Центр домашнего обучения «Алгоритм»
г. Москва, ул. Земляной вал, дом 54, строение 2
contact@school4you.ru

skype: onlinealgorithm

8-495-781-10-30 8-800-555-99-53

Как понять, что ребенок учится, если он не следует жесткой программе

Для большинства родителей понятия учебы и оценок неотделимы друг от друга. Поэтому главные их переживания, связанные с такой формой образования, как домашнее обучение, возникают именно из-за разрыва этого «оценочного» шаблона.

Родителям, которые сами обучались в школах, сложно представить, как образовательный процесс может быть выстроен на одном лишь желании учиться, а также как он может проходить без написания контрольных работ и диктантов, без сдачи тестов и экзаменов. Однако теоретик и практик домашнего образования Джен Хант утверждает, что обучаться без оценок вполне вероятно, а находясь дома в учебных условиях, дети постоянно чему-то учатся.

В процессе анскулинга или свободного (естественного) обучения родители ориентируются на интересы ребенка, и выполняют роль не учителей, а наставников и помощников в поиске необходимых ресурсов. Такой подход часто сталкивается с непониманием общественности, так как он кардинальным образом отличается от традиционного школьного подхода.

Когда противники анскулинга описывают данный вид обучения, они часто говорят о том, что родители не делают и чему не учат – они не используют программы обучения, оторванные от жизни, которые предлагают тестирование; также они не организуют распорядок «школьного дня». Однако домашние учителя много чего делают:

 

Не исключено, что и в семьях, в которых дети учатся в традиционных школах, все вышеперечисленное также возможно. Но это намного сложнее, так как родители и дети вместе проводят гораздо меньше времени. Ведь даже внешкольное время посвящается урокам, проектам и разного рода делам, связанным со школой. Дети, которые посещают школу, в большинстве своем склонны обращаться за эмоциональной поддержкой к сверстникам, а не к родителям. Это происходит даже во время каникул.

Считается, что родители детей, обучающихся дома, не контролируют их прогресс, и поэтому знания таких учеников следует проверять. Данное представление связано с тем, что свободное обучение происходит за пределами школьных стен, а потому философия и методы обучения детей недостаточно ясны.

Каким же образом родители детей, находящихся на домашнем обучении, узнают, что их дети делают успехи в учебе? Ответ очень прост: наблюдая за своими детьми. Это легко уловить, если представить, что в школьном классе обучался бы только один ребенок. При этом если бы учитель не мог оценить его технику чтения, родители были бы возмущены. Ведь как может учитель, который ежедневно тесно общается с ребенком, упустить такие явные факты. Не смотря на это, многие люди, далекие от анскулинга, думают, что родители, которые находятся в ежедневном тесном контакте с ребенком, сами нуждаются во внешней проверке, с помощью которой можно определить прогресс ребенка в учебе.

Родители детей, обучающихся дома, вольны заниматься усовершенствованием познавательного процесса. Им не приходится отвлекаться и тратить свое время на дела, которые не связаны с процессом обучения, что как раз происходит в школах. Это и является основным фактором, за счет которого создается живое и творческое пространство для познания нового.

Каждый родитель 2-3-летнего ребенка может с уверенностью сказать, до скольких их чадо умеет считать, а также, сколько он знает цветов. Это возможно благодаря тому, что родитель слушает своего ребенка и отвечает на его вопросы, а не механически тестирует его способности. В домашнем обучении такое наблюдение продолжается и распространяется и на старший возраст и на более сложные учебные предметы.

Любопытный ребенок стремится каждый день узнавать что-то новое, к примеру, что означают слова в книгах или газетах, на экране телевизора или компьютера, на упаковке, в описании настольной игры и т.д. Если ребенок чувствует себя свободно, он обязательно спросит о значении этих слов у родителей. Домашние учителя смогут уверенно предположить, что навыки чтения ребенка совершенствуются, наблюдая за тем, как количество подобных вопросов со временем уменьшается, а ребенок становится способным прочесть то или иное слово самостоятельно. Внешний наблюдатель может усомниться в точности такого подхода, но родители анскулеров по собственному опыту знают, что более точная оценка воспринимается как ненужная и навязанная извне, а потому заранее обречена на неудачу.

Если бы правительство решило тестировать младенцев для определения того, начнут ли они ходить в установленные сроки, все бы решили, что это полнейший абсурд. Все знают, что ускорить процесс начала ходьбы ребенка невозможно, так же, как и ускорить цветение розы. Садовники не измеряют прогресс цветения роз, а верят в силу природы и просто ухаживают за растениями, зная, что любое вмешательство с их стороны будет противоречить естественному процессу роста. Такое же доверие требуется в процессе обучения ребенка. Ребенок начинает ходить тогда, когда он к этому готов. Здоровые дети в семье, где много читают, начинают читать тогда, когда они к этому становятся готовы. Совершенно нет необходимости в ускорении или изменении данного процесса. Ребенок будет учиться с удовольствием всю жизнь, когда он будет свободен обучаться в своем ритме.

Нужно помнить, что ребенок не всегда одинаково прогрессирует, и у него могут быть резкие перепады с одного уровня на другой. Проведение тестирования до перехода на следующий уровень может дать неверные результаты, которые введут родителей в заблуждение. В естественном процессе жизни родители самостоятельно без всяких тестов получают точную информацию о знаниях своего ребенка. Как заметил Джон Холт, дети – не поезда. Если поезд прибывает на каждую станцию с небольшим опозданием, то он опоздает и на станцию назначения. Однако ребенок может опаздывать на любую «станцию» и даже волен изменить «маршрут» процесса обучения и, при этом, постичь все области образования.

Ребенок, обучающийся дома, не только знает, чему именно ему нужно научиться, но и какой наилучший способ это сделать. Так, сын Джен Хант в возрасте 3 лет самостоятельно изобрел способ изучения возведения числа в квадрат и извлечение корня с помощью строчек и столбцов точек на листе бумаги. Когда ему исполнилось 6 лет, он придумал игру, рассматривая глобус, в которой необходимо было из двух любых стран определить большую по площади, населению и пр. Сын Джен постоянно придумывал интереснейшие обучающие игры, и ей не приходилось даже мотивировать его. Многие родители анскулеров сообщают о такой креативности их детей.

У сына Джен Хант никогда не было традиционных уроков. Он сам обучал себя письму, чтению, математике и наукам. Если ему требовалась помощь, он просил о ней. Эти предметы никогда не воспринимались им отдельно, а как часть интересных для ребенка вещей. Джен признается, что была его посредником, а не учителем. Однако она никогда не была просто пассивным наблюдателем.

Когда сын Джен задавал вопросы по многу раз в день, она отвечала на них так хорошо, насколько могла. Если она не знала ответ, то начинала исследование: помогала сыну пользоваться энциклопедией, шла с ним в библиотеку или находила кого-то, у кого Джейсон мог бы научиться тому или иному делу. Г-жа Хант использовала любые возможности для того, чтобы ее ребенок нашел ответ на свой вопрос.

В процессе домашнего обучения Джен уделяла время также и ответам на вопросы сына о личной этике, укреплении таких качеств, как честность, доброта, взаимопомощь, доверие, сочувствие к другим и творческое решение задач. С утра они всей семьей обсуждали, что им снилось ночью, а затем планировали свой день. Джен поделилась тем, что, осознавая насколько хаотична современная жизнь, она старалась по возможности обеспечить время для семьи.

В наш век информационной революции нет необходимости в заучивании ребенком фактов. Он просто не видит в этом смысла. К тому же, такая концепция противоречит его уникальным увлечениям и интересам. Когда ребенок повзрослеет, многие из выученных им фактов станут просто неактуальны. Но если он научится с детства самостоятельно получать информацию различными способами, он может продолжать учиться всю жизнь.