Центр домашнего обучения «Алгоритм»
г. Москва, ул. Земляной вал, дом 54, строение 2
contact@school4you.ru

skype: onlinealgorithm

8-495-781-10-30 8-800-555-99-53

Домашнее обучение глазами ребенка

В начале года, в качестве повторения я попросила ее написать о том, почему ей нравится домашнее обучение. Безо всякой задней мысли – мне самой было интересно, что она напишет.

Результат мне показался настолько интересным, что я не сочла возможным отнестись к этой работе как к проходному школярскому упражнению. Это уже не ученическая работа – а собственное мнение вполне взрослой, сформировавшейся личности. Я думаю, что читателям сайта «Домашнее обучение» будет не менее, чем мне, интересно познакомиться с этим мнением: ведь это отзыв человека, чья личность во многом сложилась именно в годы домашнего обучения. Каков этот человек, отличается ли он в лучшую или худшую сторону от школьников – судить вам. А для того, чтобы этот суд не был слишком поспешным и пристрастным , мы с администрацией сайта «Домашнее обучение» предлагаем нашим читателям, и тем, которые уже учат своих детей дома, и тех, кто еще сомневается, пообщаться с Лизой напрямую. Для этого вы можете оставлять свои вопросы в комментариях к статье – Лиза их обязательно прочтет и непременно на все ответит. Когда я спросила мою дочь, готова ли она пообщаться с читателями своей статьи, она ответила: «С большим удовольствием!»

Надеюсь, общение с моей дочерью доставит удовольствие и вам, уважаемые завсегдатаи «Дискуссионного клуба».
Моей дочери 15 лет, она учится в 9 классе, и, несмотря на «затворническое» домашнее воспитание, имеет огромное количество знакомых, несколько верных друзей, и море разнообразных увлечений. При этом она весьма прилежная ученица, которая учится на 4 и 5, если не считать тройки по физике, полученной из-за незрелой самоуверенности: Лиза решила сдать весь курс целиком – и, не рассчитав свои силы, почти завалила аттестацию. Настаивать на пересдаче я не стала – пускай эта тройка будет ей служить напоминанием о собственном легкомыслии. Составить собственное впечатление об уровне знаний Лизы можно в разделе «Учимся сами».

Галерея творческих работ учащихся »- здесь представлена проектная работа моей дочери за 8 класс: эссе по мотивам ее самостоятельного изучения японской и английской культур.

Как Лизе удается сочетать напряженные учебные занятия и столь же напряженную личную и творческую жизнь? Этот и многие другие вопросы вы можете задать ей напрямую. Ждем ваших вопросов!

Почему домашнее обучение?

Когда я пошла в первый класс, я уже тогда не могла нормально общаться с ровесниками. С колыбели у меня был друг по имени Саша, я очень любила его, но больше никого к себе не подпускала. Я не была злюкой или гордячкой – просто я была другая.
Мой друг всегда был чудаком – таким, каких не принимает общество. А я была с ним. На переменах галдящий поток детей нёсся играть и прыгать, а мы рука об руку устремлялись в библиотеку. Библиотекарша – низенька плотная женщина в круглых очках, быстро к нам привязалась, и иногда даже поила чаем.

Но всё было не так идиллично. По поведению в дневнике всегда стояло «отлично», но остальные оценки не радовали. Из восьми оценок пять – тройки. Первый класс я начала ещё не плохо, но с годами оценки скатывались.

Я витала в облаках, читала книги и рисовала на уроках. Другие дети шептались за моей спиной. Они не выказывали агрессии и не давили меня, но по их отношению было видно, что они считают меня недоразвитой, послушной и глупенькой.

Со временем мой друг тоже вошёл в одну мальчиковую компанию, и я осталась совсем одна. Даже он оказался более нормальным, чем я. Сейчас, вспоминая себя школьную, я понимаю, что за несколько дней смогла бы добиться общего признания. Но мне не были интересны эти люди. Они были слишком типичные, слишком земные, слишком современные. Я замыкалась в себе и своём мире.

Но дольше так продолжаться не могло. Школы менялись, мы переезжали с места на место, но везде я оставалась белой вороной. И как-то раз, в пятом классе ко мне подошла мама и предложила перейти на домашнее обучение. Я не знала, что это такое, но решила попробовать.
И тут начался кошмар. Мама очень плохо представляла, что и как делать, я понимала ещё меньше. Учителя бились, объясняя, мы всё равно не понимали. Мама уходила на работу, я тонула в учебниках. Мама приходила с работы и обнаруживала, что я успела лишь открыть книгу. Нам составляли планы обучения и списки литературы, давали задания. Мы лихорадочно пытались выучить всё-всё за день, а потом хоть что-нибудь за десять. Мы хватались за один предмет, пытались им заниматься, бросали, хватались, уже за другой, и так по кругу…. В итоге, когда до лета оставалось пара месяцев, мы понимали, что у нас и конь не валялся, и я чувствовала, что такое настоящее мучение.

Полгода такой учёбы выжал из нас все соки, но в шестом классе мы начали действовать более рационально. Это было так просто: учебник разбивался на несколько частей, каждая из которых выучивалась за определённый временной промежуток. Оценки поползли вверх.

В следующем году учёба окончательно стабилизировалась. В то время я только начинала развиваться как личность и искать свой путь. Безумный круг интересов и новые люди – всё это шло бок о бок с учёбой. Вряд ли я смогла бы стать тем, кем я стала в обычной школе. Мои одноклассники продолжали бы портиться и уходить в новые технологии и современные, «модные» занятия. Я бы всё так же сидела в библиотеке. Я бы рисовала и спала на уроках, получая заслуженные тройки в школе и заслуженные упреки – дома.

Преимущество домашнего обучения над школьным заключается в том, что оно даёт свободу и поле для самореализации. Никто не навязывает тебе своё мнение, никто не дразнит, никто не понукает тобой. В школе ты вынужден подстраиваться под массу, соответствовать каким-то стандартам и шаблонам. Быть, как все. Иначе масса растопчет и разорвёт тебя. Дома ты сам по себе и можешь быть тем, кем хочешь. Гибкий график позволяет не только успевать учиться, но и иметь много дополнительных, неучебных интересов. К примеру, я занимаюсь восточными боевыми искусствами, танцевальными импровизациями, историческим танцем, вокалом, шитьём, театром. Я анимешница, толкинистка, поклонница экстремальной кулинарии, автор десятков оригинальных рецептов. А еще месяц назад я начала заниматься fire-show.

Я очень сомневаюсь в том, что мне удалось бы сочетать такое количество интересов и увлечений с учёбой в обычной школе.

К сожалению, даже если учесть все выше перечисленные факторы, современные родители часто боятся переводить своих детей на домашнее обучение только из-за того, что считают необходимым общение со сверстниками как элемент социализации. Ко мне часто подходят мои родственники и знакомые и спрашивают: «Лиза, а как же коллектив, как же общение?» и всякое в этом духе. А думают ли они о том, что мне вообще-то не нужны сверстники? Что за четыре года обучения дома я уже обогнала их в развитии и в качестве друзей они мне просто не интересны? Я могу найти общий язык со сверстниками, если мне это действительно понадобится, но если мне предложить выбрать между ровесником и человеком, на десять лет меня старше, я предпочту общаться со вторым. У меня много друзей, старших меня. Многие считают это неправильным, но я просто не вижу другого варианта. Мне, как хлеб, как воздух нужна близость людей, более умных и развитых, чем я. Только в их обществе я по-настоящему счастлива.

Домашнее обучение подарило мне шанс реализовать себя в полной мере. Я постоянно нахожусь в движении, я не сижу на месте. Я учусь, общаюсь, рисую, тренируюсь, пою, танцую. Я занимаюсь тем, что мне нравится, а не тем, что мне навязывает масса, и я считаю, что обязана этим домашнему обучению и моей маме, которая помогла мне тогда и продолжает помогать и поддерживать.

Наталья Геда.

18 комментариев к статье "Домашнее обучение глазами ребенка"

  1. Юля пишет:

    рада за тебя :)
    вопрос: если тебе интересны люди, которые старше тебя, как ты находишь их и насколько они могут быть тебе близки, учитвая разницу в возрасте?
    опережать других это может быть и радостно ( от силы), и грустно ( от одиночества)?
    то, что ты пишешь , это твоё мнение?

  2. Сымонка пишет:

    Молодец, Лиза,
    хотя подумалось во время чтения, что всегда человеку нужны не только более развитые друзья, от которых можно научиться чему-то и расти в своём развитии, но и друзья, которые будут стремиться учиться у тебя. Уметь отдавать или передавать то, что получил, не менее важно, чем уметь брать и учиться… Но уверен, что ты это знаешь и что таких людей сразу распознаешь в своём окружении, когда они появятся. По своему опыту знаю, что и учителя могут учиться у учеников…
    А можешь, как человек интересующийся экстремальной кулинарией и автор рецептов, дать совет (или рецепт?), который бы мог подойти типично хоббитской кухне? :)

  3. Наталья Геда пишет:

    Извините за задержку с ответом, у Лизы сегодня был очень насыщенный день, она не успела. Но она просила передать, что завтра обязательно всем ответит. А также поблагодарить всех за интересные вопросы.

  4. Елизавета пишет:

    Доброго дня. Хочу поблагодарить всех за проявленный интерес и ещё раз извиниться за задержку. Я отвечу на вопросы по порядку.
    Юлия. Да, это полностью моё мнение. Несмотря ни на что, я нигде, никогда и никому не позволяла навязывать мне своё мнение.
    Отвечаю на вопрос. Людей я нахожу единственно верным способом — через друзей и знакомых моей мамы. Потом они знакомят меня со своими друзьями, и так далее по цепочке. В принципе, со всеми у меня дружеские и даже близкие отношения, но я могу выделить пять человек, с которыми сейчас общаюсь, которые мне дороги и интересны. С одной девушкой 23-х лет мы сблизились особенно, мы как сёстры. Что касается разницы в возрасте, то с теми, с кем мне удалось сблизиться, она…не замечается. Совсем. Я спрашиваю, волнует ли их это, но все они озвучивают моё мнение. В общем, возраст — не преграда в общении. Тебе интересен человек такой, как есть, его личность и душа, но никак не возраст. А понятие близости у меня означает 100% диффузию.
    Опережать других для меня нормально. Порой это может быть и радостно, но никак не грустно — какое одиночество?)
    Плавно переходим к следующему вопросу.
    Сымон. По поводу более развитых друзей я всё ответила выше.) Друзья, которые будут стремиться учиться у меня…я знакома с очень большим количеством людей моего возраста. До перехода на домашнее обучение мы переезжали с места на место, соответственно, школ тоже было не мало. Со многими однокашниками я по прежнему поддерживаю контакт. У меня есть две ровесницы, которых я могла бы назвать друзьями. Но пока что я не встретила ни одного сверстника, который предпочёл бы взаимное погружение и сближение в моём смысле слова, а не лёгкие дружеские отношения. Соответственно, шансов встретить людей, которые захотели бы у меня учиться, ещё меньше.
    Про рецепты… я могу потом скинуть ссылку на свой дневник, если будет интересно. Всё же это довольно личное и пишется ну уж точно не в Дискуссионном клубе :) Совет… мясы в горшочках, эксперименты типа мясо/птица + фрукты, эксперименты с карри… Кулинария — это искусство, я не люблю рамок в искусстве, даже если они нужны. У каждого своя кулинария. Это как зеркало души.
    Надеюсь, я ответила на все ваши вопросы.

    Best wishes, Laerlin.

  5. Марина пишет:

    Не знаю, насколько уместно писать об этом, но тема очень важная, поэтому я хочу обратиться к Наталье.
    Наталья, как Вы относитесь к такому противопоставлению Лизы и ровесников? Дело не в том, что она отличается от большинства своих ровесников, а в том, что она придает этому такое значение. Лиза пятый год на домашнем обучении, пятый год почти не общается с ровесниками, откуда такое убеждение, что она обогнала их в развитии? Лиза действительно убеждена, что она более развита, чем все! остальные ровесники?
    Рассказывая об обучении в обычной школе, Лиза подчеркивает, что не чувствовала агрессии и давления со стороны одноклассников. Откуда тогда это: «… Никто не навязывает тебе своё мнение, никто не дразнит, никто не понукает тобой. В школе ты вынужден подстраиваться под массу, соответствовать каким-то стандартам и шаблонам. Быть, как все. Иначе масса растопчет и разорвёт тебя».
    Наталья, не кажется ли Вам, что неудачный опыт первых школьных лет не просто сказывается болезненно, но на этом формируется какой-то комплекс?

  6. Наталья Геда пишет:

    Здравствуйте, Марина.
    Ну, вообще-то я и в самом деле считаю, что Лиза очень сильно отличается от девушек-подростков своего возраста. По-моему, ее работы довольно показательны, поскольку мало похожи на стандартные школьные сочинения.
    Ну а, откуда Лиза узнала, что отличается от девушек своего возраста? Разумеется, из личного общения. Дело в том, что в более раннем возрасте у Лизы было несколько близких подруг, с каждой из которых она готова была связать себя дружбой навек. как это свойственно для пылких и романтичных молодых людей. Одна из них — девочка из Лизиного бывшего класса, с другой она познакомилась в интернете… к сожалению, ни та, ни другая не были готовы разделись с Лизой ее интересы, а Лиза не была готова разделить их. И тут, разумеется, уместнее было бы спросить Лизу, что именно стало препятствием в развитии их отношений. Мне, как человеку более старшему, кажется, что дело в пресловутой разнице в развитии: у Лизы очень много интересов, которых ее подруги не имели и не могли с ней разделить — потому что не хотели, им все это было не интересно. Сами же они в основном интересовались мальчиками и пытались с Лизой говорить на эту тему, но получался дисконнект. Так что тут вряд ли дело в комплексах, тут дело в несходстве взглядов на мир и целеполагании. Я не могу сказать, что Лиза не думает о молодых людях — но могу точно сказать, что она думает о них меньше, чем о своих подругах — они пока занимают все место в ее душе. Не вижу в этом ничего дурного — я в ее годы сама развивалась примерно так же. Мне тоже было сложно находить контакт со сверстницами из-за отсутствия ярко выраженного интереса к противоположному полу и наличия множества интересов помимо этого.

  7. Наталья Геда пишет:

    Марина. отвечаю еще и на это: «Рассказывая об обучении в обычной школе, Лиза подчеркивает, что не чувствовала агрессии и давления со стороны одноклассников. Откуда тогда это…» Я могу предположить, что Лиза имела ввиду отсутствие жесткой агрессии. В самом деле, Лизу не преследовали, не били, не травили, как многих прочих детей. Скажем так: ее даже не отторгали, она сама ушла от этих детей, ушла в свой собственный мир — потому что этот мир разительно отличался от того, в котором ее одноклассники чувствовали себя вполне сносно. Поэтому в обстановке домашнего обучения она почувствовала себя более комфортно: здесь Лиза могла быть самой собой без необходимости каждый раз заново отстаивать свою автономность и идентичность. Пусть даже и бескровно.

    Я не считаю, что опыт школьной травли сам по себе травматичен. Я знавала людей, которые прошли через подобный опыт вполне с пользой для себя и вышли из него победителями. Травма формируется, если этот опыт не получает должного осмысления, если он остается непонятен ребенку (или уже взрослому человеку), если он так и остается в своих глазах беззащитной жертвой, пострадавшей ни за что ни про что. Ну и, конечно, если ребенок не получает поддержки в семье. В нашем случае я сделала достаточно попыток что-то изменить, оставаясь в рамках школьной системы. Но когда все эти попытки оказались безуспешными и я отчетливо увидела. что следующая попытка никак не поможет моему ребенку найти себя, я сделала шаг ей навстречу. забрала ее домой — и ни на секунду не жалею о том, что решилась на этот шаг. Он сделал нас с детьми по-настоящему близкими друг другу. Школа больше не разделяет нас.

  8. Марина пишет:

    Наталья, ведь количество «других» и среди взрослых останется примерно таким же. Можно, конечно, на всю жизнь закрыться от большей части людей, т.к. их увлечения мало интересны. Но тогда в твоей жизни не будет людей с плохим образованием, но с удивительным душевным миром. Наверное, доброта и открытость людям неразрывны. А если чувствовать себя выше, умнее, то никогда не сможешь увидеть этих людей. Кроме того, подавляющая часть «других» учится в школе. Кто-то отсиживается в уголочке, с самого начала чувствуя себя чужим, а кто-то чувствует себя своим везде. И большая часть ярких талантливых людей вылупилась из вполне обычных, ничем не выделяющихся школьников. Более того, очень мало необычных детей смогли реализоваться во взрослой жизни.
    И еще. Если ребенок чувствует себя белой вороной, нужно помочь ему понять, почему это происходит. Но результатом этой помощи не должно быть убеждение, что все, кто не входит в мой круг — убогие

  9. Наталья Геда пишет:

    Марина, у меня такое ощущение, что Вы плохо понимаете то, что пишет Лиза и то, что я пыталась Вам отвечать. Лиза — подросток, ей 15 лет, Любой подросток , будь то школьный или нешкольный, будет позиционировать себя таким образом — это не более чем нормально. Всем подросткам свойственно делить мир на своих и чужих, «таких как все» и особых, избранных. Да, определенный элитаризм в ее тексте читается — но это в порядке вещей. И теперь она уже не чувствует себя белой вороной — она нашла свой круг, «свою стаю», и чувствует себя прекрасно, хотя эти люди и старше ее по возрасту. Как Лиза будет реализовываться в социуме. для меня пока вопрос, на который я не знаю ответа. Поживем-увидим. И общаться и находить общий язык с людьми любого возраста, образования и круга интересов ей, конечно же, придется. Но все те же проблемы стоят и перед школьниками. И я не думаю, что им легче их решить.

  10. Марина пишет:

    Наталья, к сожалению, я могу написать, что Вы не хотите понять, о чем пишу я.
    Что касается элитарности. В том то и дело, что Лизе очень хочется чувствовать себя в элите, но если бы это было так, она бы давно забыла о своих неразвитых ровесниках.
    Наталья, я ни в чем не упрекаю ни Вас, ни тем более Лизу. Домашние дети действительно отличаются от своих ровесников, в значительной степени именно поэтому они и стали домашними. Вопрос в том, как в этот период подростковой интеллектуальной элитарности помочь ребенку. Как научить его не нуждаться в стае, как уберечь от пренебрежительного отношения к другим, как освободить от необходимости доказывать свою правоту.

  11. Екатерина пишет:

    Я очень не хочу, чтобы моя дочь была похожа на тех ее ровесниц, которых знаю я, но таких большинство. И я очень боюсь ее одиночества. Я стараюсь не обобщать, а говорить о говорить о конкретных девочках (или мальчиках), находя достоинства в каждом из них. Они ведь тоже подростки, многое в их поведении диктуется именно этим.

  12. Наталья Геда пишет:

    Нет, почему же, я стараюсь Вас понять, хотя это и не совсем просто. Сейчас, после Вашего последнего комментария, кстати, стало более понятно, что Вы имеете ввиду.
    Домашние дети, в самом деле, не такие, как школьники. Особенное воспитание и более системное образование существенно расширяют горизонт их восприятия, раскрепощают мышление. Да, это , безусловно, придает их самоощущению некоторую элитарность, в которой лично я не вижу ничего дурного — главное, чтобы это не переросло в заносчивость и зазнайство. Последнего в моей дочери нет, и именно поэтому она не забывает своих школьных подруг-ровесниц и продолжает изо всех сил за них бороться, будить их души, засыпающие в повседневности. Другое дело, что это сделать очень непросто — они не видят смысла в том пути развития души и духа, который предлагает им моя дочь, и откровенно предпочитают этому «невыносимую легкость бытия» и скольжение по течению этого мира. Именно поэтому эти девочки так и не стали Лизе настоящими друзьями, именно это и толкнуло ее на поиск родственных душ в людях других поколений. Помощь, которую я могла оказать своему ребенку, я видела именно в том, чтобы помочь найти этих людей, потому что без своей «стаи» не может обойтись ни один нормально развивающийся подросток — это просто закономерность роста. Преодоление этой тенденции должно происходить и происходит на следующем этапе — в юношеском возрасте. Что касается пренебрежительного отношения к другим — то это совершенно другой вопрос, вопрос этики, а не коммуникации. И над этим работа идет постоянно — только сочинение было все-таки не на эту тему: в нем на первое место был поставлен вопрос о поиске и обретении своего «я». И Лиза, я считаю, в тот момент ничего и никому не пыталась доказать — она просто открыла свою душу и пустила других в свой внутренний мир. Разумеется, как и любому другому подростку, ей при этом не хватило политкорректности — но я не сочла необходимым что-то исправлять в этом тексте, мне он показался крайне интересным и показательным в том виде, в котором он родился.

  13. Павел пишет:

    «как освободить от необходимости доказывать свою правоту.»

    А это-то зачем? Чтобы привить ребенку ложный стереотип вида «все по-своему правы и у каждого своя правда» под видом взрослой мудрости? В этом мире есть правда и неправда, правота и неправота — и свою правоту как раз надо уметь отстаивать, и понимать необходимость этого.

    Что же касается «научить его не нуждаться в стае» — то тут, похоже, Вы и правда не поняли Лизу и Наталью, как мне кажется.

    Ну и, кстати, что большая часть талантливых и ярких людей вылупились из совершенно обычных, ничем не выделяющихся школьников — тут Вы, по-моему, просто неправы. Как правило яркий талант обнаруживается в достаточно раннем возрасте.

    Главное, не совсем понятно, почему Вы думаете, что Лиза ценит людей по уровню образованности (а иначе к чему слова «Но тогда в твоей жизни не будет людей с плохим образованием, но с удивительным душевным миром»). Кажется, Вы делаете из текста Елизаветы выводы, предпосылок для которых в нем нет.

  14. Анна пишет:

    Мне кажется, что проблема в том, что обучающиеся дома дети официально несут статус (иногда ярлык) «Чужой» , «Опасный»(=противопоставленный Системе, Обществу — страшно подумать!). Россия — соборная страна; у нас помирать — так всем «миром» (обществом). Для себя и своей дочери я выбрала всё-таки «спасаться», но, извините, в одиночку. Возникает просто литературная проблема романтического героя, противопоставленного обществу — и вот уже общество, инстинктивно ощущающее какой-то подвох, записывает всех «семейных» ребят в «Страдания молодого Вертера» со склонностью чуть ли не к суициду.
    При этом совершенно упускается из виду тот факт, что ведь и «общество» далеко не однородно; и в нём есть «чужие» (по разному качеству) в немалом количестве — но они не столь честны и сильны, как «семейные» («девчонки и мальчишки, а также их родители!» — «Ералаш»). С волками жить — по-волчьи выть? Может, поискать другую «стаю» — не волчью, а, например, «жар-птичью», коих в принципе много не бывает? Главное — не бояться лживого понимания «одиночества» («будь ты проклят, если ты не со всеми»). Ведь настоящее одиночество — это необыкновенное творческое состояние, как говорит моя дочь, «разговора с Богом по душам». Кстати, надо будет попросить дочку, (как и Лиза, она 5-ый год «семейник»), написать сочинение на эту тему. Вообще-то она считает, что ей крайне не хватает одиночества — того самого, творческого, когда «творю, что хочу», а результат творчества может быть предъявлен к обсуждению.
    PS. Кто-то из великих: «Каким путём ни пойдёшь — непременно что-нибудь потеряешь». Верно, но надо подумать о том, что приобретения выбранного пути всё-таки перевешивают неминуемые потери.

  15. Инна пишет:

    Я очень хорошо понимаю Лизу. Хоть я училась в школе, но меня она тяготила, мешала развиваться. Насчёт элитарности — Марина, это неизбежно. Подавляющее большинство знакомых мне школьных отличников едва ли избежали этого. То же касается любых отличающихся от «стаи». Одно дело — Москва, умный класс, где отличник не особо выделяется. Другое дело — маленький город и где мало того что этих отличников по пальцам пересчитать, так ещё есть те, кто ездит на олимпиады. Ну невозможно чувствовать себя «как все», когда одноклассники с трудом понимают что та кое синус, а ты уже вовсю решаешь олимпиадные задачи на эту тему. Или когда ты прочёл всю школьную программу по литературе, а они — максимум пару рассказов. И вот ты хочешь обсудить прочитанное, а также свои новые рисунки, музыкальные произведения, а они — какую-то дурацкую поп-группу и сериал. Тут нет заносчивости, тут есть понимание того, что у тебя — другой круг, другие интересы. Тут не важно, домашний ребёнок или нет, тут важно — из какой он семьи. Думаю, перешедший на домашнее обучение ребёнок без особых способностей не будет отличаться от других. Так что дело просто в развитии личности, а не в типе обучения. А если учесть, что большая часть молодёжи увлекается исключительно распитием пива, курением, дискотеками и поп-культурой — я была бы рада, если бы мой ребёнок сильно отличался от них и не был бы «как все». Умение отделять порок от человека — это взрослое умение, а сейчас же лучше так — «худые сообщества развращают добрые нравы».
    Жду ссылку на лизин дневник, было бы интересно почитать

  16. Наталья Геда пишет:

    Инна:

    Отчасти Вы правы, тем более, что в России еще нет достаточной выборки детей, обучающихся дома, чтобы можно было уверенно что-то утверждать. Однако западные исследования домашнего обучения ( в Америке, к примеру, есть целые НИИ, которые заняты изучением этой проблемы) создают картинку _принципиального_отличия ребенка, получавшего образование дома и выпускника школы.

    По поводу дневника Лизы — я не уверена, что это хорошая мысль, не думаю, что Лиза сейчас готова к потери приватности своей частной жизни. Скорее всего, дать ссылку на журнал она пообещала сгоряча.

    Думаю, что пока правильно было бы остаться в рамках данного обсуждения. Тем более что Лиза по прежнему готова ответить на любые вопросы, адресованные ей лично.

  17. Катерина пишет:

    У меня вопрос к Лизе: Задумывались ли Вы уже о своей будущей профессией? Связана ли она с общением с людьми или требует ли присутствия в коллективе?
    Собираетесь ли Вы поступать в ВУЗ и на какой вид обучения: так же экстернат или с посещением?

  18. Наташа пишет:

    Действительно, было бы очень интересно узнать о дальнейшей учебе Лизы. И о потенциальной профессии тоже. Жаль, что тема так давно заглохла. Или нет?
    Жалко, что во времена моего детства не слышали о ДО по желанию. Я бы могла избежать травли со стороны учеников и, как ни странно, многих учителей. Сомневаюсь в наличии у себя особенных талантов, разве что интересовалась зверюшками, да крысу таскала в кармане иногда. Потому что кл.рук. биологичка, Нина Борисовна, была мягкая и понимала мою ситуацию, у нее самой была многодетная семья и ей бы в голову не пришло привлекать внимание к моим поношеным кедам, дешевой сумке вместо портфеля, к тому, что после завтраков я собирала нетронутые сосиски или яблоки и уносила домой, ведь еще трое младших было в семье, а денег катастрофически не хватало. Русский и литература получили мое теплое отношение благодаря замечательному преподавателю Иосифу Львовичу, спасибо ему. А вот с математикой все гораздо хуже, даже просто страшно.
    До сих пор снятся кошмары (а мне уже за 30) о том, как прихожу я на экзамен… по математике, конечно, с двумя своими детьми. А зачем меня вызвали? — спрашиваю. А ты у нас не сдала экзамен по алгебре — говорят мне. Но у меня дети … я же давно школу закончила… уже больше 10 лет прошло…- пугаюсь я. Ну и что же, алгебру ты почему-то не сдала, садись пиши — мне выдают билет и я в ужасе смотрю на него, понимая, что выхода нет…
    Это спасибо чудесной математичке, один вид которой вызывал у меня дрожь, и не только в коленках.
    Навсегда запомнился и случай на уроке рисования, когда я традиционно опоздала на урок. — А ты почему позже всех? тоже будильник сломался? Или автобус? Или трамвай?
    -Я… ходила на детскую кухню… братику за питанием…
    Что тут было! Учительница вывела меня на середину класса и долго объясняла, что такое хорошо, а что такое плохо. Что по такой причине можно опаздывать хоть каждый день и т.д. Разумеется, рисовать с тех пор я люблю. А один вид примера или задачи, или даже теста на IQ, где фигурируют числа или геометрические фигуры, усиливает сердцебиение в десятки раз, судя по ощущениям. Я не понимаю, я не понимаю — бъется в голове мысль, хотя я даже не попыталась еще что-либо решить.
    Надеялась, что дочка моя будет относится к школе лучше, а может, даже хорошо. Не тут-то было. Уходим на домашку.
    Потому очень хотелось бы услышать мнение того, кто сам учился на домашнем. Лиза, если Вам не сложно, скажите, положа руку на сердце, что именно теряется при переходе на такую систему обучения. Ведь, наверняка, это что-то есть. Другое дело, что огромное количество положительных моментов могут полностью перекрывать все недостатки, и даже с лихвой:))))
    Ну, и ответ на предыдущий вопрос тоже очень интересен, ведь не так много людей, которые могут рассказать о СВОЕМ ЛИЧНОМ ОПЫТЕ домашнего образования.