Центр домашнего обучения «Алгоритм»
г. Москва, ул. Земляной вал, дом 54, строение 2
contact@school4you.ru

skype: onlinealgorithm

8-495-781-10-30 8-800-555-99-53

Развитие правовой культуры подростков — часть первая

Нет, наверное, более актуальной, и менее разработанной области образования современных молодых россиян, чем право. Школьной программой эта область знаний практически не затрагивается – если не считать, разумеется, обзорный курс «Обществоведения». Почему не стоит считать курс «Обществознания» серьезным вкладом в развитие правовой культуры подростка?

По целому ряду причин.

Во-первых, этот курс является слишком компилятивным. В неполном и выборочном виде он дает обзор социо-и антропологии, этики и права, не давая, в результате, серьезного представления ни об одной из этих областей. Все эти важнейшие для правильной социализации развивающейся личности темы просто «проходятся», довольно бегло и без необходимого углубления в суть предмета. Убедиться в этом легко, открыв «Стандарт основного общего образования по обществоведению»
( http://www.school.edu.ru/dok_edu.asp?ob_no=14398 ), и увидев, что в него не входит изучение даже основных документов российской и международной правовой систем, таких, как «Конституция Российской Федерации», «Всеобщая декларация прав человека» и т.п.

Конечно, можно сказать, что такие документы старшему подростку не по зубам. Да, разумеется, язык юриспруденции сух, скучен и маловыразителен (впрочем, в случае наиболее базовых правовых документов это, все же, не вполне так), но вряд ли в большей степени, нежели язык математических или химических формул; однако химию и математику подростки обязаны изучить, даже если они им никогда не пригодятся, а вот основные законы, которыми будет определяться их будущая взрослая жизнь – почему-то нет. Правильно ли это?

 

Особенности национальной правовой культуры

Всем известно, что русского человека по преимуществу характеризует дремучая необразованность именно в такой принципиальной для его будущей жизни и карьеры сфере, как право. Большинство наших сограждан существует как будто бы вне правового поля, ни разу не открыв для себя ни одну из статей отечественного законодательства (не говоря уже о международном праве). В жизни люди руководствуются, в лучшем случае, здравым смыслом, в худшем – представлением о том, что «у кого сила, тот и прав», и стремлением эту силу (в том или ином воплощении, от горы мускулов до пухлого счета в банке) получить. При этом, к сожалению, знание законов и умение их последовательно применять для отстаивания своих прав не опознается большинством наших соотечественников как признак той самой «силы», к которой они стремятся. В их представлении, знаток законов, правовед, обслуживает право сильного на утверждение его власти над окружающими. То есть, для типичного россиянина закон – это относительная категория, применение которой во многом зависит от платежеспособности гражданина, вошедшего в соприкосновение с правовой областью. Причем вопрос об социальной справедливости, как правило, не рассматривается в такой ситуации вообще – причем с обеих сторон.

Кроме того, к особенностям национального правового сознания (вернее, отсутствия такового) относится часто встречающееся пренебрежение нормами международного и федерального законодательства на уровне отдельных чиновников и «представителей власти».

К сожалению, в России слова о том, что Конституция является «основным законом Российской Федерации» часто остаются пустой риторикой. Как показывает жизненный опыт, положения Конституции и других законов часто не знают даже депутаты и правительственные чиновники – что там говорить о простых гражданах, тем более – о детях!

То есть, мы все часто оказываемся в ситуации банального, первобытного беззакония, о котором писали еще Пушкин с Державиным – а воз и ныне там, несмотря на почти столетие всеобщего среднего образования. Люди не знают, что такое право, зачем существуют права, как использовать нормы закона для восстановления справедливости.

Можно ли это изменить? Думается, что можно – но только если мы с самого юного возраста научим людей правильно понимать право и применять его на пользу всему обществу. Общественная справедливость останется недостижимым идеалом, пока в сознании людей не закрепится мысль о том, что знать основы права необходимо каждому, а полная правовая безграмотность – по сути, не менее неприлична, чем неумение писать и считать. Именно так, между прочим, считали в древнем Риме, откуда берут свое начало многие системы права стран современного мира, включая и Россию.

«Не было бы счастья, да несчастье помогло», — говорит русская поговорка. Сегодня она вполне применима к сфере правового образования. Очень многие проблемы в жизни нашего общества становятся неразрешимыми именно потому, что люди плохо знают право. До какой степени государство может вторгаться в жизнь семьи и чем могут быть ограничены его возможности? Как защитить свое право учить детей дома? Может ли нормальный закон разрешить отобрать у родителей ребенка в связи с их бедностью или по одному подозрению в том, что с ним плохо обращаются и нормально ли это? Все больше становится таких вопросов, на которые нельзя ответить без знания и российских законов, и более глубоких, фундаментальных основ права. И все чаще людям приходится «и здесь, и там учиться понемногу», обретая основы правовой грамотности.

И, конечно, хочется, чтобы эти знания доставались нашим детям не таким сложным путем, но чтобы они входили во взрослую жизнь уже, хотя бы отчасти, вооруженными. Кстати, в древнем Китае юристов числили по военному ведомству и считали юриспруденцию, по сути, областью военного дела. И это правильно, – ведь задача права состоит в том, чтобы бороться со злом

Получение начальной правовой грамотности – сложное начинание для семьи. Во-первых, потому что родители сами чаще всего не имеют даже начальных представлений о праве и им приходится учиться вместе со своими детьми. А во-вторых – потому что любая правовая система – это огромное море информации, в котором неподготовленный человек рискует заблудиться и потеряться, как маленький ребенок в дремучем лесу.
Попробуем немного сориентироваться в этом запутанном мире.

Что такое право?

Чтобы научиться правовой грамотности, прежде всего надо понять, что право и закон – это не какие-то сложные и далекие от жизни абстракции, которыми занимаются специалисты-юристы в судах и в заваленных пыльными бумагами кабинетах. Право – это часть нашей повседневной жизни.
Вот как пишет об этом (и все сказанное верно и для России) автор книги «Введение в американское право» Л. Фридмэн:

«Конечно, как правило, большинство из нас не каждый день сталкивается с необходимостью иметь дело с судом или адвокатом, за исключением крайне редких жизненных обстоятельств. Но не проходит и дня — и даже часа — без взаимодействия с правом в самом широком смысле слова или с людьми, чьи действия определяются правом. Право вездесуще, хотя зачастую его присутствия мы не замечаем.

Например, когда мы заходим в бакалейный магазин и покупаем хлеб, молоко, суп, картофельные хлопья, когда мы выписываем чек за продукты питания и достаем пакеты с покупками из нашего автомобиля, мы одновременно являемся субъектами и объектами юридических правил. Конечно, мы не ощущаем, что правовая система, подобно «Большому Брату», пристально наблюдает за нами, заглядывая через наше плечо. Но в известном смысле закон постоянно смотрит на нас. Определенные разделы права всегда регламентируют наше поведение.

Для того чтобы добраться до магазина, мы ехали в автомобиле или шли пешком, пересекая улицы. Правила дорожного движения шли и ехали вместе с нами. Десятки норм и правил регулировали условия на заводе, где был собран автомобиль, обязанности сборщиков, изготовителей кузова и мотора.
На банках и упаковках, стоящих на прилавках бакалейного магазина, много этикеток и ярлыков, а следовательно, и норм права — они пронизывают историю жизни каждой банки с вареньем, каждого тюбика зубной пасты. И конечно, работники магазина, как и работники атомобильного завода, подчинены федеральному и местному трудовому праву и законодательству штата.

Действительно, большинство вещей, которые мы покупаем, — телевизоры, приемники, мебель, обувь, что угодно — охвачено текстами определенных законов, правил безопасности и т. п. Большинство зданий и помещений, где «делается бизнес», должно соответствовать строительным правилам, правилам противопожарной и общей безопасности. Стандарты весов и мер, правила, регулирующие безопасность и удобство, продолжительность времени основной и сверхурочной работ, закон о выходных — список правовых вопросов, окружающих нас в повседневной жизни, бесконечен.
Более того. Когда я покупаю буханку хлеба или банку консервов, я заключаю договор, осознаю ли я это или нет».

Итак, право – даже право в узком смысле, «закон», окружает нас со всем сторон. В известной мере оно подобно воздуху – пока он чистый и его достаточно, чтобы свободно дышать, его просто не замечают. Но как только его не хватает, или в нем оказываются вредные примеси – его жизненная важность становится очевидной.

Пока в обществе все хорошо и нормально, право кажется чем-то ненужным (хотя, на самом деле и регулирует все вокруг). Но как только вы оказываетесь под угрозой, с вами поступают несправедливо, право и знание закона оказываются необходимыми, «как воздух».

Но, в действительности, неправильно, говоря «право» иметь в виду «закон» в узком смысле слова – те изданные государством нормы, которые все должны соблюдать и несоблюдение которых влечет государственные санкции. Сфера права, на самом деле, гораздо шире.

Скажем, дети играют друг с другом во дворе, и вдруг – ссора и шум:
— Что случилось?
— Саша играет не по правилам!

Даже для того, чтобы детская игра была интересной и играть в нее получалось, оказываются нужны правила. Пусть их устанавливают сами дети, а не государство. Все равно, когда правила нарушены – игра испорчена. «Ты зачем это делаешь?!» — возмущенно говорят дети Саше, — «Ты не имел на это права!».

— Ты же знаешь, если не сделаны уроки — никакого компьютера! – говорит сыну папа и сын, вздыхая, выключает монитор и садится за учебник.

— Папа, мы все тебя ждали! Ведь по субботам мы всегда смотрим вместе фильм, без тебя мы не могли начать! – кричат дети пришедшему отцу семейства.

Жизнь семьи и дома тоже требует того, что люди устанавливали и соблюдали те или иные нормы и правила. Если их не будет, совместная жизнь станет просто невозможна.

Свои «законы» устанавливаются и в семье, и в детской дружеской компании, и клубе по интересам или общественной организации. Даже на форумах в Интернете есть свои правила, которые должен соблюдать участник. Все это – тоже право, поскольку все это – нормы того или иного уровня значимости, которым человек подчиняется. И неважно, вынужден он их принять, или выбирает для себя добровольно, они все равно регулируют его жизнь, его поступки – и значит это правовые нормы.

Нарушители норм права – любых – сталкиваются с наказанием (или хотя бы с его вероятностью). Государство наказывает нарушителей своих законов штрафами и тюремным заключением, а само, нарушив международные нормы, может подвергнуться тем или иным санкциям со стороны соседей. Если ребенок нарушает правила игры, с ним могут отказаться играть. Нарушая правила семьи, сын может остаться без компьютерных игры, а отец – столкнуться со справедливой обидой в свой адрес. Религиозная община исключает нарушителя своих правил из числа своих членов, а библиотека – лишает права пользоваться книгами тех, кто нарушил ее правила. Так или иначе, все это – последствия нарушения правовых норм.

Без всех этих норм совместная жизнь людей была бы невозможной. И главные принципы этих норм – одни и те же на всех уровнях. С понимания их важности и с их знания и начинается правовая грамотность. Пока они соблюдаются, право остается «здоровым» и без следования ему ни одно общество не может достичь благополучия, а ни один человек – счастья и гармонии в отношениях с другими. Когда они нарушаются, мы сталкиваемся с «патологией» права, с разрушением жизни общества и отдельных людей «под предлогом законности». Наиболее яркими примерами таких «патологий права» были преступления, совершенные в XX веке тоталитарными режимами. Чтобы уберечь общество от таких болезней, мы все должны уметь хорошо проводить различие между «здоровьем» и «болезнью» права и не относиться к вопросам права со скучным безразличием.

Попробуем кратко рассказать о том, что нужно знать самим родителям и чему нужно научить самого ребенка, чтобы эта задача не стала неразрешимой. Задача эта непростая и сложность ее усугубляется тем, что почти не существует популярной литературы по праву, действительно полезной и доступной подростку (да и его родителям). Но все же попытаемся наметить контуры правового образования.

 

Теории права: при всем богатстве выбора иной альтернативы нет

Откуда же берется право? Кто его придумал и зачем оно нужно? На самом деле, для того, чтобы дать ответ на этот вопрос, разработано множество теорий и написаны горы книг. Существует целый предмет, под названием «теория государства и права», изучаемый будущими юристами в ВУЗах. Тем не менее, при всем изобилии информации, она, по существу, сводится к трем простым теориям.

1. Правовой позитивизм. Суть этой теории очень проста. Закон обязывает просто потому, что его ввела сила, которая может заставить его соблюдать. Неважно, чего хочет или добивается эта сила, справедлив закон или нет. Закон – это закон потому, что государство его установило. Или, в более общем виде, закон – воля того, у кого есть сила, чтобы заставить других исполнять его волю.

Нетрудно понять, что эта концепция права делает совершенно бессмысленными такие понятия как «правда» и «справедливость» в общественной жизни. По сути, в ней есть только сильный и его рабы, лишенные каких-либо неотъемлемых прав. Сильный может делать с каждым все, что хочет – и будет прав потому, что он сильный.

Понятно, что нормальная жизнь общества при такой концепции права делается совершенно невозможной. Я не знаю, что придет завтра в голову сильному (например, носителю государственной власти). Я не знаю, чего он от меня потребует. И я не вправе ему противиться, потому что он – закон. По существу, моя жизнь и смерть, счастье и несчастье полностью зависят от его решений.

Казалось бы, такая ужасная концепция не должна никого привлекать. Но, к сожалению, многие предпочитают не замечать ее недостатков и она вполне устраивает их… пока предпочтения и решения сильного совпадают с их собственными предпочтениями и желаниями. Примеры именно такого отношения мы видели в правовых системах тоталитарных преступных режимов XX века. Уничтожение миллионов людей просто за то единственное «преступление», что они принадлежали «не к той национальности» или имели «не то социальное происхождение» — прямое следствие правового позитивизма. И всякий раз в обществе находилось множество людей, которых вполне устраивала создавшаяся ситуация, пока под ударом не оказывались они сами.

По существу, именно такое отношение демонстрируют и сегодня те люди, который, сталкиваясь с нарушением чужих прав под прикрытием законности, говорят «ну, раз преследуют – значит есть причина». Примеров тому множество, но всякий раз речь идет об оправдании ситуации тем, что «раз это делает власть – это законно» или же тем, что «раз это соответствует закону, то все правильно». Люди предпочитают не задумываться над тем, что законы бывают несовершенными и могут не соответствовать действительному, здравому праву, а власть может совершать злоупотребления. У этого, как нам кажется, две главные причины: это позволяет до поры до времени не сомневаться в собственной безопасности (ведь все же правильно, значит правильного меня-то никто не тронет) и не тратить силы и энергию на сочувствие и помощь другим. Как говаривал Франсуа де Ларошфуко – «У нас у всех достаточно сил, чтобы перенести несчастье ближнего».

Это отношение можно понять, но стоит помнить – всякий раз, когда человек его проявляет, он оправдывает принцип «сильный всегда прав». И рано или поздно это отношение обязательно обернется против него.

2. Исторические и социологические теории права. Суть этого подхода такова: закон становится законом, потому что в определенной исторической ситуации доминирующему большинству кажутся справедливыми и нравятся именно эти нормы.

На самом деле, легко заметить, что отличие этой концепции от правового позитивизма является только кажущимся. В правовом позитивизме в качестве всевластного определителя права выступает носитель государственной власти. В правовом социологизме – та или иная общественная группа. Этим разница и исчерпывается. Фактически, законы все равно целиком зависят от произвола тех, кто их вводит и придумывает или одобряет. И не существует никакой меры справедливости или здравости закона, которую этому произволу можно было бы противопоставить. Так или иначе, при таком понимании закон – это принуждение всех выполнять то, что понравилось или захотелось кому-то. Это принуждение не имеет никаких реальных оснований – завтра предпочтения (воля главы государства, мода на те или иные мнения в обществе) изменится, изменится и закон. И закон всегда прав, вне зависимости от того, что он с собой несет – до тех пор, пока он устраивает государственную власть или доминирующую социальную группу.

Даже если доминирующая социальная группа – это большинство людей в том или ином обществе, такой закон в действительности никого не защищает – уже потому, что он очень нестабилен и может легко меняться просто потому, что общественное мнение изменится под воздействием тех или иных манипуляций. Закон всегда прав, и противопоставить этому – нечего.

3. Естественное право. Единственная концепция права, которая свободна от этих недостатков – волюнтаризма, произвольности и полной нестабильности – это т.н. концепция естественного права. Сформулирована она была еще в античности и на протяжении долгого времени преобладала в правовом сознании европейцев и американцев. На какое-то время ее вытеснили позитивистские и социологические теории – но теперь, когда все уже не раз вкусили от их плодов, можно сказать, что они обманули возложенное на них доверие. Все чаще и чаще правоведы, теоретики права и философы начинают снова говорить о теории естественного права как о единственной концепции, гарантирующей стабильность и благо общества.

Суть этой теории довольно проста. Она состоит в том, что у каждого явления в мире есть определенная природа, всегда ему присущая. И каждое явление в мире нормально существует и развивается во благо себе и всему остальному тогда, когда это развитие соответствует его природе. В сущности, право – это простая проекция этого общего принципа на систему отношений между людьми в обществе.

Иными словами все, что существует и должно существовать для блага общества и человечества, имеет право быть и имеет право быть собой – это основание теории естественного права.

Скажем, для того, чтобы общество и люди существовали, у человека должна быть возможность существовать и развиваться. Причем именно в качестве человека. Есть то, что отнимать у человека нельзя – иначе он человеком быть перестанет или не сможет достичь полноты человеческого существования. Это мы и называем «правами человека». Чтобы люди могли существовать и существование их имело смысл, эти права должны защищаться законом, свободно осуществляться – и ограничиваться только ради человека же, ради блага людей и общества.

Человек, в свою очередь не может существовать один, сам по себе. По своей природе он появляется на свет, воспитывается и становится человеком в семье. Без семьи просто не будет человека. А у семьи есть своя природа. Ограничивая ее – мы действуем вопреки интересам людей, да и каждой отдельной личности. Поэтому существуют и естественные права семьи, без которых она не может нормально, естественно развиваться как семья.

И человек, и семья, придуманы не государством. Наоборот, государство существует благодаря людям и семьям. Поэтому права человека и семьи исходят не от государства. Государство может своими законами только защищать и сохранять эти права, направлять их так, чтобы они осуществлялись на благо обществу, а не во вред. А если государство пытается сделать себя «владельцем» этих прав, неестественно ограничить их – это уже будет своего рода узурпацией.

Природа человека включает и культурную, духовную жизнь, причем осуществляемую сообща. Поэтому существуют разные культурные, общественные, духовные сообщества, группы, создаваемые для других целей. К ним относятся, например, народы, этнические и культурные группы, религиозные общины. Их существование естественно, люди вправе к ним принадлежать и у каждого из них есть своя природа и присущие ему по природе цели – а значит и свои права.

Наконец, все люди, живущие на некой территории, имеют общие ресурсы, проблемы, интересы – так или иначе тесно связаны друг с другом в своей жизни. Поэтому все общество в целом тоже имеет определенные права. Осуществляет эти права государственная власть, которая имеет, таким образом, свои задачи и природу. Задачи и права государства важны, оно вправе регулировать осуществление прав других сообществ, относящихся к нему так, чтобы никто не терпел излишнего ущерба и чтобы все получали пользу от совместного существования. Но права и задачи государства вовсе не безграничны, а тоже ограничены его природой. Государственная власть необходима, но она тоже имеет свои естественные пределы, не безгранична.

Права, проистекающие из природы каждого общественного явления, называются его естественными правами. А законы и правила, вводимые людьми – будь то правила в семье, правила пользования библиотекой или государственные законы – это применение этих прав к конкретным ситуациям и обстоятельствам, различным в разные исторические эпохи и в разных культурах.

Понятно, что верующие люди видят основание естественного права в воле Творца. Но теория естественного права, сама по себе, не требует непременных религиозных оснований. Зато она указывает на те прочные основы, которые имеют право и закон, подчеркивает, что не любой закон или правило, на самом деле законны. Потому что если закон или правила в той или иной системе нарушают естественные законы, противоречат природе личности, семьи, общества, государства – они вместо того, чтобы помогать и защищать обществу, его уничтожают. Дурной закон – это, по сути, вариант геноцида. С другой стороны, если человек не соблюдает хорошие законы – он тоже идет против собственной природы, разрушает общество, уничтожает своих близких и, в конечном итоге, самого себя.

Только естественно-правовая теория объясняет, почему же на самом деле надо соблюдать законы (в конце концов, не стоило бы соблюдать их лишь потому, что нас заставляют это делать). И только она дает праву некое постоянство и надежность. Поэтому, при всем богатстве выбора, альтернативы она, в общем-то, не имеет.

 

Принципы здравых законов

Итак, не любой закон – это хороший закон. И закон, который нарушает законы природы – это, в общем-то, и не закон вовсе. Это преступление, замаскированное под закон.

Какими же должны быть законы, чтобы быть законами?

Размышлять над этим начинали люди еще в древности, а уже в средние века были четко сформулированы критерии того, что является законом.
Итак, чтобы быть законом, некое правило должно:

Быть нормой. Т.е. требовать, чтобы люди что-то делали, делали что-то строго определенным образом, или, наоборот, не делали чего-то – ни в коем случае или при определенных обстоятельствах. Закон должен предписывать, иначе это не закон.
Исходить от законной власти. Т.е. от того, кто вправе в том или ином сообществе устанавливать нормы – от власти в государстве, от родителей в семье, от законного начальника на работе и т.п.

Быть обнародовано. Если власть тихо принимает закон, но никому об этом не говорит – это и не закон. Чтобы правило было законом, люди должны иметь возможность узнать о нем. Никто не вправе требовать соблюдения таких правил, которые никто не знал и знать не мог в принципе (а не просто потому, что не удосужился узнать).

Быть направленным на общее благо. Это не значит, что оно должно непременно касаться всех. Речь о том, что, в конечном счете, оно должно иметь в виду благо всего сообщества и каждого человека в нем. Закон, имеющий целью нанести вред – это не закон, а преступление. То же можно сказать и о таком законе, который вместо общего блага преследует чьи-то корыстные, частные интересы.

Быть разумным. Иными словами, позволять достичь того общего блага, на которое направлено. Скажем, закон, ради охраны общественного порядка требующий покрасить все холодильники в черный цвет – безумен, и законом быть не может.
Не противоречить нормам более высокого порядка. Скажем, семейные правила не должны противоречить законам государства (причем именно справедливым, «законным» законам – в истории бывали, да и сейчас бывают государственные законы, которые сами неправомерны), распоряжения министра – решениям правительства, решения директора школы – Конституции, а государственные законы и международные нормы (включая и конституцию) – естественному закону.

Только если все эти признаки разом соблюдаются – мы имеем дело с законом. В ином же случае речь идет не о законе, а о замаскированном под закон нарушении права.

Из всех этих особенностей, в связи с естественным правом, следуют некоторые другие особенности «здорового» закона. Все их мы, конечно, не перечислим, но некоторые назвать сможем.

Например, права существуют не сами по себе, а в тесной связи с обязанностями, а свобода – с ответственностью.

Скажем, права у человека есть для того, чтобы он мог быть человеком и становиться человеком все в большей мере. Но вовсе не для того, чтобы он утрачивал человеческий облик, вредил себе и другим, становился своего рода паразитом. То же можно сказать и о любом другом праве. Допустим, государству права даны именно для того, чтобы оно заботилось об общем благе своих жителей, права родителей связаны с их обязанностью заботиться о детях и стараться вырастить их них достойных и хороших людей, а права ребенка – с обязанностью учиться, расти и стараться стать достойным и хорошим человеком.

Если свои права и свою свободу человек использует во зло, он должен за это отвечать. Нарушение любых правил и норм, если это «законные» правила и нормы – влечет за собой ответственность, и это нормально, этого требует сама природа права, будь то право в государстве, семье или даже дружеской компании.

Нельзя ограничивать ничьи права и свободу (будь то отдельный человек, семья, народ или государств) просто так, потому что кому-то захотелось. Ограничение любого права всегда должно требоваться общим благом, которого без этого ограничения достичь практически невозможно – или диктоваться необходимостью соблюсти более важные права.

Скажем, нельзя вводить слежку за каждым человеком в государстве только потому, что люди иногда нарушают закон. Нельзя запрещать родителям воспитывать детей только потому, что бывают и плохие родители, а детям – запрещать играть и бегать всегда и везде только потому, что некоторые из них иногда начинают хулиганить или шалить тогда, когда не надо.

В приложении к жизни общества этот принцип называется «принципом субсидиарности», и он очень важен. Суть его состоит в том, что власть более высокого порядка (например, государственная) не должно произвольно вмешиваться в жизнь общества менее высокого порядка (например, семьи) и регулировать его. Это может делаться только тогда, когда само это «меньшее» общество явным образом не может справиться со своими задачами и проблемами, или когда невмешательство может нанести тяжкий ущерб «большему» обществу. Причем и в этом случае «большее» общество должно вмешиваться в жизнь «меньшего» не как попало: нельзя узурпировать его функции и задачи и жестко регулировать их осуществление извне, напротив – надо помочь ему «вернуться в норму», т.е. к такой ситуации, когда оно справляется само и вмешиваться в его жизнь не требуется (кстати, именно это имели в виду в древнем Китае, когда говорили, что хорошему правителю не приходится действовать вовсе).

Все мы знакомы с приложением принципа субсидиарности к жизни семьи, к педагогике – нельзя делать за ребенка то, что он может и должен нормально сделать сам. А если он не справляется – надо не заменить его, а помочь ему научиться делать все правильно самому. Иначе мы вместо того, чтобы помочь ребенку, помешаем ему стать зрелым человеком. Так вот, этот принцип действует и в других сферах, на всех уровнях права.

Кстати, в отношениях между государством и семьей в России этот принцип, по крайней мере на декларативном уровне, всячески признается. Утвержденные Указом Президента РФ от 14 мая 1996 года № 712 «Основные направления государственной семейной политики», провозглашают принцип субсидиарности вот в таком виде:

«Самостоятельность и автономность семьи в принятии решений относительно своего развития. Экономические, правовые и идеологические меры государственной семейной политики должны не регламентировать поведение семьи, а способствовать ее саморазвитию, предоставлять возможность выбора форм поддержки».

Еще одно важное следствие естественного права – необходимость заботиться не только о себе, но и о других. Если каждый начинает думать только о себе и заботиться только о соблюдении своих прав, не выполняя при этом свои правовые и нравственные обязанности – общество рушится. Поэтому нельзя относиться к проблемам общества в целом или к проблемам других людей так, как если бы они нас совершенно не касались. Тут важен баланс – с одной стороны мы должны уважать право другого «быть оставленным в покое» и решать свои проблемы самостоятельно (это – «горизонтальное» следствие принципа субсидиарности), не должны навязывать свою непрошенную помощь – с другой стороны, мы не должны проходить мимо тогда, когда помощь кому-то действительно требуется.

Сегодня, к сожалению, последний принцип «затерся» и его часто игнорируют. Во многом это происходит потому, что его нередко недобросовестно эксплуатируют, используя чужое неравнодушие в своекорыстных, а иногда и в прямо вредных целях (например, призывая людей доносить друг на друга и следить за соседями под предлогом защиты прав детей в семьях). Но это не значит, что сам принцип плох или устарел – это лишь значит, что надо быть внимательным и ответственным в следовании ему, понимать, что и почему ты делаешь – а не просто следовать душещипательным рекламным призывам. В противном случае, можно вместо помощи другим людям, наоборот, нанести им существенный вред.

Наталья Геда.

2 комментария к статье "Развитие правовой культуры подростков — часть первая"

  1. Роман пишет:

    Справился! Полезно. Хотелось бы побольше тезисов. Но, наверное, мне скучновато, потому что многое из этого сам прекрасно понимаю. Мне бы тезисы помогли проскакивать куски понятного.

  2. Наталья Геда пишет:

    Разумеется, читать такой текст сложно, к тому же при верстке на сайте его не побила на абзацы — от этого восприятие сильно затрудняется.
    А что Вы имеете ввиду под «тезисами»? План статьи перед текстом?

    Советую повременить с выводами до выхода второй части текста — там вся конкретика. Здесь необходимая теория, без которой никакой конкретики быть не может , так что всем интересующимся именно последним придется немного поскучать над первым:) И, да — много самоочевидного, которое, тем не менее, нужно зафиксировать для полноты картины.