Центр домашнего обучения «Алгоритм»
г. Москва, ул. Земляной вал, дом 54, строение 2
info@odoportal.ru

skype: onlinealgorithm

8-495-781-10-30 8-800-555-99-53

Школа: размышления американского выпускника

До чего может довести школьное образование?

В старшем звене американских школ (хай скул) есть традиция: в заключение официальной части выпускного, лучший ученик выпускного класса произносит самостоятельно сочиненную напутственную речь, обращаясь к своим одноклассникам. В мае этого года, во время выпуска в школе Коксэки-Афины Хай Скул (Coxsackie-Athens High School), Эрика Голдсон (Erica Goldson) произнесла речь, вызвавшую замешательство среди учителей и администраторов и горячие аплодисменты со стороны выпускников и многих их родителей.

Текст речи приведен ниже. Мне кажется, она может быть хорошим напутствием и тем, кто приступает к учебному процессу 1-го сентября.

***

Есть древняя притча о молодом, но старательном ученике, который пришел к Учителю и спросил его: «Если я буду много и прилежно работать, сколько времени мне понадобится для того, чтобы познать Дзен?» Учитель подумал и ответил: «Десять лет.» Тогда ученик сказал: «А если я буду работать очень много и стараться изо всех сил, тогда сколько времени мне понадобится?» «Тогда двадцать лет,» — прозвучал ответ Учителя. «Но если я буду работать очень, очень много?» — спросил опять ученик. «Тридцать лет,» — ответил Учитель. «Как же так? Я не понимаю!» — произнес разочарованно ученик. «Каждый раз, когда я говорю, что буду работать больше, вы говорите, что мне понадобится больше времени. Почему?» И Учитель ответил: «Когда один глаз смотрит на цель, остается только один глаз, которые смотрит на путь к ней.»

Именно с этой дилеммой я столкнулась, находясь в американской системе образования (обучение в США — подробнее). Мы зациклены на конечной цели, будь она в том, чтобы справиться с контрольной, или в том, чтобы на отлично закончить школу. Однако при этом мы не учимся по-настоящему. Вместо этого, мы делаем все возможное, чтобы выполнить нашу изначальную задачу.

Некоторые из вас, наверное, подумают: «Ну и что? Если ты справишься с контрольной, или станешь лучшим учеником выпуска, уж наверное ты чему-то научишься?» Да, безусловно, чему-то ты научишься, но не всему, чему мог бы. Возможно, ты научишься только тому, как запоминать имена, названия и даты, а потом забыть их для того, чтобы расчистить свой разум для следующей контрольной. Школа — не все, чем она может быть. На сегодняшний день это место, находясь в котором большинство людей делают для себя вывод, что их цель – свалить отсюда как можно скорее.

Этой цели я достигла. Я закончила школу (школа США — подробнее). По идее, я должна воспринимать это как положительный опыт, особенно потому, что я лучшая ученица выпускного класса. Однако, оглядываясь назад, я не могу сказать, что я умнее, чем мои одноклассники. Я могу свидетельствовать, что у меня просто лучше получается делать то, что мне говорят, и использовать систему с выгодой для себя. Тем не менее, вот я стою перед вами, и предполагается, что я должна гордиться тем, что прошла этот период индоктринации. Осенью я перейду на следующую ожидаемую от меня жизненную ступень, чтобы получить бумажку, удостоверяющую, что я способна работать. Но я это оспариваю: я — человек, мыслитель и искатель, а не работник. Работник заключен в процессе бездумного повторения своих действий, он – раб созданной до него и для него системы. Но выходит, что я успешно показала себя самым лучшим рабом. Я впадала в крайности, делая то, что мне приказывали. Пока кто-то, сидя в классе, калякал на полях тетради и потом стал великим художником, я прилежно конспектировала и научилась замечательно писать тесты. Пока кто-то другой приходил на занятия с невыполненной домашкой, потому что он был слишком занят чтением на интересную ему тему, я досконально выполняла все. А пока кто-то третий сочинял музыку и писал слова для песни, я взяла дополнительный спецкурс, хоть он мне и не был нужен. И поэтому я удивляюсь – зачем мне вообще нужна была эта награда? Безусловно, я ее заслужила, но что теперь из этого выйдет? Что будет со мной, когда я покину образовательное учреждение: буду ли я успешна или же затеряюсь навсегда? Я понятия не имею, что мне делать в жизни; у меня нет интересов, потому что я воспринимала каждую область знаний только как работу, и я преуспела во всех предметах ради достижения успеха, а не ради того, чтобы что-то узнать.

Джон Тэйлор Гатто, в прошлом учитель, а в настоящее время критик обязательного школьного образования, утверждает следующее: « Мы могли бы поощрить лучшие качества молодости — любопытство, стремление к приключениям, выносливость, способность к удивительным интеллектуальным прорывам — просто гибким отношением ко времени, текстам и тестам, постепенно превращая детей в истинно компетентных взрослых, и, давая каждому ученику нужную ему автономию, чтобы время от времени рискнуть. Но мы не делаем этого.» В этих стенах, мы все считаемся одинаковыми. Нас натренировывают на успешную сдачу стандартных тестов, а те, кто отклоняются от нормы и смотрят на окружающий мир под другим углом, не имеют ценности для образовательного процесса, и следовательно к ним относятся с презрением.

Генри Льюис Менкен писал в журнале «The American Mercury» за апрель 1924 г., что «целью общего образования отнюдь не является вложить в юное поколение знания и пробудить их разум … Не может быть ничего более далекого от истины. Цель … состоит в том, чтобы просто низвести максимальное количество людей до одного и того же безопасного уровня, чтобы вывести общество стандартизированных граждан, чтобы подавить разногласия и оригинальность. Вот в чем состоит эта цель в Соединенных Штатах Америки» (цит.: Гатто)

Чтобы проиллюстрировать эту мысль, рассмотрим идею «критического мышления». Не кажется ли вам странным само это выражение? Разве можно «некритически мыслить»? Мышление – это процессирование информации с целью формирования мнения. Но если мы это делаем без внутренней критики, думаем ли мы по-настоящему? Или же мы бездумно принимаем на веру чужое мнение?

Именно это происходило со мной. Мне на редкость повезло: моя учительница английского, Донна Брайан, позволила мне подойти к предмету непредвзято и задавать вопросы перед тем, как принимать изложенную в учебниках доктрину, и если бы не она, я бы была обречена. Теперь я, так сказать, увидела свет, но я по-прежнему чувствую, что мой разум хромает на обе ноги. Я должна буду перевоспитать себя, и всегда помнить о том, насколько безумным является это якобы здравое место.

И вот я выхожу в мир, которым правит страх, в мир, который подавляет заложенную в каждом из нас уникальность – в мир, в котором мы можем либо покориться бесчеловечной бессмыссленности корпоратизма и материализма, либо настаивать на переменах. Нас не вдохновляет система образования, которая подспудно готовит нас к выполнению работы, которая может быть автоматизирована и которая никому не нужна — к порабощению без горячего стремления к значимым достижениям. У нас нет жизненного выбора, если основной мотивирующей силой для нас являются деньги. Нашей мотивирующей силой для нас должна быть страсть к любимому делу, но она теряется с того момента, когда мы поступаем в систему, которая тренирует нас, вместо того, чобы вдохновлять.

Но мы больше, чем ходячие книжные шкафы, приученные по команде выдавать вызубренные факты. Мы все особенные, каждый человек на этой планете – так неужели мы не заслуживаем чего-то лучшего? Того, чтобы использовать наш разум для поиска нового, а не запоминания; творчества, а не бесплодной активности; раздумья, а не мысленного застоя? Ведь мы же здесь не для того, чтобы получить вожделенную степень и потом работу, чтобы мы могли потреблять один за другим одобренные индустрией продукты производства, и утешаться этим.

Самое грустное состоит в том, что большинство учащихся не имеет возможности задуматься о происходящем, как это удалось сделать мне. Большинство школьников пропускают через техники промывания мозгов, чтобы создать покорную рабочую силу, трудящуюся в интересах крупных корпораций и правительства с множеством своих секретов; и самое худшее состоит в том, что они понятия не имеют о происходящем. Мне не вернуть этих 18 лет. Я не могу сбежать в другую страну, где система образования просвещает, а не вырабатывает рефлексы. Эта часть моей жизни позади, и я хочу сделать так, чтобы никакой другой ребенок не был лишен своего потенциала и подавлен силами, настроенными на эксплуатацию и контроль. Мы – люди. Мы – мыслители, мечтатели, исследователи, художники, писатели, инженеры. Мы можем быть кем захотим, но только если система образования поддерживает нас, а не удерживает назад. Дерево может расти, только если его корни опираются на твердую почву.

Я обращаюсь ко всем тем, кто вынужден продолжать сидеть за партами и склоняться перед авторитарными идеологиями ваших инструкторов: не теряйте надежды. У вас все еще есть возможность выпрямиться во весь рост, задать вопросы, быть критичными и иметь собственную точку зрения. Требуйте организации учебного процесса, которая бы обеспечила вас интеллектуальными возможностями, расширяющими разум, вместо того чтобы направлять его. Требуйте, чтобы тема занятия была для вас интересной. Настаивайте, что объяснения вроде «этот будет на контрольной» недостаточно. Образование – замечательный инструмент, если его правильно использовать, но концентрируйтесь на получении знаний, а не хороших оценок.

Я не хочу оскорбить тех, кто занят внутри критикуемой мною системы; мое намерение – мотивировать вас. В вашей власти исправить некомпетентность этой системы. Я уверена, что вы стали учителями или школьными администраторами не для того, чтобы смотреть на скучающие лица ваших учеников. Вы больше не можете следовать авторитету руководящих органов, которые говорят вам, чему и как учить, и угрожают наказанием за несоответствие требованиям. На кону стоит наш потенциал.

Тем из вас, которые покидают стены этого учреждения, я хочу сказать следующее: не забудьте того, что происходило в этих стенах. Не оставляйте тех, кто идет по вашим стопам. Мы – новое будущее, и мы разрушим старые традиции. Мы сломаем стены коррупции, чтобы сад знаний рос по всей Америке. Будучи по-настоящему образованными, мы приобретем силы и возможность делать все, что захотим, и самое лучшее состоит в том, что мы будем использовать эту силу для добрых целей, поскольку будем обладать культурой и мудростью. Мы ничего не будем принимать как должное. Мы будем задавать вопросы, и требовать правды в ответ.

Итак, вот моя позиция. Я стою перед вами как лучшая выпускница, но я не одна. На меня повлияла среда и все мои товарищи, которые сейчас смотрят на меня. Без вас я не смогла бы этого добиться. Все вы воистину сделали меня тем человеком, которым я являюсь сейчас. Вы были моей конкуренцией и в то же время моей опорой. И поэтому мы все сегодня лучшие выпускники.

Теперь предполагается, что я попрощаюсь с этим учреждением, с теми кто работает в нем, и с теми, кто стоит со мной и за мной. Но я надеюсь, что это будет не прощание, а скорее что-то вроде «до скорой встречи», когда мы будем работать вместе, чтобы запустить движение за лучшее образование. Но сначала, давайте получим те самые бумажки, которые свидетельствуют о том, что мы достаточно для этого умны!

Эрика Голдсон.

27 комментариев к статье "Школа: размышления американского выпускника"

  1. Дмитрий пишет:

    Здорово! Молодец девочка! Интересно, много таких у них? И есть ли у нас?

  2. Анна пишет:

    Этой выпускнице удалось сформулировпть, во что превратилось современное образование. Ведь это не проблемы только Америки, у нас-то по крайней мере не лучше.

  3. Наталья Геда пишет:

    Замечательный подарок всем к началу учебного года. Большое спасибо, Мария!

  4. Юлия пишет:

    Потрясающий текст

  5. Александра пишет:

    Такая взрослая самостоятельная позиция вызвала желание почитать аналогичные тексты наших учащихся и выпускников. Кто-нибудь встречал размышления наших детей об образовании? А если попытаться как-то собрать их? Пока, к сожалению, об этом вообще мало думают, пишут и говорят даже взрослые.

  6. Наталья Геда пишет:

    В нашей стране образование — табуированная тема; до прошлого года о школе можно было говорить или хорошо, или ничего — как о покойнике. С учителями понятно: как бы плоха ни была эта система. она их кормит — и потому они будут молчать. Но вот почему молчат выпускники… почему такое огромное количество людей, закончив школу, с умилением вспоминает «школьные годы чудесные» — для меня совершенно непостижимо. По-моему, то, что школа — это облегченный вариант тюрьмы, понятно любому первокласснику, о чем свидетельствует детский школьный фольклор…К сожалению, наши выпускники законченные конформисты, которых интересует не правда и не идеалы — а голая прагматика, которую так критикует Эрика. Поэтому наши выпускники не напишут такое эссе, даже если кто-то по ошибке научит их думать и писать вместо того, чтобы зубрить и решать тесты.

  7. Наталья пишет:

    Отличный текст! молодец девочка, я дошла до этих мыслей только к 30 годам….

  8. Надежда пишет:

    Какое замечательное выступление!
    А у нас в школе действительно началась идеологическая обработка. Самая настоящая. И учителя так потихоньку в это и втянулись, благо, половина из них преподавали еще в советское время. Все легко вспомнилось. Даже трудно в это поверить, но за 20 лет круг сделали и вернулись в то же время. Только тогда была надежда, а сейчас безнадега полная. И полный пофигизм. И я не знаю, как через это прорваться. Нельзя же ребенка изолировать от ровесников и учителей.
    А с Ларисой согласна, у нас бы Эрику не поддержали.

  9. Светлана пишет:

    Эрика пишет о конкретной системе образования — американской. С чего это вы все проблемы той системы перекладываете на российскую? Она сама говорит, что у нее просто нет возможности уехать в другую страну. Всем известно, что американская школа — слабая и ни в какое сравнение с российской не идет. Проблема в том, что наше руководство перенимает у них опыт всего плохого. С тем же тестированием, например.

  10. Наталья Геда пишет:

    Не верьте пропаганде. Американская система образования ничуть не хуже российской — она просто другая, у нее совершенно иные акценты. И разная — в каждом штате, практически, своя собственная. Плюс хоумскулинг там узаконен, как и иные системы нешкольного образования, вплоть до радикального анскулинга — нам такое и не снилось. Так что по уровню промывки мозгов наша родная система образования может дать 100 очков вперед американской.

  11. Екатерина пишет:

    Представляю, как обрушились бы на эту девочку в нашей школе ее одноклассники и их родители! И верят до сих пор, что образование у нас самое лучшее.

  12. Maria пишет:

    Большое спасибо всем читателям за позитивные отзывы! Александра, мне к сожалению не попадались аналогичные размышления российских выпускников. Дмитрий, меня тоже заинтересовал этот вопрос, насколько это типичные для американских детей настроения. Если судить по речам лучших выпускников, большинство из них конечно находятся в зоне комфорта для всех присутствующих; они гладкие, с элементами иронии, «теплыми словами» и т.д. Но в целом как мне кажется традиция выражать свое мнение в школах США более сильна. Какой бы стандартной ни была подобная речь, выпускник пишет ее самостоятельно. Многие читатели отметили, что не представляют себе поддержку подобной речи одноклассника со стороны российских выпускников. Я лично могу сказать только, что когда мне довелось недавно побывать на выпускном в родной школе, я поделилась с мамой лучшей выпускницы (моей знакомой), что вот в Америке ее дочери продстояло бы толкнуть речь перед всеми; ответом было полное непонимание цели и смысла этого действа. Великовозрастные дети друг за другом протопали на сцену, пассивно получили свои аттестаты и грамоты, а потом начался закусон и концерт-капустник на восточную тематику с танцем живота. Так что …

  13. Maria пишет:

    Светлана, Наталья вправа. Однородное и безнадежное якобы «плохое качество» американского образования — это миф. Если говорить о данном конкретном случае и конкретно о ШКОЛьНОМ образовании, то Эрика Голдсон проживает в поселке городского типа, насчитывающем 10 тыс. человек. Хай скул в нем, судя по рейтингам и отзывам, ниже среднего. Однако даже там можно выбрать для изучения 2 языка, заниматься серьезно в спортивных командах, ездить за границу по программам студенческого обмена или параллельно с основной программой получить профессионально-техническое образование. Ученик калибра Эрики сможет брать класс университетского уровня прямо в школе по национальной системе АР или даже в местном маленьком колледже, бесплатно, и это потом можно перевести в большинство крупных университетов при поступлении. Повторюсь, это фактически деревенская школа. Это что касается сравнения российского и американского образования — сравнивать все же надо равноценное с равноценным. Теперь о другом поднятом вами вопросе: переносимы ли общие проблемы образования из одной системы в другую. По-моему, да — большинство школьных проблем универсально, независимо от того, есть тесты или нет. Об этом говорят фактически все авторы, пишущие на эту тему. Поэтому то о чем говорит Эрика может быть близко не только американцам.

  14. Татьяна пишет:

    Как грустно! Грустно , потому что у нас все гораздо хуже, но мы не хотим этого видеть и понимать. Легче жить в каких-то иллюзиях, а если проблемы и есть, то в них обязательно виноват кто-то другой, никогда — мы сами.
    Говорят, у нас сейчас не существует национального инстинкта самосохранения. Если мы не способны адекватно относиться к тому, что происходит с детьми, мы обречены. Как народ, как страна.

  15. Ира пишет:

    Текст замечательный.
    Татьяна, пока вы будете говорить от имени всего народа, ничего не изменится. Каждый принимает собственное решение. Кто-то отдает детей в школы, где они выполняют бесконечные тесты, обводя ответы на дурацкие вопросы. А кто-то занимается образованием. А это совсем не грустно. Присоединяйтесь к нам, хватит грустить!

  16. Наталья пишет:

    Люди настолько разные, что для достижения взаимопонимания нам нужна база в виде ценностей и идей, с которыми согласны все.

    Например, что добро должно побеждать зло, или о том, что наука полезна для развития цивилизации. Ну, в общем, все эти банальности, которые мы проходим в школе, делают нас единым сообществом граждан.

    Никто нас не лишает критической мысли, ибо способность мыслить дал нам Бог, и никакой учитель ее не отнимет. Пусть мыслит на здоровье и развивается эта девочка, знание общественных ценностей этому не мешает.

  17. Елена пишет:

    Наталья, это Вы серьезно? И про единое сообщество, и про то, что никто не отнимет способность мыслить? Где же Вы живете-то? ХОЧУ К ВАМ!

  18. Лев пишет:

    «Что-то мы совсем в последнее время разжирели, летать стали низко и медленно…» — сказала своей стае одна дикая утка.
    Это услышали утки домашние. «Ой, дикие утки такие жирные! Они и не летают теперь вообще! Они даже сами об этом говорят, разве вы не слыхали?»

  19. Лев пишет:

    В ответ на 07.09.2010 11:23 | Светлана

    Светлана, проблема не в том, что наше руководство перенимает у американцев систему тестирования. Проблема в том, что наши учителя, забыв о качественном образовании школьников, занялись лишь натаскиванием этих школьников к тестированию. Разве кто-то из руководства сказал, что учитель больше ни о чем не должен рассказывать? Разве учителю запретили быть многосторонним и увлеченным человеком? Нет. Просто среди российских учителей мало разносторонних и увлеченных людей. И потому они, то есть учителя, сами решили, что введение системы тестов автоматически особождает их от обязанности вести интересные уроки, давать внепрограммные знания, заниматься развитием школьников. Сами так решили, потакая собственной ограниченности, и сами же винят в этом руководство с тестированием.

  20. Maria пишет:

    Наталья, судя по вашему комментарию, вы считаете, что основная функция школы — это гражданское воспитание. Действительно есть такая точка зрения, и в вашем изложении она выглядит вполне такой позитивно-советской, в стиле «с чего начинается Родина». Американская школа тоже эту функцию безусловно несет. Но к старшим классам уже по умолчанию считается, что «база в виде ценностей и идей» в этом возрасте набирается 1) в семье, и 2) в общественной жизни вроде церковных и волонтерских мероприятий, а также занятий по интересам, в которые вовлечен молодой человек. Этот аспект школьной жизни Эрика не критикует.

    С вашим утверждением, что «способность мыслить дал нам Бог», я спорить не буду. Но замечу, что слово «способность» здесь очень к месту. Способность — это потенциальная возможность. Ее мало иметь, ее надо актуализировать, пройдя при этом ступени развития и находясь в определенной среде. Так, у человека есть способность к осмысленной речи, но младенец говорить еще не может, а выросший среди волков Маугли не заговорит никогда. То, что у некоторых людей способность к критическому мышлению не актуализирована или атрофирована, очевидно при любом беглом просмотре того, что предлагают сми, например. Поскольку человек в формативный период проводит количественно очень длительное время в школьных стенах, школа здесь очевидно замешана. О том, как конкретно в школе подавляется способность критически мыслить, уже много написано. Проблема, к сожалению, реальна.

  21. Галина пишет:

    Молодец Эрика!Смелая и умная девочка.И у нас есть такие.Всем рекомендую книгу Елизаветы Стариковой «ЧЕГО НЕ ЗНАЮТ РОДИТЕЛИ» размышления вчерашней школьницы.

  22. Кристина пишет:

    Браво! Мне сейчас 30 с небольшим, но в 10 классе я перестала учиться и посещать школу, занимаясь дома любимыми предметами, чтением, живописью. До этого я была отличницей и могла бы закончить школу с золотой медалью, но… с энтузиазмом в розовых очках и верой в светлое будущее поступила одновременно в 2 университета. Заканчивала я их уже по заочной форме, а во втором (филисоф. фак-т) даже на дипломную защиту не явилась («…а судьи кто?»). Результат: создание свободного дет. сада, свободной школы. Слава Богу, своим детям я создала условия для формирования свободного мышления, не обремененного страхами, предрассудками и шаблонностью! Время не повернешь назад! Цените ваших детей! Каждый из них неповторим! Трудно всех подогнать под шаблон, но школе это удается!

  23. Татьяна пишет:

    Я училась до 10 класса в российской школе,а после два года в Новой Зеландии.Это,конечно,не Америка,но я думаю,что системы образования очень схожи.Так вот, чем старше класс,тем больше свободы выбора в предметах.Последний год нет вообще ни одного обязательного,а список предметов очень внушительный.Например,я изучала фотографию,дизайн,медиа,историю исскуства и английский.Думать нас точно никто не учил,а на творческих предметах никакой полезной информации не давалось.Просто контрольные работы делаешь и тебе за них оценку ставят.Если есть способности,то ты с удовольствием проводишь время за склеиванием упаковки для вилки,а если оказалось,что их нет ты делаешь то же самое без удовольствия.Принесешь готовую упковку в школу и если красиво все повосхищаются и ты получишь заслуженную пятерку (у них правда другая система оценок),если не очень — никто не повосхищается и ты получишь заслуженную 3 или 4.То есть на дизайне не рассказывают об основных правилах дизайна,сочетании цветов и т.п.И это,на мой взгляд,плохо.

  24. Наталья пишет:

    В Америке эта девочка может стать президентом или ,на крайний случай, сенатором и ,может быть, что-то изменит.Во всяком случае я ей этого искренне желаю.У нас же, те, от кого это зависит даже и не задумываются над этим.Одно успокаивает:несколько форм обучения и возможность ребёнка перейти на менее «промывающую мозги»

  25. Ирина пишет:

    Все эти проблемы есть и в российской школе, и в украинской. И даже в советской, как бы её не хвалили. Система растит работников. Рабов. То, как именно она это делает — не суть важно.

  26. Ольга пишет:

    Дело ведь не только в Американской системе образования а вообще в мировой системе которая отнимает у нас детей делает из них батарейки с разным потенциалом и превращает нас в РАБОВ а отРАБотанные элементы за ненадобностью СПИСЫВЕТ НА ПЕНСИЮ

  27. Мария пишет:

    Что-то про другую страну не помню. Помню вот- » Мы сломаем стены коррупции, чтобы сад знаний рос по всей Америке.» Вроде бы она хочет в Америке жить… А про российское многовековое рабство — это конечно отдельная речь. Как же выдавить из себя этого русского раба!