Центр домашнего обучения «Алгоритм»
г. Москва, ул. Земляной вал, дом 54, строение 2
info@odoportal.ru

skype: onlinealgorithm

8-495-781-10-30 8-800-555-99-53

Главный воспитатель

В этот раз предлагаю ненадолго отвлечься от обсуждения вопросов, связанных непосредственно с обучением, и поговорить о предмете, который зачастую тоже серьезно беспокоит многих родителей ребят школьного возраста.

В числе многих других упреков, которые родители нередко бросают школе, есть и такой: школа перестала воспитывать детей, перестала хорошо влиять на них. Вот то ли дело было раньше…
Интересно, что это мнение – школа должна воспитывать детей – сегодня обычно высказывают люди определенного возраста, примерно сорока лет и старше, то есть те, кто получил в свое время достаточную порцию советской закалки и воспитания.

Давайте вспомним, что это была за закалка? Что за воспитатель была советская школа?

На первый взгляд, можно найти массу положительных моментов. Младших школьников обязательно учили, как себя вести в школе и вне ее. Вставать, когда входит учитель. Пропускать девочек вперед. Первым здороваться со старшими. Основную воспитательную роль здесь играл, конечно, первый учитель, еще и поэтому столь велико было его значение. Это был не только человек, который учил читать и писать, но и человек-наставник, главное, пожалуй, лицо в жизни первоклашки после родителей.

С продолжением обучения в жизни школьника возрастало значение коллектива. Деление школьных коллективов (классов) на отряды, звенья, октябрятские звездочки. В каждом подразделении – ответственное лицо: звеньевой, командир отряда, староста класса. Многочисленные соревнования: кто лучше учится, кто больше макулатуры собрал и еще ворох самых разных. Ребята приучались жить единым коллективом, в котором один за всех и все за одного. За наибольшее количество сданного металлолома хвалили все звено. За одного двоечника ругали тоже все звено. Ответственность за нерадивого ученика тоже брал на себя весь коллектив: организовывалась помощь отстающему, причем нередко силами самого класса. Большой школьный коллектив также выполнял и еще одну важную функцию: организующую, дисциплинирующую. Как не вспомнить всяческие праздничные линейки, марши и застывшую в едином пионерском салюте школу…

Кроме того, на очень широкую ногу, как мы все прекрасно помним, были поставлены и внешкольные занятия. Всевозможные спортивные секции, кружки, занятия в школе и вне ее – и все это бесплатно…

Посмотрите: плюс на плюсе! Ведь полезные сплошь навыки воспитывались, много нужного для детей делалось, согласитесь. Советские родители могли со спокойной душой ходить на работу, зная, что ребенка в школе и научат, и покормят, и займут всяческими полезностями.
Конечно, нужно помнить, что все эти превосходные вещи зиждились на мощнейшей идеологической закваске, которой было пропитано все и вся в советском обществе. В каждом детском саду висел портрет дедушки Ленина, и вырасти вне советской идеологии ребенок не имел никакой возможности. Не вдаваясь в дискуссии о плюсах и минусах коммунистического строя – ибо этим спорам тут, безусловно, не место – приходится лишь признать тот факт, что идеологическая подоплека в системе советского воспитания и образования детей – была. И с началом перестройки и дальше вся эта стройная система начала разваливаться, и не мне вам рассказывать, как это все происходило и как докатилось до сегодняшнего положения.

И родители, и учителя прекрасно понимают, насколько в этом смысле современная средняя школа отличается в худшую сторону от той, старой. Ушла идеология – и развалилось все, что на ней основывалось.

И этот факт, разумеется, заставляет многих сокрушаться: школа совсем перестала воспитывать детей, сеять то самое разумное и доброе, как раньше; там только одно плохое: курение, компьютерные игры, дурная музыка и прочее.

Теперь давайте посмотрим на ситуацию с другой стороны… Почему получилось так, что советская школа оказалась нагруженной воспитательскими обязанностями? Почему на нее возлагали столько надежд в плане воспитания подрастающего поколения?
При несомненных заслугах советского режима в деле, например, ликвидации безграмотности в начале двадцатых годов, во всеобщей пропаганде основ гигиены, этот режим допустил катастрофическую оплошность, сложно теперь разобраться, случайную или намеренную, во всяком случае, вопрос спорный.

Советскому Союзу, чтобы крепко встать на ноги, были нужны рабочие руки, много рабочих рук. Режиму понадобилась женщина как рабочая сила. Поэтому ее постепенно и ненавязчиво освободили от всего, что было связано с домом и материнством и что могло помешать ей работать в полную силу: ясли для грудных детей, детские сады и школы, летние детские лагеря. Теперь женщина могла все свои силы отдать родной стране и ее нуждам.
Интересно, что это отлучение от дома и семьи подавалось поначалу как несомненное благо для граждан. Женщина именовалась «раскрепощенной», освобожденной от «домашнего рабства», по известному выражению А. Коллонтай. В дальнейшем политика государства в этом направлении несколько изменилась, но семьи как пресловутой ячейки общества, ответственной в том числе и за воспитание детей, уже было не спасти.

Подробнее об институте материнства тех лет можно прочитать в любопытнейшей работе Натальи Черняевой «Производство матерей в Советской России: учебники по уходу за детьми в эпоху индустриализации». Ее можно найти здесь: http://kcgs.org.ua/RUSSIAN/pub/gs12/9.pdf. Кстати, в этой работе объясняется и многое из того, что было привито нашим матерям в плане ухода за маленьким ребенком: например, идея о том, что младенец – это практически пациент в больнице, к которому надо подходить со стерильными руками и обеззараженной перед кормлением грудью.
Итак, государство постепенно освободило семью от всего, связанного с воспитанием детей, и взяло эти функции на себя. Система была отлажена довольно быстро и четко. И вот в постсоветское время все это благополучно разрушилось вместе с государством.

Родители оказались, мягко говоря, у разбитого корыта. Школа больше не может воспитывать детей: твердая идеологическая база утрачена, а это был тот фундамент, на котором все держалось, от мотивов до результатов действий. Школа больше не учит детей, какими надо быть, к какому образу гражданина своей страны нужно стремиться: с утратой идеологических ценностей исчезли из обихода и ценности нравственные, накрепко связанные в былое время с коммунистической партией. Новых же не сложилось, поскольку им совершенно неоткуда было взяться. И никакое введение «Основ православной культуры», на мой взгляд, ситуации не исправит.

Я не уверена в том, что первоклашек учат сегодня вставать, когда учитель входит в класс. И даже если вы знаете, что этому учат, спросите ваших детей:они знают, кто должен первым поздороваться, а кто – протянуть для пожатия руку при встрече, если встретились двое людей разного возраста?

А сами родители – бывшие советские дети – утратили привычку к воспитанию детей даже и на генетическом, подсознательном уровне, поскольку сами они были воспитаны не семьей, а школой, и даже не осознают порой, что она должна быть, эта привычка.

Отчасти именно поэтому, мне думается, многие родители не отваживаются пускаться в самостоятельное плавание по морю Домашнего Образования: ведь это колоссальная ответственность не только за обучение, но и за воспитание своих детей, которую мало кто привык на себя брать. В нашем представлении о здоровье ребенка всегда заботился врач-педиатр, об образовании и воспитании – учитель, о физическом развитии – тренер, и даже государство было лояльно, предоставляя больничные листы по уходу за ребенком. Теперь все это – или, по крайней мере, многое – исчезло из нашего обихода, ушла привычная, надежная опора в лице государства, и родители оказались предоставлены сами себе, причем в довольно растерянном состоянии. Интересно, что находятся многие родители, которые до сих пор не поняли, что в этом смысле произошло с государственной системой, и по привычке ждут от школы воспитательных действий.

Конечно, было бы несправедливостью считать, что воспитательный элемент ушел из школьной жизни насовсем. Есть учителя, и их немало, которые считают своим долгом не только объяснять детям какую-либо учебную премудрость, но и учить их, например, серьезно относиться к работе, быть честными с собой, отвечать за свои поступки. Но плохо, что все это остается личным делом каждого отдельно взятого учителя, и никакого отношения не имеет к системному школьному образованию.

Поэтому, на мой взгляд, те родители, которые продолжают перекладывать свою личную родительскую ответственность на государство в лице воспитателей детского сада и школьных учителей, совершают опрометчивый поступок, если не сказать хуже. Государство не будет больше воспитывать детей. Только семья, с ее сформированной системой ценностей, с ее нравственными критериями, с ее традициями, способна в полной мере нести воспитующую функцию. Откуда-то из подсознания, из каких-то глубин веков, из полезных книг, чужого и своего опыта, собственной интуиции надо снова доставать умение воспитывать, прививать определенные навыки, учиться быть родителями во всей полноте значения этого слова.

И домашнее образование – отличная для этого возможность. Ничего, что, по мнению психологов, формирование детской личности заканчивается к возрасту 6-7 лет, то есть в первый класс идет уже вроде бы сложившееся в целом «я». В воспитании всегда есть место различным нюансам и психологическим оттенкам. Всегда есть, над чем работать и что корректировать.

И основы поведения в обществе, и законы общежития, и нравственные ценности – все это должно закладываться в семье, а не в школе. Вы сами можете и должны направлять ребенка в нужную сторону: какие книги читаем, какие фильмы смотрим, как ведем себя в транспорте и прочее, не ожидая этих действий от посторонних людей, пусть и дипломированных специалистов.

Кроме вас, никто не передаст ребенку культурные и нравственные ценности. И одна из важнейших задач родителей в том, чтобы удержать нажитые ребенком личностные богатства, умножить их и не дать им раствориться в окружающей серой массе. Домашнее образование видится мне наилучшим способом этого добиться. Школа не может быть воспитателем вашего ребенка и не должна им быть.

Юлия Жабыко.

18 комментариев к статье "Главный воспитатель"

  1. Людмила Уитман пишет:

    Насущная статья. У меня в этом году старшие дочери учились в школе, родился пятый ребенок, поэтому мы решили отправить их на год в школу, посмотреть, как это будет. От последнего собрания в пятом классе я была просто в шоке. Молодая классная наставница заявила, что не справляется с классом (причина — нет опыта), предложила родителям поменять классного наставника. На вопросы о том, куда смотрит администрация школы, ответила, что нарушители дисциплины уже были у директора, это не имело особого влияния, а больше они ничего сделать не могут, все теперь в руках родителей. После этого встала мама одного из нарушителей дисциплины и призналась, что они с папой со своим ребенком тоже справиться не могут. Было бы очень смешно, если бы не было так грустно. Конечно, мой вывод из этого — забирать девчонок на экстернат на следующий год. А вот другие мамы не знают, что делать. Перевести ребенка в другую школу? Решили пока написать письмо с «претензиями» к администрации. Я попыталась сказать, что максимум, что сможет сделать администрация — это жестко приструнить (и то до поры до времени), но воспитать (т.е. заложить определенные нормы поведения в сердце ребенка) может только семья. Но у меня сложилось впечатление, что родители этого не хотят слышать. Проще говорить учителям, чтобы они делали свою работу (им ведь за это платят!). Ведь чтобы изменить ребенка в 11 лет, нужно будет сильно постараться, многое изменить в себе и в семье, а на это мало кто готов пойти. Еще интересный факт — в нашей школе преподается предмет под названием «Интересы, ценности, нормы», где регулярно обсуждаются вопросы общения, норм поведения и т.д. Почти у всех по этому предмету пятерки, что, естественно, совершенно не мешает детям вести себя как попало.

  2. Юлия Жабыко пишет:

    Людмила, вы совершенно правы, спасибо за поддержку. Просто удивительно порой, насколько некоторые родители не готовы/не хотят брать на себя ответственность за своих детей, а норовят спихнуть ее на кого-то еще…

  3. Ирина пишет:

    Позвольте не согласиться с утверждением, что нравственные ценности были связаны с коммунистической идеологией. В той части , которую ,судя по всему, Вы подразумеваете, эта «идеология» с некоторыми купюрами, списана совершенно с других источников…. Я полагаю, что Вы знаете, откуда по большей части срисовали т.наз. моральный кодекс строителя коммунизма? Именно потому присвоенные коммунистами нравственные постулаты находили отклик у «народа», что прежде были впитаны с молоком матери многими поколениями предков этого народа. «Авторские» же коммунистические измышления в нравственной области неизбежно шли вразрез с тем, что , ничтоже сумняшеся, было списано у «идейных противников» и «мракобесов». Как правило, именно эти последние идеи выражались в делах, и именно они поэтому давали всходы и колосились, а сейчас мы видим вовсе не продукты развала , а щедрые плоды тех самых посевов, их закономерный результат.
    Нравственность в те, уже отдаленные времена, не на коммунистах держалась, а на воспитанных совсем в другой традиции людях, постольку, поскольку их было еще много. Существует теория, что уже в четвертом поколении безбожников наступает полная нравственная деградация. Не эти ли семена посеяны большевичками, не ими ли взращивался урожай?
    Да, семья — главный воспитатель. Но не стоит обманыватся — общество (и школа как его часть) тоже воспитатель, даже если нам этого совсем не хочется., даже если нет общего направления, нет четких ориентиров — тем хуже, потому что в этом случае оно неизбежно попустительствует дурному. Таков закон И «родители, готовые брать ответственность за воспитание своих детей» , должны трезво понимать, что сегодня их старания напоминают постройку здания не в условиях пустыни, а в условиях бомбежки и наводнений.

  4. Наталья Геда пишет:

    Я не могу согласиться с тем, что современная школа не воспитывает.
    Воспитывает, да еще как.
    Ведь как есть культура — и контр-культура, разрушающая ее ценности, так есть и контр-воспитание, которое способствует усвоению этих контр-ценностей.
    Именно это делает современную школу таким опасным местом для детей из тех семей, в которых еще жива каким-то чудом культурная традиция. Именно здесь, в школе — максимальная концентрация «наводнений» и «бомбежек», которые встречаются в обществе. И , мне кажется, ошибаются родители, которые надеются, что в школе их дети научатся справляться с агрессивными воздействиями. В большинстве случаев это не так: агрессивная ко всему чуждому школьная среда растворит в себе любое инородное тело. Ребенок. прошедший школьную формацию, будет неизбежно нести на себе печать контркультуры, какие ценности бы не прививали ему в семье.
    Поэтому не нужно иллюзий, нужно четкое понимание того, что выбор очень прост: если семья не возьмет на себя обязанности по воспитанию детей в традиционных культурных ценностях, то их неминуемо «воспитает» школа и общество — но так, что родители через какое-то время потеряют своих детей. Если они этого не хотят сами и не добиваются сознательно, выход один — домашнее воспитание и обучение.

  5. Наталья Геда пишет:

    Разумеется, и в условиях домашнего воспитания и обучения можно так и не преуспеть и в итоге все равно потерять ребенка, несмотря на все усилия. Этот риск всегда есть и будет. Но родители-хоумскулеры хотя бы могут сказать, что они сделали все, что было в их силах — просто враг оказался сильней. Так бывает.
    Могу сказать, что моя старшая дочь , ставшая за время домашнего обучения старшим подростком, сейчас выросла и очень активно знакомится с контр-культурой. И я вижу, что домашнее воспитание образовало на ней что-то типа «водонепроницаемой защитной пленки», которая не пускает внутрь эту агрессивную среду. Она взаимодействует с ней как турист с музейными артефактами: поглазел — и мим. А потом возвращается домой, отряхивается — и остается сама собой, возвращается к обычным интересам и занятиям А вот школа уже давно бы ее перемолола на фарш.

  6. Юлия Жабыко пишет:

    Ирина,
    честно говоря, я опасаюсь ввязываться в околополитические споры, не считаю прояснение источников в данном вопросе прямой задачей рассуждений на тему школы и воспитания.
    Простым советским детям и их родителям досталось то, что досталось, и оно было крепко связано с идеологией, какие бы истоки она ни имела.
    Безусловно соглашусь с вами по поводу бомбежки. Так и есть, поэтому чем раньше осознают проблему, тем легче будет с ней бороться.

  7. Юлия Жабыко пишет:

    Наталья,
    да, отрицательный пример — это тоже пример, только с такого рода тренажерами надо крайне осторожно обращаться, конечно. И для того, чтобы обзавестись такой защитной пленкой, о которой вы пишете, требуется много трудов.
    Интересно, вы пишете в комментарии о том, что я, поразмыслив, из статьи выбросила… Собиралась привести пример одного знакомого мальчика, который до школы был дома, в сад не ходил, воспитывался родителями в правильной направлении: читал много, увлечения имел, мультфильмы и фильмы правильные смотрел. Потом пошел в школу и ко второму классу все это утратил: читать перестал, увлечение забросил, смотрит третьесортную пакость и не отрывается от компьютерных игрушек… Так что да, фарш — это правильно и метко.

  8. Ирина пишет:

    Юлия, простите за занудство, но реплика была подана отнюдь не в плане политической дискуссии, что и на мой взгляд совершенно бесплодное занятие, а как раз для «осознания проблемы». Имеющий уши да услышит.

  9. Юлия Жабыко пишет:

    Ирина,
    возможно, я не до конца поняла, что вы хотели сказать.
    Мне было важно наметить проблему сегодняшнего дня и попытаться показать, откуда у нее растут ноги. Вполне возможно, что я не слишком в этом преуспела…)

  10. Ирина пишет:

    Юлия,
    я, видимо, сама, стараясь быть краткой, недостаточно ясно высказалась. Очень уж тема многоплановая, при всей кажущейся очевидности посыла . Меня это все задело за живое, наверное потому, что я как раз того возраста, о каком Вы говорите, моё школьное обучение пришлось ровненько на 70-е годы. Но я вовсе при этом не считаю, что воспитывать детей должен кто-то, кроме родителей, более того, я уверена, что советская школа, как часть того общества, детей тоже не воспитывала. Она их приспосабливала под нужды общества. Пожалуй, одно из основных ощущений, вынесенных мною из школьного детсва — ощущение чудовищного расхождения красивых слов и не всегда, мягко говоря, красивых дел тогдаших «воспитателей». Они-то знали, что вся эта «идеология» — враньё, они уже все поняли, имея жизненный опыт, а дети сначала им верили, потом начинали чуять неладное, а потом становилось все равно — приходило равнодушие. Над «идеологией», которая была призвана нас воспитать, смеялись почти в открытую… Совсем в открытую все-таки боялись. Равнодушие и затаившийся в глубине страх — вот что выносили многие из советской школы. Можно ли это назвать «воспитанием»? Или просто к моим 70-ым годам уже всё воспитание кончилось? И почему кончилось? В своем сообщении я и попробовала объяснить, почему кончилось — потому что ушли люди, которые были носителями совсем других ценностей… История ведь началась не в 1917 году, не правда ли… А если окончившие советскую школу где-то в глубине души убеждены в обратном, то благодарить за это надо все ту же идеологию.

  11. Юлия Жабыко пишет:

    Ирина,
    теперь я поняла все, и с вами совершенно согласна. И в том, что к 70-м идеология утратила свое проникающее в сознание значение, и в том, что, конечно, история не в 17 году началась. Это, кстати, отдельная и крайне интересная тема: а как воспитывали и учили до революции? Гимназическая система, система дворянского домашнего образования, бурса… Интересно было бы покопаться, конечно.
    А самый расцвет веры в коммунистические идеалы, думаю, на 20-30 годы пришелся, когда люди искренне во все верили, дальше уже все пошло иначе.

  12. Наталья Геда пишет:

    В свете расширенного комментария Ирины хочу уточнить и поправить и свой комментарий: мне кажется. что все дело в том, что общеобразовательные школы вообще не могут воспитывать. Ибо они вовсе не для того создавались. Их задача совершенно иная — пресловутая социализация, составной частью которой является усвоение определенной идеологии. В СССР эта идеологическая составляющая была более четкой и структурированной, более мифологичной и ритуализированной; в нынешней России она бесструктурна, бесформенна и демифологизирована, а с точки зрения ритуала сводится к двум фразам: девизу «чего изволите?» и отзыву «все что угодно за ваши деньги!». Но, по большому счете, мне кажется, что между этими двумя идеологиями — «строителей коммунизма» и «строителей капитализма» нет никакой принципиальной разницы. И та и другая — ложь и уродство. Воспитывать такие системы не могут в принципе — они не направлены на личность, не учитывают закономерности ее развития. Социалистическая система воспитания была заточена над превращением человеческой личности в часть коллектива. Капиталистическая, при всех заявках на «индивидуацию» делает, в скрытой форме. то же самое — только без коллективной ответственности : не «один за всех» — а «каждый за себя». Но итог все равно тот же: лишенный естественных человеческих связей загнанный в ловушку собственного эгоцентризма социальный атом рано или поздно оказывается в той или иной социальной нише и отрабатывает ту или иную социальную роль ( за свои деньги).
    Для такого итога воспитание не нужно.
    Воспитание появляется там и тогда, где и когда появляется идея аристократизма как формы социального служения. На этой почве и возникали обычно выдающиеся учебные заведения — от Платоновской Академии до пушкинского Лицея. Такие учебные заведения чужды демократизма. Они воспитывают избранных, элиту, золотой фонд общества и культуры, воспитывают ЛИЧНОСТИ.
    Я всегда , когда высказываюсь за домашнее обучение. стараюсь, тем не менее, различать школу и Школу. Одна из них создает культуру. другая — разрушает. До появления первых из них (или хотя бы — первой) в России мне бы очень дожить, равно как увидеть гибель второй (хотя это вряд ли случится в ближайшие полвека-век). А пока считаю необходимым вкладываться в домашнее обучение как единственной реальной альтернативы существующей образовательной системе — именно вследствие установки на воспитание личности.

  13. Юлия Жабыко пишет:

    Наталья,
    строители коммунизма были хотя бы внешне ориентированы на воспитание человека как части коллектива, по крайней мере, поначалу. Нынешняя же идеология бесформенна настолько, что, честно говоря, сомневаюсь, можно ли вообще говорить о какой-либо идеологии, скорее, о хаосе, в котором, конечно, нет никакой возможности вырасти Личностью.

  14. Ирина пишет:

    А если подумать, то что В ИДЕАЛЕ должно было бы делать общество (и школа, как его часть) для формирования Личности? И должно ли вообще, если вспомнить основной посыл обсуждаемой статьи?

  15. Анна пишет:

    Большое спасибо автору и всем высказавшимся!
    Ирина, если позволите, реплика по Вашему вопросу. В ИДЕАЛЕ общество (в первую очередь, гражданское — а где оно?) и школа (как часть государства, по-моему, а не общества) должно ПЕРЕСТАТЬ ЛГАТЬ (=говорить и делать ПРАВДУ, а это = СВОБОДЕ).
    Для меня СО ценно тем, что я, как родитель-учитель, СВОБОДНА от бумажно-компьютерного безумия лжи. Невозможность лгать ребёнку заставляет меня не только воспитывать своё чадо, но и перевоспитывать себя (расти интеллектуально и совершенствовать свой, увы, не слишком ангельский характер — кстати, последнее обстоятельство почему-то не очень заметно в людях, пока у них нет детей. Или характер в принципе портится от страха за своё дитя?).
    «За красным восходом — розовый закат…» Коммунистическая ложь «шагания в ногу» сменилась липко-слюняво-постмодерновой ложью «шагания вразнобой»… Оба варианта плохи — личность должна быть свободной (и, видимо, одинокой?)…

  16. Юлия Жабыко пишет:

    Ирина,
    если в идеале — то школы не должно быть вообще…)
    Честно говоря, считаю это бесполезным для себя делом — задумываться о недостижимых идеалах. Будем делать мир лучше вокруг себя, насколько это возможно…

  17. Юлия Жабыко пишет:

    Анна,
    спасибо на добром слове. Согласна с вами по поводу вранья — и себе, и ребенку. Начинаю понемногу приходить к мысли о том, что воспитание ребенка (детей) — это в первую очередь воспитание себя, причем в целом, всего себя, и интеллекта, и характера, и прочего.

  18. Gekta пишет:

    Отличная статья, отправила мужу, маме и свекрови!!!

×