (как подготовка к обычной школе), а потом только включаться при необходимости.
    Я правильно понимаю, что главное — подготовительный этап, который может быть в течение 1-2 лет, а потом роль родителей мало отличается от роли родителей обычных детей?

  18. Анна пишет:

    Валентине: я не сомневаюсь в значимости самообразования, напротив, я считаю, что его роль в ДО велика, как нигде. Речь идет о балансе между самостоятельными усилиями ребенка и времени, методах, направлении его родителем-учителем. В течение не одного десятка лет я наблюдала в школе картину постепенно вводимого невежества под терминологией «инновации». Я ушла от этого безобразия в ДО и здесь нашла «смелое»(прямо-таки махрово-школьное) мнение родителя-учителя об «архаичности классики»(точно так думает и наш директор). Попробуйте то же самое сказать, например, о таблице Менделеева… От этих залихватских па-де-де несет убогой доморощенностью. Как в период «культурной революции» в Китае в каждом дворе ставили доменную печь и варили металл…
    Я думаю, Наталья хотела бы расширить круг родителей-учителей, вселив надежду и уверенность в своих силах в каждого. В общем, я — за. Но хотела бы заметить, что в любом новом, по-настоящему интересном деле непременно будет много «пены», искажающей смысл изначально чистого начинания. Насчет терминологических обобщений, по-моему, рано говорить. Должно пройти время, ведь пока еще ни один ребенок с 1-го до 11 класса не прошел путь ДО?

  19. Наталья Геда пишет:

    Светлана, я Вас поняла наконец.
    Нет, это не совсем так. Дело в том что, как я писала в начале статьи, правильно поставленнный учебный процесс, то есть сама методология обучения — это не более чем 30% успеха. А остальные 70% — это воспитание и общая культура семьи. Понимаете, учебный процесс по-хорошему должен быть вложен в воспитательный, а тот — в общекультурный, как меньшее яйцо — в большее. Я понимаю, что в том, что я сейчас пишу, мало понятного — но в следующей статье буду касаться этих вопросов.

    Анна- да, я с Вами согласна, я и сама очень боюсь этой «пены». Но есть надежда, предложив конкретную пошаговую методику, хотя бы уменьшить ее объем. В противном случае мы упремся либо в элитарность, доступную единицам ( хотя лично я восхищаюсь Вашим опытом и по-хорошему ему завидую), либо во вседозволенность под лозунгом «свободное образование» (свободное , видимо, от самого образования).
    Тут мне казалось бы верным объединить усилия и прийти к какому-то разумному консенсусу во мнениях. Ясно одно — классика — это то, что в самом деле востребовано сейчас. Вопрос только, как сделать этот подход доступным если не всем (это никогда не было реальным, на самом деле), то по крайней мере всем, кто по-настоящему ценит хорошее образование и хотел бы дать его своему ребенку.

  20. Анна пишет:

    Наталья, мне кажется, что ДО — это в принципе не для всех, поэтому элитарность в ДО заложена изначально. Некоторые родители свою смелость в переходе на ДО способны принять за компетентность не только в организационных вопросах, но и в научных. По-моему, организовать ДО гораздо проще (хотя я согласна, что многие спотыкаются именно на первом этапе), чем выстроить научные алгоритмы в своей голове и научить этому ребенка.
    И еще. Об оценках. Я сомневаюсь в правильности ежедневно «безоценочного» подхода. Ребенок выполнил задание и, разумеется, хочет узнать мнение учителя. В противном случае задание не может считаться выполненным. Вспомните себя, когда Вы приготовили вкусное блюдо и с интересом (желанием оценки!) смотрели в лица домашних. «Мама, как вкусно!» — и Ваша улыбка в ответ (ведь Вы же старались). При отсутствии оценки, извините, нет настоящей интеллектуальной игры, нет (пусть формального в Ваших глазах, но дети — большие бюрократы!) стимула и, соответственно, нет выигрыша. Для этого учитель должен быть «где-то поблизости».
    «Поумнение» человека происходит в диалоге с другим, более высоким качественно по интеллекту человеком. А если нет каждодневного диалога?
    Гений литературоведения М.М.Бахтин говорил о «диалогичности» каждого слова. Внутри словесной формы уже существует расщепление смысла. Я не верю, что маленький человечек способен с этими сложностями справиться в одиночку исключительно в процессе самообразования. Оставленные лакуны в интеллектуальном строительстве — это провалы в будущем.
    Я думаю, Вы подняли глобальную проблему «общей культуры». Прежде чем родитель решиться на ДО для своего ребенка, он должен сам себе ответить на главный вопрос — насколько он сам культурный человек? Потребность в чтении серьезной литературы с последующим обсуждением, необходимость в систематической духовной подпитке (театры, музеи, поездки, библиотеки, храм), порядочность, хорошие манеры, круг интересных друзей (и их детей)… Боюсь, далеко не все родители-учителя выдержат этот «экзамен».
    Ирине Маркеевой: я согласна с тем, что ИНТЕРЕС к ЗНАНИЯМ может пробуждаться где угодно (в очереди, у костра, во время еды и проч.). Но сами фундаментальные ЗНАНИЯ даются фундаментально. И нельзя сводить знания к пересказу только что прочитанного текста. Это будет всего лишь тренировка памяти. Умеет ли Ваш сын решать олимпиадные задачи? (Серьезное путешествие по таблице Менделеева — это не то же самое, что по глобусу. Для этого ребенок должен знать, например, валентность, заряд и др.)

  21. Ирина Маркеева пишет:

    Анна, я даже не представляю, как оградить от этих разговоров ребенка. Ведь это и есть наша жизнь. Все дети учились катать из пластилина шарики, а Рома лепил целые горы «воды».

    Химия, конечно, не «конек» Ромы. Но похвастаться есть чем:
    — знает основные химические элементы и их обозначения;
    — может посчитать молекулярную массу сложного вещества;
    — знает строение атома, конфигурации электронных оболочек до четвертого периода включительно;
    — электролитическая диссоциация нужна была Роме в опытах – дали общее представление, чтобы был понятен физический смысл явления;
    — знает формы s- и p-орбиталей, три вида sp-гибридизации;
    — еще не давали понятие валентности в явном виде, но ребенок понимает причины образования связей, представляет причины возникновения ковалентной полярной связи;
    — не знает основные классы соединений, понятие моля, задачи на концентрацию решать не умеет.

    Страсть мужа к химии сыну еще не передалась. А вот началась физика, и все эти знания очень помогли.

  22. Светлана пишет:

    Ну и разве после этого можно сказать, что сын Ирины и ребенок, который занимается немного со школьными учителями, немного с репетиторами, оба они — на домашнем обучении? Наверное, нужно согласиться с Анной, что такое образование недоступно большинству детей.
    И еще одна важная вещь. Даже когда дети Ирины и Анны посещали школу, родители не переложили на нее ответственность за образование ребенка, а занимались сами. И так занимаются многие другие родители школьных детей.
    Так может быть суть домашнего обучения в другом? И главное не в том, как часто ребенок ходит в школу, а в том, как построена «домашняя жизнь» ребенка?
    А то ведь домашнее обучение станет модным, как стал модным экстернат для старшеклассников, а родители по-прежнему не будут заниматься своими детьми.

  23. Анна пишет:

    Ирине: Я очень рада за Вашего мальчика — у него большой задел знаний по предмету (например, по химии). Под «фундаментальными знаниями» я понимаю способность ребенка выводить (а не запоминать) научные алгоритмы,пользуясь алгоритмами методологическими, знать связи между явлениями и законами, их объясняющими (вертикаль), устанавливать связи между законами (горизонталь)… «Помощниками» в этом деле считаю не тесты, а олимпиады.
    Светлане: Я занималась с дочерью, когда она посещала школу. Это тришкин кафтан. Я «пришивала» кусочки интеллекта к школьно-интеллектуальной «одежке». Разнородность этих «лоскутков» резала глаз не только мне. Не было главного — «цельности» (цели обучения у меня, и у учителя не совпадали — учитель в этом не виноват), т.е. возникали «ножницы» между векторами образования. Тратилось очень много времени, чтобы охватить всё (нужное и бессмысленное: сдача нормативов по физкультуре, однотипные упражнения, уроки валеологии и др.). Результат — нервозность родителей и ребенка, успешного в оценках (не отличница), но не успевающего по времени. В состоянии вечного цейтнота невозможна гармоничная «домашняя жизнь» ребенка. Трудно было выработать гибкий, но «наукоёмкий» график домашней работы, но сейчас ни одна минута не пропадает втуне. Результат — отличница в школе и (потому что) спокойное, но интеллектуально напряженное каждодневное движение дома.
    Насчет моды… Как-то не припомню моды на самопожертвование.

  24. Светлана пишет:

    Анна, так ведь для тех, кто уходит в экстернаты, потому что так легче, удобнее и модно (а для старшеклассникоа это именно так), никаким самопожертвованием и не пахнет. Родители как в школе с ними не занимались, так и в экстернате это делают репетиторы, подготовительные курсы. Поэтому дети могут быть на одной и той же форме обучения, но участие родителей в этом обучении — совершенно разное.

  25. Наталья Геда пишет:

    Светлана, я опять не очень понимаю Ваш посыл- ну да, неизбежным образоми одни родители могут тратить на свой вариант ДО больше сил и времени, чем другие, в силу обстоятельств. Есть спектр образовательных стратегий: для одних родителей важно лишь чтобы ребенок хкдо ли. бедно ли, сдал ЕГЭ за курс средней школы и поступил в тот или иной ВУЗ — и им тогда просто незачем читать этот сайт. Есть родители, которым важно, чтоб их ребенок научился думать и учиться самостоятельно, — таким родителям стоит почитать мои рекомендации и учесть личный опыт Ирины Маркеевой. И наконец, есть родители, которые готовы быть учителями-предметниками для своих детей — и им я бы посоветовала прислушаться к мнению Анны. ЭКаждая из этих стратегий по-своему эффективна, поскольку у каждой — своя цель. Но ничего противоречащего идее домашнего обучения ни в одной из них нет, хотя к них множество различий.
    Еще раз: я пишу не для тех родителей, которых имеете ввиду Вы. А для тех, кого интересует подлинный результат, а не его имитация.

  26. Владимир П. пишет:

    Анна, многое из того, что Вы говорите разумно и правильно. Но некоторые вещи вызывают недоумения или возражения. Попробуем по порядку.

    (1) Совершенно не согласен с тем, что домашнее обучение элитарно. А точнее, в одном моменте соглашусь, и сейчас поясню, но в целом не согласен.

    Думаю, что Наталья Геда согласится со мной в том, что целью образования не является само по себе получение знаний и навыков, достижение каких-то «академических уровней» и обязательных высот. Целью является воспитание цельной, гармоничной — а значит культурной и хорошо образованной личности. Культурная личность — не обязательно личность, во всех областях знания достигшая больших высот. Культурный человек — это вовсе не человек, который «знает все» — в этом смысле традиционная советская модель «отличника» всегда вызывала у меня резкое несогласие и отторжение. В действительности речь идет о неком багаже базовых знаний, умении любить и ценить знания, и умении их получать.

    Домашнее образование элитно лишь в этом отношении — потому что сейчас не всем доступно нормальное воспитание и возможность расти цельной личностью. В этом смысле те, кто учится дома (нормально учится) — конечно, в лучшем, элитном положении, чем те, кто учится в школе. Но это вовсе не значит, что эти дети обязаны к сверхдостижениям и хватанию звезд с неба во всех направлениях — это просто не так.

    И, поскольку гармоничной личностью призван быть каждый, и воспитание нужно каждому — то и домашнее образование — в этом смысле не элитарно, оно для всех. Необходимо настаивать, что каждый в меру, средне образованный человек способен давать детям домашнее образование. Разумеется, занимаясь самообразованием и самовоспитанием одновременно с ребенком.

    (2) А вот быть педагогом-предметником родитель совершенно не обязан и ему это не нужно. Потому что не следует смешивать овладение методом обретения и выстраивания знаний с овладением содержанием предмета на профессиональном уровне — это не одно и то же. Родитель должен иметь культуру мышления, уметь отличать знание от незнания, быть в состоянии понять учебный материал до ребенка, увидеть его структуру и принципы — но вовсе не обязан быть профи в каждом предмете. Задача родителя в домашнем обучении состоит не в том, чтобы преподавать ребенку в строгом смысле слова (по крайней мере после начальной школы) — а в том, чтобы выстроить у ребенка культур образования, навыки получения и нахождения знаний, культуры мысли, умения видеть законы и принципы в массе фактов и т.п. Все это задачи по своему содержанию не «предметные», а откровенно методологические, причем методологические на таком уровне, на котором методологией обязан владеть каждый культурный человек.

    Совершенно, например, не страшно, если ребенок будет владеть каким-то предметом лучше, чем его «домашний учитель», знать больше — просто потому что объем знаний это одно, а метод — это другое, и чтобы помогать выстраивать метод обучения и культуру мысли, работы разума — вовсе нет необходимости всегда иметь бОльший объем знаний, чем у ученика.

    Роль родителя-домашника — научить ребенка генерировать систему.

    (3) Я совершенно согласен с Вами в том, что недостаточно уметь пересказать текст учебника. Это само собой. Для того, чтобы можно было говорить о понимании предмета, материала (если речь о точных науках), недостаточно решать и типовые задачи «по кальке» -это тоже понятно. Необходимо понимание, умение видеть связи и строить модель реальности — это, разумеется, выстраивается при решении задач, имеющих нестандартные элементы, нуждающихся в гибком, самостоятельном, а не «калькированно»-шаблонном мышлении.

    И опять-таки, родителю и тут нет нужды быть предметником. Он должен быть лишь в состоянии понимать и выстраивать связи, прилагать методы мысли к учебному материалу. По сути, родителю достаточно быть, не побоюсь этого смелого утверждения — просто более продвинутым «школьником», умеющим учиться и постигать вместе со своим ребенком, но при этом обладающим большей культурой и большим навыком мысли, организации деятельности, настойчивости и т.п. Конечно же, в некоторых случаях, может понадобиться сторонняя консультация, чтобы помочь с трудным материалом. Но суть от этого не меняется. Родитель-домашник должен быть качественным и грамотным учеником, как педагог-предметник он, по сути, должен владеть лишь одним предметом — «общая культура, культура мышления, метод и организация обучения».

    В свете всего сказанного, совершенно не понимаю, при чем тут олимпиады. Олимпиады — это соревновательные начинания (кстати, соревновательность я вообще не люблю за редким исключением). Как человек, имевший большой опыт участия в олимпиадах по физике, математике, программированию — еще в школьные годы, и немало перекопавший учебного материала из это области потом — я не совсем понимаю, почему Вы ссылаетесь на олимпиадные задачи. Они — эти задачи, очень разные, далеко не всегда дидактически они хороши. Если же речь идет вообще о решении нестандартных, некалькированных задач, где требуется разная мера мыслительного поиска — то и в математике, и в физике, да и в иных предметах точного-естественного цикла, они содержатся в различных пособиях и сборниках, вовсе не всегда олимпиадного характера. Да, такие пособия необходимы, типовых школьных учебников для нормального понимания предмета недостаточно — тут можно только согласиться. Хотя есть и учебники достаточно хорошего уровня, как минимум, по математике.

    (4) Ну и, конечно, нельзя соглашаться с теми, кто считает, что классика архаична и не нужна. Такой подход выдает ориентацию на техноцивилизацию, а к чему он приводит, мы уже видели. Классика сохраняет свою актуальность.

    Однако, стоит помнить и о том, что раз наша цель — формирование гармоничной личности (а это вовсе не всегда формирование «великого специалиста» — поскольку на самом деле гармоничность личности достигается у разных людей разным образом — хотя есть и общие закономерности, вроде культуры мышления), то и система обучения должна быть гармоничной. Гармония же нарушается не только недостатком, но и избытком — и иногда слишком много учебы может быть так же плохо, как и слишком мало.

    В этом плане вызывает непонимание как родитель, считающий классику устаревшей и ненужной, так и родитель, считающий непременным элементом минимальной программы подготовки гармонично образованного человека чтение Геродота в оригинале. Любовь к знанию и ориентация на вечные ценности — это конечно важный девиз хорошего домашнего учителя. Но также не стоит забывать и второй девиз — «Разумность и мера».

  27. Ирина пишет:

    Владимир, позвольте выразить Вам благодарность за комментарий! Давно слежу за этой дискуссией, к сожалению, не было времени поучаствовать. Теперь Вы дали мне возможность целиком поддержать Ваше мнение.

  28. Светлана пишет:

    Владимир, а у Вас есть опыт домашнего обучения? Или это только размышления?

  29. Владимир П. пишет:

    Светлана: Да, есть.

    Впрочем, если бы не было, это не мешало бы справедливости рассуждений :)

  30. Анна пишет:

    Владимиру П. Спор о терминах мне кажется словесной эквилибристикой, сужающей горизонты настоящего диспута.
    1. ДО — вещь элитарная (да еще и идейно оппозиционная власти — может, из-за малочисленности и существующая), потому что вряд ли станет массовой. Хорошего много не бывает.
    2. Если родитель-учитель соответствует Вашим требованиям, он и есть «предметник». Если Вы профессиональный математик, а я филолог, то, думаю, не ошибусь в предположении, что Ваш ребенок будет лучше подкован в точных науках, мой — в гуманитарных, а, скажем, биологию или географию наши дети будут знать примерно на одном уровне.
    3. Я все сложные нестандартные задачи называю «олимпиадными». К чему столько слов, чтобы согласиться?
    4. Чтение Геродота в оригинале я бы не стала приравнивать к очевидной глупости об «архаичности классики» (может, есть дети, влюблённые в историю Древней Греции до такой степени?). Это, скорее, область знаний узкого специалиста.
    5. «Педагог» — в пер. «раб, сопровождающий ребенка». Мне больше нравится слово «проводник», а еще лучше «друг». Можно вручить умному и ответственному (уже почти взрослому) ребенку интеллектуальную «удочку», если а)ты сам способен создать этот инструмент б) есть полная уверенность, что дитя не будет разбирать или откладывать в сторону «удочку» (наказание будет?) в)копание «червей» и выбор места «рыбалки» регламентированы г)для движения вперед действеннее в определенных случаях «рыба», а не «удочка» д)… Может, со старшим другом «рыбалка» интереснее?(Исключительный случай — неполная семья, где мама обязана заниматься своей «рыбалкой»)
    5. Нельзя быть балериной-теоретиком, как и педагогом. «Справедливость рассуждений» — это эффективность Ваших действий, а не только слов. Присоединяюсь к Светлане: а каков Ваш опыт домашнего обучения? (Это очень интересно! Здесь высказывались женщины, но пока не было мужчин. Поделитесь!)

  31. Ирина пишет:

    Анне. Извините за вторжение в ваш диспут с Владимиром, но ведь Вы же пытаетесь опровегнуть то, о чем Ваш оппонент вовсе не говорил. Причем во всех пяти пунктах.
    Что впрочем, неудивительно, т.к. моделей семейной формы обучения едва ли не столько же, сколько практикующих таковую форму семей.
    Очевидно, что Ваша модель с моделью Владимира не совпадает, в связи с чем термины также могут пониматься по-разному, а информация при ее восприятии — искажаться.
    Мне же, напротив, модель Владимира очень близка , и , в особенности, в части, касающейся культуры мышления.
    Кроме всего прочего, в нашей семье такая форма обучения выбрана не только по желанию, но и под давлением некоторых обстоятельств — у ребенка синдром дефицита внимания, и в школе ему пришлось бы туго. Кто знаком с проблемой, тот понимает, а кто нет — тому иногда не объяснишь, как хороший, умненький ребенок вдруг не может справляться с элементарными заданиями, не то что с «олимпиадными». Семейное образование тем и замечательно, что позволяет учесть индивидуальные особенности ребенка. Иногда и ребнку «без проблем» по некорым предметам вполне достаточно базовых знаний.
    Очень бы не хотелось, чтобы родители, желающие и вполне способные учить ребека дома, испугались бы «олимпиадного» уровня и сказали «нет, это, как видно, для необыкновенных людей, а мы…» А ведь такую реакцию после подобной дискуссии я уже наблюдала лично.

  32. Анна пишет:

    Ирине: я «шла» по пунктам своего оппонента. Вообще я пока не вижу смысла в терминологических спорах, потому что самой теории ДО (или СО — какой термин предпочесть?) еще не существует, как и теории репетиторства, хотя само явление есть. В наших диспутах, может, только сейчас вырабатывается обобщение «Один учитель — один ученик». Искусственные полюса мне здесь видятся тормозом на пути к истине (или к обощению) — я сама за «культуру мышления», о чем говорила выше. «Олимпиадный уровень» — это для меня критерий интеллектуального роста моего ребенка. Если родители чего-то «пугаются», то им самим просто пока рано переходить на ДО. И не надо их торопить и убеждать. В этом деле главный принцип тот же, что и в медицине — «Не навреди!» Далеко не каждый великолепный хирург способен сделать операцию своему собственному ребенку, а если человеку (не «врачу») еще только кажется, что он сможет «вылечить» (учить) свое чадо? Есть сомнения — повремени!
    Владимиру: предвкушаю Ваш рассказ о ДО (надеюсь, речь не идет о репетиторстве; профессиональные преподаватели, наверное, все через это прошли — неплохая подготовка для ДО).

  33. Ирина пишет:

    Анна, простите, оппонента надо не только слУшать, но и слЫшать, иначе будет не дискуссия, а нечто иное. Давайте все-таки будем учиться пошире смотреть на вещи. Это никогда не поздно.

  34. Ирина пишет:

    Анне. Вы всерьез полагаете, что еще ни один ребенок не прошел ДО с 1 по 11 класс? Или я Вас не правильно поняла?

  35. Люда Уитман пишет:

    Хочу поблагодарить Наталью Геду — все очень продуманно, логично и практично. У меня 4 детей, двоих учу сама, в этом году третий идет в первый класс. Живем в Красноярске. Считаю, что мои дети на домашнем обучении, хотя школа/учителя сами регулируют, когда им приходить и сдавать (с некоторыми проще — можно договориться, когда нам удобнее, с другими сложнее по разным причинам). Я стараюсь особо не идти на конфликт — где-то они под нас подстраиваются, где-то должны и мы под них, хотя бы на начальном этапе. Согласна, что в глубинке учителя меньше знают о ДО, менее склонны одобрять его, но нам, родителям, главное хорошо делать свое дело, этим мы им поможем, они ведь такие же люди. На своем опыте убедилась, что нужно дать учителям возможность узнать и меня, и ребенка, тогда их отношение меняется к лучшему.
    Трудно было в самом начале (забрала дочек, когда одна была во втором, а другая в первом, тоже несчастье помогло — попали в аварию). Я сама педагог, поэтому пришлось преодолеть кучу стереотипов в себе, плюс выявилась куча собственных страхов и т.д. Да и шла, в основном, на ощупь, хотя было довольно много знакомых американцев-хоумскулеров. Второй этап трудностей — переход старшей дочери в пятый класс. Снова непонимание педагогов, куча времени на объяснения всем и вся. Сейчас старшая заканчивает пятый. Учится, в основном, сама (как и пишет Наталья), я направляю, проверяю, подсказываю … С учителями все вопросы о том, когда и что сдавать, тоже улаживает сама. При этом еще учится в художественной и музыкальной школе. Олимпиадных задач тоже не боимся, с первого класса периодически занимались ими. В этом году заняла второе место в параллели по сумме баллов за все олимпиады по предметам (мы прикреплены к обычной школе, они, добрые, приглашают нас на такие внеучебные мероприятия, у нас есть выбор — принять приглашение (если нам это интересно) или не принять).
    В июле ждем пятого ребенка. Было желание отправить девушек в школу — надеялись, что привитые нами навыки уже никуда не денутся, плюс боялась, что с новорожденным и первоклассником не буду ничего успевать. Но поняла, что думаю не о них, а о себе. И опять этот страх, который, как говорит Библия, перед людьми ставит сеть. В итоге, наверное, ни в какую школу они не пойдут, или, если захотят, пусть идут на первую четверть, а потом назад — еще не решили. Но я уверена, что реально ничего невозможного в этом нет, тем более, как правильно Наталья пишет, если с самого начала определенные вещи были заложены.

  36. Юлия пишет:

    Наталья, Ваши статьи для меня в целом бесспорны, но вот сейчас возникло сомнение, которым хочу поделиться и узнать Ваше мнение.
    Вы пишете: место родителя — на шаг впереди ребенка. Конечно, не нужно к этому стремиться, но этого обычно достаточно. Плюс к концу года, допустим, перед контрольной работой все вспомнить, собрать.
    Как родитель, готовый к попытке вкусить все прелести домашнего обучения, я готова согласиться с этой позицией, тем более, что она жизненна. А как учитель-предметник (русский язык) — не согласна совсем. Чтобы вложить в ученичью голову не только орфограммы, но и правильное отношение к языку, нужно представлять себе всю систему. Нужно отдавать себе отчет, какое место именно эта орфограмма занимает в языке, нужно знать в лицо ее соседей и близких родственников. Вы, как выпускник пединститута (если не ошибаюсь), должны помнить, что в учительском плане урока есть такая обязательная строка: место урока опять-таки в системе, или как-то похоже формулируется.
    Конечно, я помню, что речь Вы ведете о первых годах обучения, когда программа не так сложна, а дальше ребенок будет учиться сам.
    Но вот потеря этой системности, утрата внимания к ней меня напрягает, поскольку это, на мой взгляд, снижает качество обучения и приближает ео к школьному. Вы сами пишете: не секрет, что многие учителя так и работают. И смысл тогда?..

  37. Наталья Геда пишет:

    Юля, Ваше мнение понятно, но позвольте с ним не согласиться. Для того, чтобы воспитать у ребенка правильное отношение к языку, родителям нужно не так много: уважительное отношение к языку (а лучше-любовь к нему), умение им пользоваться как в устной речи, так и в письменной, и знание грамматики на уровне учебника (+знание справочников и пособий, куда нужно заглянуть, если что). Все. Держать в голове оба тома Русской Грамматики Шведова для этого совершенно необязательно.
    Вообще не совсем понимаю суть Вашего недоумения . В конце концов, задача школьного обучения — сформировать у ребенка развитую устную и письменную речь, а вовсе не системное знание грамматики, не так ли? Не всем детям быть филологами,тем более — грамматистами, а писать и говорить правильно и красиво нужно всем. Для этого знаний на уровне школьной программы вполне достаточно. А более системное знание грамматики можно приобрести в ВУЗе, если у ребенка будет такая склонность. Вы так не считаете?

  38. Юлия пишет:

    Наталья, конечно, я далека от мысли о внедрении двухтомной Грамматики в детские головы. Конечно, речь не всегда именно об орфограммах. Отдаю себе отчет в том, что, будучи увлеченной своим предметом, потенциально могу где-то палку и перегнуть. Но на мой взгляд, родной язык — это один из важнейших учебных предметов. Нельзя преуспеть ни в одной профессиональной области, не умея грамотно писать/изъясняться. Вы, конечно, сами прекрасно это знаете. А значит, языку должно быть много места в программе, и вы это учитываете, судя по другим статьям. И здесь важна именно системность подхода, как нигде. Мне кажется, можно спокойно заниматься, скажем, таблицей умножения, имея в перспективе какие-нибудь уравнения с двумя неизвестными, но не очень прямо сейчас о них заботясь. С языком так нельзя. Нужно понимать не только Что писать, но и Почему, к примеру. А иначе легко скатиться именно в школьную программу, которая никакой системности подхода вообще не демонстрирует и не может в принципе научить грамотно писать, не говоря уже о стилистике, допустим. Ну да, орфограммы ребенок заучит, но применять их будет с трудом, и тот самый интерес к познанию, о котором так нужно печься, угаснет…

  39. Наталья Геда пишет:

    Юля, я с Вами совершенно согласна. В самом деле, человек учится мыслить через речь. По сути, человек это и есть слово; то, что он говорит=тому что он думает.
    Но вот какова роль школьной программы по русскому языку в формировании речи и мышления ребенка? На самом деле, для меня вопрос открытый. При том, что роль грамматики для меня несомненна и урокам русского языка у нас дома отводится самое пристальное внимание. Но грамматика имеет первостепенное значение лишь на первом этапе обучения, а затем фокус внимания должен переместиться в сторону стилистики и творческих работ.
    Чтобы понять, как формируется мышление, нужно смотреть на самое начало жизни человека -как формируются его навыки устной и письменной речи. И тогда становится очевидным, что ролевая игра и рисование имеют необыкновенно сильное влияние на развитие речи ребенка. Устная речь, по сути, формируется из ролевой игры, так же, как письменная — из рисования. Кроме того, еще ребенку требуется опыт, смена впечатлений, — чтобы возникла потребность говорить, а потом — и писать. Если нет такого опыта, и если нет возможности его творчески перерабатывать через игру и рисунок, то у ребенка не будет и богатой речи — ни устной, ни письменной. Поэтому я, конечно, понимаю Ваше внимание к курсу русского языка, но вне всей системы развития ребенка оно одно будет малоэффективно.
    А вот для грамотного письма достаточно учебника, он достаточно системен и содержит все необходимые сведения по русской грамматике. А если нужно что-то более компактное, чем школьный курс, есть книжка Литневской: http://www.gramota.ru/book/litnevskaya.php, по ней всегда можно отыскать мето того или иного языкового явления в системе.
    Думаю, это очень быстро становится понятным, когда начинаешь задумываться, каким образом формируется письменная речь. Грамотность — всего лишь элемент конструкции — хотя, возможно, это ее несущая опора.

×