Центр домашнего обучения «Алгоритм»
г. Москва, ул. Земляной вал, дом 54, строение 2
contact@school4you.ru

skype: onlinealgorithm

8-495-781-10-30 8-800-555-99-53

Обучение русскому языку – грамматический этап

Владение родным языком – устным и, позже, письменным – во все времена было основным показателем уровня образования и культуры молодого человека. Между тем, сегодняшний массовый уровень владения языком (письменным, и, в еще большей степени, устным) настолько низок, что приходится констатировать отсутствие у большинства наших современников и образования, и культуры. И это – несмотря на то, что сегодня в России созданы десятки методик обучения детей грамматике русского языка. Несмотря на то, что книжные магазины ломятся от обилия учебников, дидактических материалов и методических пособий, которые, на первый взгляд, содержат исчерпывающие ответы на всевозможные вопросы, связанные с обучением ребенка родному языку. Несмотря на специальные правительственные программы, направленные на развитие технологий изучения русской грамматики.

При первом столкновении с этим изобилием методик, программ, технологий и учебников любого неискушенного родителя может взять оторопь и тоска – как сориентироваться в этом море информации? Какой программы придерживаться? Какой учебник выбрать? И почему?

Грамматика русского языка в начальных классах — требования школьной программы

Первое, с чем следует ознакомиться в первую очередь-это требования школьной программы. Можно относиться к ним как угодно, можно их проигнорировать – но для этого нужно все-таки осознать, что именно игнорируется и отвергается. Для этого достаточно ознакомиться с текстом государственного стандарта начального общего образования по русскому языку.

В этом тексте довольно неплохим языком и довольно просто перечислено, какие конкретно знания и умения должны появиться у вашего ребенка к концу начальной школы.

Практический комментарий к программе начальной школы по основным предметам приводится в книге Т. В. Шкляровой «Справочник для начальных классов». В этой книге приведен не только список требований к курсу грамматики, но и краткий теоретический курс грамматики, практические рекомендации по оформлению письменных работ, алгоритмы определения основных орфограмм и грамматических категорий, схемы грамматических разборов, правила выполнения письменных работ, и другой полезный справочный материал. Все это совершенно необходимо иметь под рукой, чтобы не беспокоиться о том, не упустили ли вы чего-нибудь важного в своих занятиях. Но при этом следуют руководствоваться в своих занятиях не столько требованиями школьной программы, сколько требованиями здравого смысла, потому что главное в обучении грамматике родного языка – это научить ребенка культурно излагать свои мысли в устной и письменной форме, а не отвечать правила без запинки. Однако об этом мы поговорим чуть позже.

Какие есть методики изучения русской грамматики?

Небесполезно заранее представлять себе, какие методики изучения грамматики родного языка существуют в современной школе, чтобы иметь возможность выбирать между ними. Важно также понимать, что все эти методики далеко не всегда имеют целью повысить качество обучения, и очень редко приносят детям реальную пользу. К сожалению, большинство инновационных технологий обучения не повышают уровень образования, а радикально снижают его. В настоящее время этот факт уже осознан на Западе, где все больше и больше школ выбирает более старые и традиционные методики обучения.

К сожалению, мы в этом смысле отстаем от западной педагогики лет на 15-20; и этого времени, отданного на внедрение новейших технологий обучения и выкорчевывание старых, проверенных временем методик, будет вполне достаточно, чтобы уничтожить российскую систему народного образования подчистую.

В настоящий момент в разных городах России действует одновременно около десятка моделей начального образования (или, по другому, учебно-методических комплексов, УМК):

— «Начальная школа 21 века»

— «Школа-2100»

«Гармония»

— система Л.В. Занкова

— система Д.Б. Эльконина-В.В. Давыдова

— «Перспективная начальная школа»

— «Классическая начальная школа»

— «Школа России»

и т.д. и т.п.

В каждой из перечисленных методик основывается на том или ином подходе к изучению грамматики русского языка. Основных подходов два:

— фонематический, или фонемный (система Д.Б. Эльконина-В.В. Давыдова), при котором навыки грамотного письма и чтения у детей вырабатываются только после отработки навыка различения фонем (вариантов звуков) русского языка. Для этого подхода характерно мнение, что для формирования навыка грамотного письма необходимо владеть фонемным разбором слова.

— морфологический, или морфемный (остальные учебники), при котором обучение основам письма и чтения строится на постижении морфологической структуры слова (звук-буква-слог-морфема). Этот подход основывается на утверждении, что непременным условием овладения нормами современной русской орфографии является умение членить слово на структурные части.

На настоящий момент фонематический подход является доминирующим в методике преподавания русского языка в начальной школе, несмотря на жесткую критику со стороны ряда специалистов.

Между тем, морфологический подход не стареет и не теряет своей актуальности в современной российской школе, несмотря на повальное увлечение значительной части учителей начальной школы фонемным анализом слов. Что касается домашнего обучения, то тут родители могут позволить себе обойтись без таких сомнительных новшеств, как фонематическая система Эльконина-Давыдова. Поэтому в плане обучения русскому языку можно смело рекомендовать делать выбор в пользу УМК «Классическая начальная школа», где упор сделан на традиционные методики изучения основных предметов.

Какой учебник лучше?

Выбор учебника определяется выбранной методикой изучения русской грамматики, в данном случае – традиционной. Неудивительно, поэтому, что при ориентации на традиционный подход лучшими из возможных учебников оказываются те, которые уже вышли из употребления – а именно, курс грамматики русского языка для начальных классов В. Г. Полякова и В. М. Чистякова 1952 года. Среди современных УМК нет ни одного, способного сравниться к учебниками Полякова и Чистякова по простоте и ясности изложения, логичности и последовательности подачи материала, эстетике оформления, дидактическому разнообразию заданий. Распространенный современный «классический» учебник Т.Г. Рамзаевой для 1-4 классов начальной школы является, к сожалению, не более чем бледной и бедной копией старого курса грамматики. Поэтому смело рекомендую использовать курс Полякова и Чистякова в домашней практике, несмотря на обилие советской лексики (ее можно попытаться объяснить детям исторически, а «грамотные» родители могут «подчистить» упражнения, заменив идеологически окрашенную лексику иной, аналогичной с языковой точки зрения). Что касается учебника Т.Г. Рамзаевой, то его вполне можно использовать для подготовки к аттестациям (лично я предпочитаю выполнение упражнений по старинке, в обычной тетради, а не в специальной печатной тетради, предлагаемой в дополнение к этому учебнику).

Что такое грамматика?

И вот теперь, когда мы разобрались с самыми насущными практическими вопросами, самое время обратиться к теории. И в первую очередь – вспомнить, что такое грамматика?

Из современного школьного курса русского языка исчезло название «грамматика». Судя по всему, оно показалось современным методистам слишком «научным» и пугающе звучащим. Между тем, курс русского языка является по своему принципу грамматическим, причем на всех этапах обучения – от начальных до выпускных классов.

В первую очередь, в широком обиходе грамматикой называют грамотное письмо, или правописание. В этом, школьном смысле, грамматика есть свод правил и норм того или иного языка (в первую очередь, письменного).

В более широком смысле грамматика есть раздел лингвистики, в которой излагается система языка и способы словоизменения и словообразования в этой системе.

В самом широком смысле под грамматикой того или иного предмета (не только русского языка) следует понимать основные начала любой науки или искусства. Так, в своих статьях о начальном этапе обучения я буду говорить не только о грамматике языков, но и о грамматике математики, истории, естественных наук. Этот широкий (и в некотором смысле даже метафорический) смысл слова «грамматика» полностью соответствует его этимологии (в переводе с греческого grâmma — буква, написание), и может считаться смысловым синонимом к слову «азбука» или даже «пропись», в смысле – «начала», «азы».

Зачем мы изучаем грамматику русского языка?

В последние десять лет этот вопрос перестал быть риторическим и стал раздаваться все чаще. В самом деле, с массовым распространением компьютерной грамотности и текстовых редакторов необходимость знаний правил русской грамматики становится все менее очевидной. В самом деле, к чему выписывать прописи и зубрить правила, если, в конце концов, все равно набирать текст с клавиатуры? Не практичнее ли будет изучать методы набора и редактирования текста вместо графики и орфографии?

В минуты, когда к вам в голову приходят подобные мысли, важно не поддаться обаянию очевидности прагматического подхода и вспомнить, зачем нужно владеть нормативным языком.

Дело в том, что язык есть плоть и кровь мысли. Не владеть языком значит не владеть мыслью. В этом смысле человек, сознательно не овладевший грамматикой родного языка, никогда не сможет выражать свою мысль четко и последовательно. Отсутствие умений думать, формулировать мысли, произносить осмысленные речи, конструктивно спорить и содержательно возражать, которые так часто демонстрируют сейчас наши соотечественники, связано не с какими-то умственными расстройствами, — в первую очередь они вызваны неумением говорить, которое, в свою очередь, связано с элементарным незнанием основных фактов и правил русской грамматики. Во вторую и в третью очередь это «мыслительное невежество» еще связано с отсутствием познаний в области логики и риторики, но с незнания грамматики все начинается.

И, разумеется, целью изучения курса грамматики является вовсе не безошибочное знание десятков правил русской орфографии. Целью является овладение нормативным языком в его письменном и устном вариантах. Что касается теории и практики грамматики – то это не более чем средства, при помощи которых достигается эта цель. Именно пренебрежение

этой главной целью изучения грамматики делает ЕГЭ по русскому языку таким пустым и формальным, ничего не говорящим о реальном уровне владения языком того или иного ученика.

Каким же должен быть идеальный курс русской грамматики, ведущий ребенка к достижению этой цели?

Этапы овладения грамматикой русского языка в соответствии с концепцией домашнего обучения

Идеальным методом освоения родного языка является классический метод средневековой схоластики Тривиум, о котором я неоднократно писала в предыдущих публикациях. Этот метод основан на разделении всего курса наук на 3 части: грамматику (или начала), диалектику (или логику системы), и риторику (или творческое овладение предметом).

В соответствии с таким методом грамматика русского языка также должна изучаться в три этапа: грамматика грамматики (это не тавтология, а специфический термин), логика грамматики и риторика грамматики.

1. Грамматика грамматики – этап, на котором ребенок должен нерефлективно овладевать набором базовых правил русского языка. Нерефлективно – это значит наизусть, без всякого лингвистического анализа. Быть может, эта мысль кому-то покажется крамольной – но реальность уже доказала то, что подлинную прочную грамотность обеспечивает только фундамент, образованный «бездумно» заученными и освоенными правилами и словами. Вряд ли кто-то будет спорить, что в СССР, особенно в 50-60 годы, уровень владения языком (и письменным, и устным) был на порядок выше, чем сейчас. Но ведь в те годы россиян учили грамоте по учебникам, где орфография усваивалась именно через простое заучивание правил, безо всякого анализа (фонемного или морфемного). Приведенный выше пример учебников Полякова и Чистякова есть яркий пример такого простого, неаналитического подхода к обучению грамматике. Между тем в те годы русские люди умели думать и формулировать свои мысли значительно лучше, чем сегодня. Почему? Да потому, что современные аналитические методики обучения грамоте игнорируют простую реальность – на первом этапе обучения мышление ребенка не готово к активной аналитической работе – только к пассивному усвоению больших объемов информации (в нашем случае – языковых «фактов»). Возраст с 7 до 10 лет как будто бы специально создан для того, чтобы ребенок развивал и тренировал память через усвоение больших объемов всевозможных знаний. Не следует пренебрегать возрастными особенностями развития мышления ребенка и игнорировать одни из них за счет попыток слишком раннего развития других. Всему свое время: первые годы обучения — запоминанию, последующие – осмыслению выученного и творческому преображению его.

2. Логика грамматики – этап, на котором ребенок должен овладеть теорией русской грамматики как целостной системы. Вот на этом этапе уместными являются все виды разборов – и не только морфемный, но фонетический, и фонематический, и морфологический с синтаксическим, и даже отсутствующий сейчас семантический. Здесь бездумное зазубривание правила уже не является достаточным методом изучения материала – здесь в свои права вступает анализ разных единиц языка и установление логических связей между ними. Но очевидно, что при этом основные правила ребенку должны быть уже известны! Освоенные языковые «факты» и дают ученику богатый материал для анализа.

На этом этапе орфография, фонетика и морфемика должны занять второе место, уступив первое морфологии и синтаксису, изучение которых должно дать ученикам ключи к построению грамотных суждений и умозаключений. Последовательное рассуждение (силлогистика), умение делать из посылок правильные выводы, а также умение видеть закономерности и связи между разными явлениями – основные инструменты обучения на этом этапе. К концу этого этапа, продолжительность которого примерно соответствует курсу средней школы (10-15 лет), ученик должен уметь анализировать языковые явления при помощи всех видов грамматического разбора и на основе сделанного анализа самостоятельно формулировать и обобщать правила, которые управляют их бытием.

3. Риторика грамматики — этап, на котором молодые люди учатся активно и творчески использовать усвоенный ими грамматический материал. На этом этапе язык усваивается на уровне текста и устного сообщения – через отработку его специфических элементов и форм. Такой курс в современной школе – редкость, если не считать разрозненных и бедных элементов риторики, разбросанных по всему курсу русского языка (в виде вкраплений теории стиля речи и эпизодических «творческих заданий», низкий уровень осмысленности которых напрочь убивает всю мотивацию к серьезному выполнению их).

В качестве образца учебника риторики русского языка можно указать книгу Х. Лиммермана, который так и называется – «Учебник риторики». Понятно, что на этом этапе теория и практика орфографии, морфемики, морфологии и даже синтаксиса должны уйти в тень и дать дорогу разным формам устной и письменной речи.

На этом этапе ученики должны развивать активные навыки устной и письменной речи, готовясь к защите сочинения на выбранную тему в конце курса грамматики. Они должны уметь, как минимум, подражать различным «классическим» образцам писательского и ораторского искусства – а в идеале уже постепенно вырабатывать собственный стиль (а точнее систему стилей письменной и устной речи).

Выработка навыков устной речи на грамматическом этапе изучения грамматики

Вернемся к первому, грамматическому этапу изучения грамматики русского языка. С чего следует начать изучение грамматики? С овладения нормой устной речи. В первый год изучения грамматики ребенок, как Элиза Дулитл из «Пигмалиона» Б. Шоу, должен поставить перед собой цель стать «настоящей леди» (или джентльменом, соответственно).

Это достигается через:

— внимание к фонетике русского языка и отработку произношения отдельных звуков, слов и целых предложений (отработка интонации);

— изучение и отработка в диалоге формул вежливого обращения к окружающим (старшим, младшим, равным) и правил культурного диалога с ними;

— аудирование нормативных образцов русской устной речи (пение песен из фильмов и мультфильмов, прослушивание аудиокниг, просмотр избранных кинофильмов);

— заучивание наизусть образцов нормативной русской речи (как поэтической, так и прозаической).

Разумеется, на этом этапе в жизни ребенка следует свести к минимуму влияние:

— телевизора;

— компьютера;

— «улицы»,

то есть всего того, что особенно часто приводит к заражению детей низкой и ненормативной лексикой. И очень важно, чтобы сами родители не подавали ребенку примера ненормативного словоупотребления, чтобы через них ребенок усваивал только нормативную, грамматически правильную и вежливую речь.

И напротив, надо всячески содействовать общению ребенка со взрослыми и другими детьми из среды, в которой пользование грамотной русской речью является нормой.

Эти меры, хотя и требуют специальных усилий, отнюдь не являются излишними – а на самом деле, без них реальное овладение нормативным русским языком в сегодняшних условиях попросту невозможно, потому что правильная устная речь является основой для правильной письменной речи. Без первого второго попросту не может быть. Если вы хотите, чтобы ребенок правильно писал – сперва он должен научиться правильно говорить. А дети в этот период учатся, прежде всего, через подражание – и важно, чтобы они находились среди «правильных» образцов.

Выработка навыков письменной речи

Навыки письменной речи вырабатываются посредством всеми нелюбимых грамматических упражнений. С этим ничего нельзя поделать. Как математике невозможно научиться без постоянный упражнений в решении примеров и задач, так и язык невозможно освоить без постоянной практики. На выполнение письменных грамматических упражнений ежедневно должно уходить не менее часа учебного времени. Упражнения должны быть не только на списывание и применение правил, но и на восстановление правильного текста по фрагментам. Кроме того, должны регулярно практиковаться словарные диктанты, орфографические и творческие диктанты, изложения, мини-сочинения.

Наряду с выполнением упражнений в тетрадях, до конца начальной школы следует отрабатывать почерк ребенка при помощи прописей, периодически предлагая ему уроки чистописания.

Для того, чтобы из поля зрения ребенка не выпадала цель обучения письму – овладение эталонной письменной речью, — ученику время от времени следует давать большие и серьезные задания на контрольное списывание достаточно больших фрагментов сложного текста – такого, как Псалтирь (на русском языке), Библия, доступные тексты древних философов и т.д. Такие упражнения дают синтетический эффект как в виде навыка каллиграфии, так и в виде навыка орфографии — потому что высокий смысл текста настраивает ребенка на то, чтобы выполнять задание не как обычно и даже не как в прописи, а на пределе сил и способностей.

Ну и, конечно же, в свободное от учебы время следует всячески поощрять самостоятельные речевые практики ребенка – такие, как написание писем (бумажных и электронных) родственникам и знакомым, ведение дневников и книг записей, сочинение прозаических и поэтических текстов разных жанров. Очень важно, чтобы такие речевые практики становились привычными для ребенка именно во внеурочное время – потому что только свободное стремление к слову является подлинным показателем овладения грамматикой языка на любом этапе обучения.

Сочетание всех этих методов и дает ребенку к концу «грамматического» этапа достаточный багаж знаний и умений, который на новом – логическом этапе станет необходимой основой для глубокого и активного овладения всей системой русской грамматики.

Наталья Геда.

24 комментария к статье "Обучение русскому языку – грамматический этап"

  1. Анна пишет:

    Наталья, все вышеизложенное столь здраво и убедительно, что, честно говоря, и добавить нечего. А какие могут встретиться «подводные камни»? Есть ли темы, требующие дополнительных усилий со стороны ребенка и родителя-учителя? Что Вы могли бы сказать (предупредить) на основании Вашего опыта?

  2. Наталья Геда пишет:

    На самом деле, это не более чем вводная статья, которая не только не исчерпывает тему изучения русской грамматики, но едва ее приоткрывает. К сожалению, необъятного объять в рамках одной статьи совершенно невозможно.
    «Подводный камень» курса русской грамматики , по большому счету, один — но очень большой. Дело в том, что для того, чтобы изучить родной язык в совершенстве, нужно быть его поклонником, патриотом, фанатом, надо быть немножко «больным» языком, надо в каком-то смысле жить в его стихии. У нас в России сейчас мы имеем дело с прямо противоположной тенденцией — несмотря на высокие слова о внимании к языку, несмотря на показушные диктанты для чиновников и широковещательные заявления ученых ведомств, русские не испытывают никакого интереса и любви к родному языку. Наоборот — у меня сейчас создается впечатление, что ими делается все для его уничтожения, что каждый пользуется любой возможностью для того, чтобы поиздеваться и поглумиться над «великим и могучим». Взять хотя бы «падонковский язык», на котором поголовно пишут интернет-пользователи. Ведь взрослые дяди и тети, зачастую сами филологи, ученые, авторы книг, соревнуются друг с другом в мастерстве сделать больше ошибок на единицу языка! У меня создается впечатление, что «падонковский русский» — это протестный язык людей, которые на иной протест попросту не способны — потому что лень, потому что опасно. Зато, назло «основному курсу партии и правительства» можно сказать «аффтар пешы исчо» — и моральное удовлетворение достигнуто, ты как бы чуть ли не диссидент…Все это выглядит таким махровым инфантилизмом, что просто диву даешься. А тем временем язык гибнет — дети-то тут как тут, они все это видят и слышат, и на ус мотают. Про ненормативную лексику и говорить нечего, а матом у нас уже не ругаются — матом у нас давно разговаривают. Вот, собственно, где подводный — а вернее, надводный, камень. Для того, чтобы усвоить нормативный русский язык, требуется продуктивная изоляция от всего этого самоубийство языка. Если удастся — все остальное не будет стоить труда. Мои дети с удовольствием выполняют все грамматические задания — и рутинные упражнения, и сложные творческие работы — потому что живут в атмосфере творчества и уважения к языку и культуре. Языковой цинизм и языковое варварство губит лингвистические способности, врожденные у КАЖДОГО ребенка, на корню.
    Следующая статья будет про изучение грамматики английского языка, там я разовью эти мысли на материале иностранного языка.

  3. Анна пишет:

    Наталья, я имела в виду «добавить» к вышеизложенному — а что это только вступление, лично меня, филолога-русиста, только радует. Разговор серьезный и необходимый.
    Насчет необходимости выполнения любых заданий (творческих и не очень) — абсолютно согласна. (Может, это профессиональная солидарность?)

  4. Людмила Уитман пишет:

    Две моих старших девушки официально прикреплены к классам, где преподается система Эльконина-Давыдова. У старшей учительница была пожилая, поэтому не побоялась не брать их учебник русского, а преподавала по Бунеевскому. У второй был классический «фонематический» учебник. Но дома мы по ним не занимались ни с первой, ни со второй. Мы просто брали тему и учили правила, как и предлагает Наталья. В итоге у старшей сейчас (в пятом классе) половина учеников имеют тройку по русскому, у нее — пятерка (это при том, что наш папа — иностранец, и Анита рано начала говорить на английском, какое-то время смешивала языки, явно «не чувствуя» русский). У второй сами педагоги откровенно говорят, что понимает логику такого преподавания (или, правильнее сказать, подхода) где-то треть класса, остальные, увы …
    Нам очень нравятся учебники Ольги Соболевой «Радуга речи». Они помогают наглядно представить правило, благодаря отличным картинкам. Для моих леворуких это важно. Плюс на правила есть стишки, очень легкие для запоминания. Также вводятся и словарные слова (рисунок плюс стишок). В учебниках много творческих работ. Наталья, интересно, что вы думаете про ее учебники?

  5. Наталья Геда пишет:

    Людмила, рада Вас приветствовать! Спасибо за Ваш опыт, очень важно получать такие свидетельства.
    К сожалению., по поводу учебника я не смогу с Вами солидаризироваться. У меня иное мнение на его счет.
    Учебник Ольги Соболевой (отрывки учебников всех 4 классов здесь: http://metodika.ru/?id=8) мне очень не нравится своим заигрыванием с детьми и отсутствием развития отношения к аудитории. Когда в 1 классе автор комментирует задания от лица некоего сказочного персонажа Глазастика, это еще куда ни шло. Но когда то же самое происходит в 4 классе, когда ребенку уже 10 лет, и он в разгаре «первого переходного возраста » — это уже даже не смешно. Хотя отдельные перлы, типа: «все существительные, и одушевленные и неодушевленные, очень любят склоняться», могут показаться забавными.
    По-моему, тот стиль изложения материала, которого придерживаются авторы учебника, иначе, чем «сюсюкающим» и «приторно-сиропным», и не назвать. Но много ли детей любят, когда с ними сюсюкают? А грамматика в этом сюсюканье как-то растворяется. Возможно, учебник еще терпим для девочек, как существ более эмоциональных, но для мальчиков он попросту неприемлем.
    Мне кажется, учебники Соболевой могут быть полезными в качестве дополнительной литературы для чтения по теме «грамматика русского языка», но не в качестве основного учебника грамматики. Как на основу сейчас следует ориентироваться все-таки на учебник Рамзаевой, за неимением лучшего (позволить себе распечатать и адаптировать учебник Полякова и Чистякова могут далеко не все).

  6. Павел пишет:

    Слушайте, я, может, кого-то обижу — но это же дикость. Я посмотрел учебники Соболевой — и пришел в ужас. Так беззастенчиво сюсюкать с ребенком-четвероклассником — это же не уважать его, как личность. По-моему, это отупляет и портит литературный вкус (и авторы еще осмеливаются что-то писать о стилистике!). Я с раннего детства не мог терпеть даже чисто художественных «сюсюкающих» книг, а учебник — просто вызвал бы у меня отторжение. Я считал и в детстве (и сейчас считаю), что учебник должен быть «серьезным». Элемент шутки может, конечно, быть — но нельзя же все излагать в такой форме, это ненормально.

    Как нельзя кормить человека всю жизнь протертыми пюрешками и жидкими кашицами — так и с его умением читать, воспринимать тексты. Ученик должен с самого начала учиться постепенно потреблять «твердую пищу» знаний и текстов, а не такие вот бутерброды с повидлом (а иначе потом он нормальные тексты читать всю жизнь и не сможет и то, что не будет его развлекать, воспринимать не будет). Это вовсе не значит, что учебник непременно должен быть «скучным» (на самом деле хорошо структурированная подача информации редко скучна) — но учебник Соболевой я бы не мог «переварить» даже как занимательное чтение — слишком бедным, непродуманным и стилистически нехорошим он мне кажется.

    Достаточно положить его рядом с действительно хорошей популярной детской познавательной литературой — даже с теми же книгами Левшина о математике, тоже написанными в форме «сказки» — и разница сразу очевидна.

  7. Павел пишет:

    Перечитав пост Людмилы внимательнее просмотрел учебники. Я понял, что нравится Людмиле.

    Графические схемы правил — само по себе это неплохо, я даже «за».
    Стишки про правила — неплохо, только они должны не заменять «учебную» формулировку правила, а дополнять (и, конечно, быть написаны с хорошим вкусом).
    Слова для запоминания с картинками — это само по себе тоже неплохо.

    Однако все это было бы хорошо само по себе, если бы было дано в ином, стилистически более пристойном, исполнении и не сопровождалось странными, сюсю-сиропными (как правильно выразилась Наталья) историями и персонажами. И все «плюсы», боюсь, перевешивает один жирный «минус» плохого вкуса и стиля, и неуважения к ребенку.

    Больше игрового материала в первом классе — могу понять, при условии, что ученику объяснили все-таки, что такое учеба и дисциплина. Но попытка учить и учиться играючи (да еще при такой форме этой игры) в четвертом классе — кажется мне попросту вредной.

    Извините, если мое резкое мнение кого-то обижает.

  8. Людмила Уитман пишет:

    Совсем не обижает, Павел. Вы меня вполне правильно поняли. Именно то, что я написала, мы и используем. Учебник за 4 класс мы вообще не брали, там правил, насколько я помню, практически нет. А вот в учебники 2 и 3 класса регулярно заглядываем, чтобы вспомнить правила. (Кстати, я вполне согласна с «дополнением вместо замены») Ориентируемся мы все-таки на те учебники, что нам выдали в школе, ведь мы по ним сдаем.
    Кстати, большое спасибо за ссылку на учебники Полякова, я их раньше не видела. Уже начали заниматься по ним с сыном, который идет в первый класс.
    Может, кто-то знает книги, которые бы были похожи на Соболевские, но без тех минусов, о которых говорилось?

  9. Людмила Уитман пишет:

    Да, еще одно важное дополнение. Что касается «объяснить, что такое учеба и дисциплина», здесь я двумя руками «за» то, что говорят Наталья и Павел. Именно это и привлекло меня в вашем сайте.

  10. Людмила Уитман пишет:

    Наталья Геда

  11. Ирина пишет:

    А мне, например, подход Соболевой и ее учебники однозначно нравятся, хотя после тона и лексики некоторых комментариев в этом кто-то и признаться не осмелится. Не знаю, как Наталья Геда, но уж Павел-то точно не держал этих учебников в руках, а составил о них представлением по материалам соответствующего сайта. Что-то типа — не читал, но хочу сказать.

    Я использую этот учебник в течение года (2 класс), знакома с остальными учебниками , рабочими тетрадями и методической литературой по курсу начальной школы. Могу сказать , что первое, поверхностное знакомство по материалам авторского сайта не произвело на меня однозначного впечатления, но после того, как мои дети, отзанимавшись около двух месяцев по хваленой здесь Рамзаевой стали тихо ненавидеть уроки русского, мне пришлось волей-неволей искать альтернативу. По рекомендации родителей-практиков я вновь обратила внимание на эти учебники. Первое, что подкупило — прекрасно продуманные рисунки, отображающие суть правил и понятий. Я знала, что в нашем случае это пойдет. Я приобрела учебники и была поражена легкостью и живостью подачи материала.Затем я посетила авторский семинар, который проводила О.Л.Соболева, и многие вещи стали для меня просто открытием. Мне стало легче заниматься с детьми, не только русским языком , но и другими предметами тоже. Уроки русского перестали вызывать отторжение.
    За год я была на пяти однодневных семинарах. Что могу сказать?
    Эта методика не свалилась «с потолка», в ее основе лежат серьезные научные исследования в области детской психологии и психологии обучения.Об особенностях достаточно полно сказано на авторском сайте. Там же имеются и отзывы специалистов и родителей.

    Понятно, что для всех хорош не будешь, тем более что столь яростные критики этой программы высказали здесь вполне определенные предпочтения. Я промотрела материал учебников Полякова-Чистякова за 1-2 классы. Без сомнения , они обладают определенными достоинствами. Но называть их чуть ли не идеальными, даже при условии редакции «советизмов»… по меньшей мере , несколько смело. Тексты 70-80% упражнений совершенно плоские и неинтересные для ребенка. Сразу всплывает в памяти набившее оскомину «мама мыла раму». Особенно меня впечатлило «Берегите зеленые насаждения». Т.о. , кроме советских заморочек, придется «отредактировать » большую часть упражнений. Далее, остаются правила. В основном, очень хорошо. Но тоже не без изъятий. Есть расхождения с современными нормами. Вывод — как основной, и тем более, единственный, этот учебник — на мой взгляд — не годится.

    Вне всякого сомнения, учебник вызывает у меня воспоминания о собственном детстве, т.к. наши не сильно отличались от него. Но — увы, я понимаю, что учу совершенно других детей, находящихся под воздействием намного более плотного информациоонного потока, чем в мои 70-е, и тем более, те — 50-е, годы. Это при том, что мои дети не смотрят телевизор в общепринятом смысле слова, компьютер у них только дозированно и почти только для обучения. Учебники Соболевой дают ту радость, неожиданных поворотов и открытий, которая способно конкурировать с современным потоком информации.
    Теперь по поводу «слащавости» и «детскости». Да, без сомнения, вы правы, , учебник «слащавый» Особенно после просмотра «Бандитского Петербурга» и иже с ним. Для оппонентов мне больше нечего сказать, потому что их все равно не убедишь. Для заинтересованных объясню , что для упражнений и текстов специальная подбиралась добрая и светлая тематика. В противовес кое-чему, так сказать. А вот количество, качество и сложность этих упражнений с точки зрения преподавания предмета находятся на очень высоком уровне. Это не мое мнение — на семинарах я слышала мнение учителей, причем не все были сторонниками этой системы. Но в этой части соглашались однозначно. А еще ведь есть рабочие тетради.Огромный материал для упражнений, и ни одного «зеленого насаждения» .

    Кроме того, многие правила, которые проходятся в других системах гораздо позже, здесь вводятся раньше, т.к. авторы нашли для этого оригинальные и простые способы. Яркие картинки , веселые, часто пародоксальные, стихи производят на ребенка глубокое впечатление, что исключает необходимость зубрежки. Многие правила поданы так, что ребенок «открывает» их сам , испытывая ощущение того самого интеллектуального всемогущества.

    Да, фанатам Полякова-Чистякова это все не подходит. Но это ведь не значит, что не подходит никому, что все любят маму, мывшую раму.
    Заранее прошу прощения, за тон в некоторых местах, но увы, он спровоцирован тоном моих оппонентов. Если кто-то написал, что учебник ему нравится, конечно, очень корректно его заплевать, а потом сказать — ну и хорошо, что Вы не обиделись!. Ну и вы не обижайтесь.

    А Вы, Людмила, смелей отстаивайте то что Вам нравится, не поддавайтесь агрессивному напору, потому что Вы- человек со своими предпочтениями и взглядами и имеете право выбирать то, что нравится Вам и подходит именно Вашему ребенку.

  12. Наталья Геда пишет:

    Ирина, спасибо за Ваш добрый и неагрессивный ответ.
    Рекомендуя всем учебник Полякова-Чистякова, я имела в виду в основном совершенство изложения системы русской грамматики, которое свойственно именно этому учебнику. То, что упражнения, приведенные в этом учебнике, по большей части не могут использоваться в исходном виде, я упомянула. Поэтому не очень понимаю Ваш тон — кажется, я не утверждала, что этот учебник — идеал. Но я считаю, что при всех своих указанных недостатках, в применении этот учебник может принести меньше вреда,. чем учебник Соболевой , потому что последний начисто портит вкус (что , конечно, вряд ли заметит тот, у кого он уже испорчен).

    Забегая вперед, я все-таки назову учебник, который мог бы быть идеальным, если бы сопровождался практической частью (к сожалению, в нем присутствует только теория).
    Это «Справочник школьника для начальных классов», Н. А. Абельская, М. Б. Елисеева, Н. М. Купчинский, Н. Н. Машкова. — М. :АСТ; СПБ: Сова, 2007 (http://www.ozon.ru/context/detail/id/149644/)
    Все разделы книги хороши и могут использоваться на 2-3 году обучения в качестве дополнительных учебников, а грамматика — просто прекрасна. Она обладает всеми достоинствами курса Соболевой и не имеет ее недостатков. Она занимательна, познавательна, поэтична, там также в наличии лингвистические игры, стихи, диалоги — но все это написано чудесным русским языком, а не специальным «сюсюкающим», неизвестно на кого рассчитанным.
    Если уж хочется «популярную грамматику для малышей» — то от души рекомендую просто положить рядом книгу Соболевой и этот справочник, сравнить любой раздел — и сделать вывод. Единственный недостаток «Справочника», на мой взгляд — это то, что он издан на газетной бумаге в черно-белом исполнении. Ну, зато он экономичен — иметь под рукой весь курс начальной школы всего за 200 с небольшим рублей — очень неплохое решение.
    Что касается прочих Ваших замечаний, Ирина, то я с ними согласна. Учебник Полякова и Чистякова, так же как и учебник Рамзаевой, и проч. — не идеальны. Идеальных сейчас вообще нет. В любом случае приходится комбинировать имеющиеся учебные пособия и самостоятельно «изобретать» упражнения.
    Но каким бы учебником мы не пользовались, русской грамматикой невозможно овладеть без знания правил и понимания их логики. И на начальном этапе обучения без ненавистной Вам зубрежки не обойтись — хоть со стишками, хоть без них. Так что Вы, конечно, имеете право отстаивать свое мнение и предпочитать что угодно,но отрицать элементарные основы обучения на грамматическом этапе Вы не сможете. Не выйдет. Это не я придумала, я повторяю только то, что проверено веками. И не нужно из меня делать одиозную фигуру — не такая уж я «страслая и ужаслая», как Вам кажется.

  13. Людмила Уитман пишет:

    Ирина (да и все остальные тоже)!
    Неужели цель этого обсуждения — во что бы то ни стало отстоять свою точку зрения и доказать свое право выбирать то, что нравится мне и моим детям? Мы же взрослые люди, и каждый довольно уверен в своих предпочтениях на сегодняшний день (почти у всех, я уверена, проверенных на практике), но пришли сюда для того, чтобы услышать другие точки зрения и прислушаться/задуматься, а не отвоевать свое мнение. Учиться друг у друга, другими словами. Или я чего-то недопоняла? Я лично нахожу здесь много полезной информации к размышлению. Хотелось бы чуть меньше эмоций, если можно.

  14. Иван пишет:

    ——————- чем учебник Соболевой , потому что последний начисто портит вкус (что , конечно, вряд ли заметит тот, у кого он уже испорчен)————-
    Наталья Геда, по вашему Ирина имеет испорченный вкус? Ваш ответ тоже считать добрым и неагрессивным?

  15. Наталья Геда пишет:

    Иван, я ничего не знаю и не утверждаю про то, какой вкус у Ирины. Свой комментарий она вполне могла написать в полемическом задоре, а вовсе не потому, что ей действительно так уж нравится учебник Соболевой. Да, мой ответ Ирине резок — просто меня обычно очень удивляет, когда меня начинают называть агрессивной и категоричной люди, на порядок более агрессивные. Это странно и непонятно.
    Людмила, теперь я вижу, что была не права, и готова принести извинения Ирине и всем, кто мог счесть себя задетым моими ответами, в первую очередь Вам. Извинения за излишне резкий тон — но отнюдь не за содержание ответа. Свое мнение по поводу учебника Соболевой я, увы, не могу изменить.

  16. Павел пишет:

    «Не знаю, как Наталья Геда, но уж Павел-то точно не держал этих учебников в руках, а составил о них представлением по материалам соответствующего сайта. Что-то типа — не читал, но хочу сказать.»

    Конечно, спасибо за вывод, но, между прочим — плохой вкус и плохой стиль текста вполне можно оценить по тем нескольким десяткам страниц, которые присутствуют на сайте. И даже одной такой страницы было бы достаточно, чтобы учебнику «отказать». Хочется, чтобы у детей формировался действительно хороший стиль и нормальный языковой вкус.

  17. Павел пишет:

    «Для заинтересованных объясню , что для упражнений и текстов специальная подбиралась добрая и светлая тематика.»

    Аргумент от «Бандитского Петербурга» попросту некорректен. Совершенно очевидно, что никто из участников дискуссии не является приверженцем «брутальной жизненой правды», которая правдой не является ни в какой мере. И могу Вас заверить, что я в состоянии отличить добрую и светлую тематику от той слащавости, которая неизбежно связана с плохим вкусом и стилем.

    Сожалею, что мои достаточно резкие комментарии к учебнику (имеющие определенные основания) вызвали с Вашей стороны, Ирина, некорректную аргументацию с косвенным переходом на личности. Не ожидал.

  18. Павел пишет:

    Довольно интересны некоторые наблюдения.

    Занятно, что дискуссия может быть очень милой и неагрессивной, пока «все со всеми соглашаются» или спорят на уровне «вот Ваше мнение, а вот мое — они, конечно, равноправны». Однако, как только от этого странного «догмата» происходит отход — т.е. как только человек высказывает некоторую позицию с уверенностью в том, что она — истинная, а чужая — ошибочна — происходит взрыв.

    Между тем, совершенно напрасно. Иметь твердые и четкие убеждения и не соглашаться с позицией оппонента, даже резко критикуя ее — это нормально. Более того, даже резкая критика позиции оппонента — это ничуть не оскорбительное действие, находящееся в рамках культуры дискуссии. Да, можно «громить» чьи-то взгляды.

    Вот когда люди в ответ обижаются так, как будто критика направлена не на их точку зрения, а на их личность, и в ответ начинают переходить на личности оппонентов — это и странно, и некультурно.

    Когда постоянно это видишь, поневоле сожалеешь о классической культуре общения, в которой мирно и нормально общались люди, очень резко критиковавшие взгляды и позиции друг друга, и это не приводило к личным конфликтам. Всех к этому призываю.

    Да, я считаю, что человеку с хорошим вкусом учебник Соболевой нравиться не должен. Таково мое мнение (я еще и — о ужас — считаю понятие вкуса и художественного уровня объективным, а не субъективным) и я его твердо придерживаюсь и высказываю. Однако, я же не требую, чтобы с моим твердым мнением непременно соглашались. Кто-то может быть уверен, что у меня дурное представление о хорошем вкусе и т.п. Вовсе не нужно считать такое мнение лично оскорбительным для себя, если Вы считаете учебник Соболевой замечательным образцом вкуса и стиля (а тех, кому он не нравится — фанатами Полякова и «Бандитского Петербурга»). Достаточно просто твердо сказать, что автор такого мнения (в данном случае я) заблуждается, и Вы в этом уверены.

    Переходить в ответ на личности — это как-то незрело и хотелось бы этого не видеть. Между тем, констатация (обоснованная) того, что человек что-то не знает, что он некомпетентен, что его позиция ошибочна или плохо аргументирована, что его предпочтения нехороши, а что-то, что ему нравится — образец отнюдь не хорошего вкуса — никоим образом переходом на личность не является, это суждение, оценивающее _позиции_, а не людей. Это же надо понимать.

    В последнее время почти все (в сети) сказанное о своих взглядах воспринимают как личную атаку, как личное оскорбление — это явный симптом упадка культуры общения и, в принципе, начисто отбивает желание общаться в сети о чем-то. Если, конечно, не сводить общение к «и Вы правы, и я прав, и у каждого своя правда» — что, в общем-то, бессмысленно.

  19. Людмила Уитман пишет:

    Я первая готова признать, что многого не знаю. Я не филолог. По русскому у меня даже в школе четверка была, единственная. 15 лет с мужем-иностранцем только усугубили ситуацию. Я хочу учиться. И я отнюдь не утверждаю, что мое мнение (должно быть!) равноправно с мнением тех, кто действительно является специалистом в этой области. Я знаю одно, когда я начинаю переходить на резкий тон (в любой дискуссии) — это далеко не показатель того, что я абсолютно уверена в правоте моей позиции. Скорее наоборот, ведь лучший вид защиты — нападение.
    Я благодарна вам всем за ваши мнения об этом учебнике. Только мне кажется, каждый из нас в комментариях чуть-чуть перегибает палку (утверждает то, чего оппонент совсем не хотел сказать, или смотрит чисто на слова, а не на то, что за ними стоит и т.д.). От этого их читать, честно говоря, неприятно. Наталья, меня Вы лично ничем не обидели, напротив, спасибо Вам за ссылку на справочник, обязательно посмотрю.И мне очень приятно, что вы готовы извиниться.
    Я поняла про плохой вкус, хотя не могу сказать, что готова сейчас с этим согласиться (ведь никто этого и не требует, правда, Павел?). Но мне все же нравится ее метод ассоциаций (и в правилах, и в словарных словах). Он много раз выручал нас. Но, как вы уже поняли, я учила пока только девочек, этим мой опыт ограничивается. Из предложенных учебников ассоциативного метода я пока нигде больше не увидела. Жду следующей статьи Натальи о дополнительных пособиях, может быть, что-то будет там. И извините, если явилась невольной виновницей «взрыва».

  20. Наталья Геда пишет:

    Людмила,
    наоборот, большое Вам спасибо за то, что Вы задели такую важную и нужную тему. И в этот раз я готова частично с Вами согласиться — в самом деле, в практических заданиях учебника Соболевой можно найти много полезного. Действительно жаль, что сопроводительный текст негодный — хотя , в самом деле, с девочками, особенно младшего возраста, это может не сразу броситься в глаза.
    Поясню свою позицию: она состоит в том, что с определенного возраста — с тех же 7 лет, следует всеми способами подчеркивать, что ваш ребенок уже не малыш, что он вырос, и у него теперь новые, недетские задачи. А такие учебники, как учебник Соболевой, наоборот, ориентированы на то, чтобы задерживать ученика, который растет и развивается из года в год, в искусственно инфантильном состоянии. И этот недостаток настолько принципиален, что рядом с ним все достоинства практических заданий (в моих глазах, конечно), теряют всякую привлекательность. Чем хорош курс грамматики из «Справочника», который я порекомендовала — в том, что он может быть прочитан целиком, от начала до конца, как отдельная книга (для этого она достаточно занимательна) — а может использоваться как справочный материал, при возникновении затруднений с выполнением заданий из более строгих учебников (для этого этот курс достаточно системен и иллюстративен). И он написан с уважением к личности ребенка,ибо материал не разжеван в нем до состояния жидкой кашицы — это нормальная твердая пища для здоровых детских умов. Надеюсь, Вы сумеете приобрести эту книгу, и тогда я бы очень хотела услышать, каковы будут Ваши впечатления. А на «взрывы» не стоит обращать внимание — это нормально для сетевых дискуссий, у нас здесь еще очень даже прилично, по сравнению с другими площадками.

  21. Анна пишет:

    По дискуссии: Способность критиковать идейную позицию оппонента, сохраняя при этом уважение к личности человека — это показатель зрелости свободного человека. В нашей стране, к сожалению, долгое время господствовало мнение: «Если враг (в т.ч. идейный) не сдается, его уничтожают (физически)»; «Нет человека — нет и проблемы». Исторически все мы дети-внуки (заложники) этого беспомощно-агрессивного взгляда. Уж ежели великий Чехов «по капле выдавливал из себя раба», то нам всем тем более следует это делать — уважая собеседника, отстаивать свое мнение.

  22. Любовь пишет:

    А кто как относится к бунеевскому учебнику? Мы по нему учимся — особых отрицательных эмоций нет (хотя и особых положительных тоже). Нормальный учебник.

  23. Елена пишет:

    Подскажите, пожалуйста, если мы первый класс шли по учебнику Бунеевой, а теперь взяли учебник соболевой за второй класс, насколько трудно нам может быть на аттестации? ( у меня в наличии есть и учебник рамзаевой, который при «чтении по диагонали» понравился мне больше бунеевского). Соболеву взяла — потому, что ребенку он вернул радость от уроков русского языка (а не утверждение, что русский язык самый нелюбимый предмет, как в прошлом году). Идем по нему с опережением, используем тетради по чистописанию и орфографическую от комплекта Бунеевой, Шклярову — найди ошибку. Про ребенка — девочке 7.5 лет, очень мечтательная и чувствительная натура, читает с удовольствием.

  24. Коллега! Я, понимаю, что статья обзорная и научно -популярная, но откуда Вы берете такие понятия как «Логика грамматики». Нет таких понятий в лингвистике. Можете проверить в Интернете. И таких нет «Риторика грамматики». Если грамматика это наука, то она обязательно логична, не может быть наука алогичной. Они пишутся Логика И Грамматика, Риторика И Грамматика, но не «Логика грамматики». За Вами все родители будут повторять. И конечно дети научатся. А таких понятий нет и не было. Я и о других Ваших статьях писал, но не получил ответа. Надеюсь, что получу, Вы сами говорили, что готовы выслушать конструктивную критику.