Центр домашнего обучения «Алгоритм»
г. Москва, ул. Земляной вал, дом 54, строение 2
contact@school4you.ru

skype: onlinealgorithm

8-495-781-10-30 8-800-555-99-53

Нововведения чиновников грозят исчезновением школ для одаренных и особенных детей

Оставшиеся лучшие школы Москвы оказались на грани банкротства. Сейчас в связи с сокращением финансирования они ищут спонсоров. В противном случае, их ожидает участь стать частью больших образовательных корпораций и лишиться своих программ. Элитные школы, по мнению педагогов, такую реорганизацию не перенесут. Укрупнение также ожидает и школы для инвалидов и девиантных детей. На сегодняшний день такая модель московской «уравниловки» распространяется на всю страну: те же процессы наблюдаются в Рязани, Туле, Ульяновске.

Последнюю неделю столичная мэрия на Тверской улице жила в условиях непрекращающегося пикета с требованием о том, чтобы школы были разными. Пикет был организован учителями школы-интерната для одаренных детей «Интеллектуал», которые вышли на демонстрацию в связи с объединением их школы с гимназией № 1588. Школе обещали серьезные финансовые проблемы в случае, если она откажется от такого слияния. Однако проблемы появились уже сейчас.

Ранее принятый федеральный закон об образовании упразднил все виды учебных заведений: лицеи, гимназии, коррекционные, специализированные школы и другие. При этом общеобразовательные учреждения были лишены и дополнительного финансирования таких программ, как деление классов на подгруппы, углубленное изучение предметов, медико-психологическое сопровождение школьников, индивидуальные занятия, проектно-исследовательская деятельность, круглосуточное пребывание..

В мэрии Москвы объявили, что элитные школы отныне не нужны и все дети равны. Каждая школа должна создать равные условия, в том числе и финансовые. В 2011 году стартовал пилотный проект повышения качества образования, который предлагал учебным заведениям поднять минимальный норматив на содержание одного ребенка с 63000 до 123000 рублей в год. Но если районные образовательные заведения согласились на эти условия, то продвинутые учреждения, которые ранее имели гораздо большие деньги, не спешили. Теперь выбора им не оставили.

Учитель математики Алексей Сгибнев рассказал, что сейчас «Интеллектуал» получает в два раза меньше финансирования, чем соседние школы. Для того чтобы школу можно было уравнять с остальными, чиновники потребовали ее слияния с гимназией.

Представитель родительского комитета школы Елена Новоселова сообщила, что гимназия, с которой «сватают» учебное заведение, крепкая в хозяйственном плане: свежий ремонт, хорошая мебель в холле, опрятные занавески. Однако у учащихся школы «Интеллектуал» совсем другие приоритеты. После уроков они занимаются на факультативах, участвуют в научных разработках, а большинство вообще остаются на пятидневку в интернате. Некоторым ученикам, в случае слияния школ, придется тратить на дорогу по 4 часа. В соседней школе также есть кружки, однако за них нужно платить: 2000 рублей за 1 час индивидуальных занятий. 30% семей учащихся являются малоимущими, и столько платить за внеурочные кружки они не смогут, а дети останутся без любимого хобби.

«Интеллектуал» — это не единственная школа, которой грозит слияние. Реорганизации также подлежит и Государственное бюджетное образовательное учреждение (ГБОУ) № 1189 им. Курчатова, которое считается одной из самых сильных математических школ. По словам отца пятиклассницы ГБОУ № 1189 Антона Соловьева, основой школы является высокий уровень поступающих. В случае объединения, уже в следующем году в нее поступят обычные дети, которые не потянут образовательную программу и ее уровень придется снижать для всех школьников.

В начале этого учебного года у лицея № 1525, известного как «Воробьевы горы», отобрали название, и он был выселен из Дворца пионеров. На данный момент под брендом «Воробьевы горы» создан новый образовательный комплекс, состоящий из двух местных школ, колледжа и двух детсадов. А лицей № 1525 был переселен в пристройку школы № 1305. Адаптация педагогического коллектива и детей происходит довольно болезненно. Половина учеников покинули школу.

Александр Ковальджи, заместитель директора по науке в физико-математическом лицее «Вторая школа» сообщил, что в лицей также поступили предложения об укрупнении. Однако для этого общеобразовательного учреждения слияние неприемлемо. По опыту укрупненных школ – коллективы педагогов и учащихся полярных школ не находят общий язык и не сливаются. В одной из школ даже пришлось поделить туалеты и этажи для того, чтобы устранить драки на переменах среди детей. По мнению Ковальджи, зона ближайшего развития и среда является важной мотивацией учебы. И если из школы пропадает теплая атмосфера, то привлекательность учебы падает.

Марина Пинская, ведущий сотрудник Центра социально-экономического развития школы НИУ ВШЭ, отметила, что международный опыт по смешиванию разных контингентов имеет место быть. Такой подход применяется в США для оздоровления слабых учебных заведений. Но это происходит обязательно с учетом пропорции носителей разных ценностей. По данным США, благополучные ученики должны составлять не менее 65% в таких школах. Судя по опыту слияний московских школ, российские чиновники данные исследования в расчет не принимают.

Слияние и поглощение школ в столице продолжается уже третий год. Согласно статистике, за это время было образовано 894 многопрофильных холдингов, которые поглотили в себя 3063 школ, колледжей и детсадов. В настоящее время рассматриваются заявления от 62 бюджетных общеобразовательных заведений на создание 18 корпораций. Задачу такой коллективизации описал министр образования Москвы Исаак Калина: объединений школ позволит получать ученикам все образовательные услуги в одном месте. В состав таких комплексов войдет также и дошкольное образование. Учителя при этом получат полноценную нагрузку, чего не хватает в маленьких школах. К тому же, на базе ресурсов крупных образовательных комплексов большинство столичных школ, по словам чиновника, могут преподавать любой предмет на необходимом для учащихся уровне и вести любой вид профилизации.

Изначально реорганизация должна была осуществляться только с согласия родителей. Однако практически в каждом случае такие перемены встречали протест, который быстро устранялся путем увольнения директоров школ, которые не смогли «уговорить» родителей и учеников на укрупнение.

Эксперты отмечают, что, хотя с момента образования первых больших школьных корпораций прошло много времени, прозрачной системы обмена опытом и сравнения работы учебных заведений до и после слияния до сих пор нет. Показателем успешности такой реформы мэрия Москвы считает тот факт, что с 2010 года количество московских школ, которые подготовили лауреатов городских олимпиад, увеличилось на 37,5%, а Всероссийской олимпиады – на 15%. При этом в независимом межрегиональном профсоюзе «Учитель» уверяют, что данные цифры — всего лишь манипулирование статистикой, и если объединить все учебные заведения в одно, то при единственном победителе олимпиад на весь город результат будет равен 100%.

Ольга Петрова из Южного Бутова, мать учащегося ГБОУ № 2047, рассказала, что после поглощения школы учебным заведением № 2109 ничего существенно не изменилось, за исключением того, что прибавились 3 школы и 7 детсадов, а в начальных классах добавились новые буквенные наименования.

Однако не все родители столь спокойны в своем отношении. Первыми из-за нововведений чиновников неприятные перемены ощутили коррекционные, вечерние и девиантные школы и детсады. Мама двух дошколят Екатерина Музафарова поделились тем, что сад для детей с аутизмом и задержкой развития, куда ходили ее дети, год назад стал структурным подразделением комплекса № 398 в Выхино. До этого группы состояли из 15-19 человек, с которыми работали логопеды и дефектологи. На базе садика действовали физиопроцедуры, театральная студия, лечебный массаж. В настоящее время все устранили, и учреждение стало общеобразовательным, а не коррекционным. Планируется введение дополнительных услуг от 3200 до 4500 рублей в месяц за посещение 1 кружка. Макомплектные группы с больными детьми будут доукомплектовываться здоровыми в количестве до 25 человек. Многие специалисты уволились из детсада, так как им урезали зарплату.

В прошлом году в комплексе № 415 в Лефортово соединили обычную школу, вечернюю и «английскую» с 4 детсадами. В первое время все члены данного холдинга находились каждый в своем здании. Затем ученики вечерней школы стали учиться вместе с обычными школьниками. Возраст учеников вечерней школы варьировался от 15 лет и старше. В результате такого совмещенного обучения вместе с 11-классниками стали учиться молодые люди 21-24 лет, которые только что вернулись из армии. Они через раз посещали занятия, допускали мат при детях, могли развалиться на диване и пинком открыть дверь в учительскую. Это негативно сказывалось на дисциплине: дети не понимали, почему одним можно все, а другим ничего.

Как сообщил директор центра социально-экономического развития школы ВШЭ Сергей Косарецкий, московский опыт слияния школ постепенно распространяется и на регионы страны. Об этом сообщают учителя из Ульяновска, Тулы, Рязани. Эксперт пояснил, что изначально все задумывалось для ликвидации межшкольного неравенства. Но в случае, когда заведения объединяются формально, по территориальному признаку, неравенство будет сохраняться и внутри нового комплекса. К примеру, пятые классы, которые перешли из слабой школы, такими же слабыми и останутся по уровню подготовки, как и раньше. А школа при этом «отчитается» только о сильных учениках для того, чтобы сохранить имидж.

Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики убеждена, что о качестве образования никто и не думал изначально. Главной причиной реформ, по ее мнению, является экономия бюджетных средств. Зубаревич считает, что по такой же системе происходит назначение министров и выбираются губернаторы. Современная школа лишь показывает то, что происходит с государством в целом и его схемой управления.

Сложившаяся ситуация демонстрирует изменение образования в сторону «серости» и однотипности. Продолжение внедрения таких реформ в скором времени не оставит школьному образованию шансов, а если школ, которые бы отвечали определенным требованиям, не останется, то родителям и самим учащимся стоит подумать об альтернативных способах обучения.