Центр домашнего обучения «Алгоритм»
г. Москва, ул. Земляной вал, дом 54, строение 2
info@odoportal.ru

skype: onlinealgorithm

8-495-781-10-30 8-800-555-99-53

О системности обучения

Для учителей и, пожалуй, для родителей тоже идея необходимости системного подхода к обучению давно является общим местом. Понятно, что если браться за обучение, то делать это нужно, выбирая правильный путь.

Системный подход традиционно включает в себя четыре основных последовательных этапа.

1. Анализ потребностей обучаемого (на этот же анализ опирается и построение учебной мотивации).

2. Планирование обучения (исходя из осознания потребностей, планируются цели обучения и способы их достижения, то есть учебная программа).

3. Разработка учебных материалов (школа предлагает облегченный вариант: готовые учебники и дополнительные учебные пособия).

4. Проверка и оценка. Важный этап, практически отсутствующий в школе. Проверка не того, как ученик все усвоил, а проверка себя, правильности выбранных методов обучения, и, в зависимости от результатов, корректировка учебного курса с прицелом на повышение эффективности обучения.

Не буду подвергать детальной критике, да и вообще как-либо обсуждать системность обучения в традиционной общеобразовательной школе, намечу только парой слов общую тенденцию.

Учебные программы и в целом построение курсов по разным предметам были разработаны профессиональными педагогами и методистами несколько десятилетий назад, и отклонений от заданных тогда методов сегодня немного, несмотря на все новаторства: наречие как изучали в седьмом классе, сразу после деепричастий, так и сейчас изучают. Примерно так же дело обстоит и с другими предметами. При этом, поскольку тщательный личностный подход при работе с классом практически невозможен, понимаем, что точность и выверенность системного подхода к обучению предельно размываются и упрощаются.

Есть один момент в отношении системного подхода к обучению, о котором мне хотелось бы поговорить. Эта сторона обучения практически выпала из сферы внимания школы, но для родителей, взявшихся за домашнее обучение, это крайне важный пункт. Я имею в виду вот что.

Системный подход обязательно должен распространяться не только «вглубь» (в соответствии с перечисленными выше этапами), но и «вширь», и об этом многие часто забывают. Я имею в виду смысловые системные связи, внутрипредметные и межпредметные.

В школе это выглядит примерно так. На уроках литературы подробнейшим образом изучается биография писателя, но чем, к примеру, в целом был интересен исторический фон в то время, что происходило в России и за рубежом, какие, скажем, научные открытия были сделаны тогда – все это тайна, покрытая мраком. И получается, что писатель – сам по себе, эпоха – сама по себе. Полученные знания, может, и хороши, и добротно усвоены, но они предельно фрагментарны и не связаны друг с другом.

В своей первой статье я уже ссылалась на работу К.И. Чуковского «Литература и школа», в которой автор ужасался школьникам, считавшим, что «Лев Толстой участвовал в наполеоновских войнах». А статья, напомню, впервые увидела свет в 1936 году. В редакции 1968 года Чуковский пишет, что картина уже не так страшна, как раньше, многое уже устарело, но, на мой бывший школьный взгляд, автор просто делает некий вежливый реверанс в сторону современности.

Из собственного учительского опыта могу привести совсем свежий пример. Изучаем с девочкой правописание числительных. Чтоб ребенку не скучно было их склонять, я рассказала про русскую манеру считать десятками, а французскую – дюжинами. Пояснила происхождение «-дцать». И напомнила, что есть еще однокоренные дециметры и децибелы. После этого пришлось объяснить, что такое децибел и сколько чего содержится в дециметре… Ученица – десятиклассница. И общий уровень ее развития мне до сих пор казался вполне удовлетворительным.

Это примеры частично и полностью разрушенных межпредметных связей. Повторюсь, речь не об общей необразованности, допустим, или плохой подготовке, а именно о том, что изучаемые предметы совершенно не связаны друг с другом в представлении ребенка.

В 20-е годы ХХ века в СССР среди различных теорий воспитания и обучения детей появилась такая теория, что любой предмет надо изучать всесторонне и комплексно. Например, заяц. Надо объяснить детям, что это млекопитающее, обитает там-то, анатомия его такова, пишется и склоняется это слово вот так, а по-французски заяц называется так-то. При всей инфантильности подобных предложений, довольно быстро, к счастью, отвергнутых, рациональное зерно, как мне кажется, где-то в основе этого подхода было…

Если говорить о связях внутрипредметных, то вопрос чуть более сложен. Считается, что темы одного какого-либо школьного курса взаимосвязаны. Некая связь, безусловно, присутствует, но основной связующий элемент – это зачастую не более чем стержень, на который механически нанизана вся программа, этакая нитка с бусинами. Причем эта нитка – единственное, что связывает бусины в нечто единое. Например, в курсе истории этот стержень – хронология: изучаем средние века, потом Возрождение и т.п. В курсе биологии – это движение от менее сложных организмов к более сложным: млекопитающие, потом человек. В курсе русского языка аналогичный путь: от частей речи к предложению.

Предполагается, что каждый следующий уровень как-то опирается на предыдущий. Довольно популярной в методике преподавания русского языка является теория о концентрическом изучении предмета: каждый новый круг шире предыдущего и включает его в себя. То есть, например, при работе со сложным предложением (максимально сложный уровень, самый большой круг) ученик должен не только знать и уметь все необходимое, связанное с этим разделом синтаксиса, но и помнить, что предложение состоит из слов разных частей речи (курс морфологии); каждое слово состоит из разных частей (состав слова), имеет лексическое значение (курс лексики) и еще как-то пишется (орфография). В школьной практике, разумеется, эта теория превращается в пыль. Озадаченный запятыми в сложном предложении, школьник решительно впадает в ступор при вопросе «А как пишется эта приставка?», поскольку эту тему «проходили» очень давно и с тех пор к ней не возвращались. Постоянным напоминанием о написаниях приставок дело, в принципе, вполне можно поправить, то есть добиться некоторого уровня практической грамотности в целом (и буквы правильные, и запятые на месте). Но о том, что у каждого слова есть своя история, и предложение – это не только организованные в целое слова, но еще и фрагмент текста, призванный как-то влиять на читателя, служащий какой-то цели, — об этом уже можно и не задумываться, это слишком сложно.

Таким образом, внутрипредметные связи в школьной программе представляют собой довольно плачевное зрелище.

Итак, полноценное обучение невозможно без системного принципа, и об этом постоянно должны помнить родители, взявшиеся за обучение своих детей.
Эта системность – палочка о двух концах, как мне думается. С одной стороны, родители должны постоянно учитывать ее, проверять себя на наличие этого критерия. С другой – это и важное подспорье в работе, возможность оценить, в правильном ли направлении вы двигаетесь.

Мне кажется, что видеть межпредметные связи и вплетать их в обучение – задача не очень трудная, особенно для родителей младших школьников. Ребенку в радость познавать мир, и он будет только рад выяснить, что все вещи в мире представляют собой упорядоченную систему. «Волга», например, имя собственное. Рек всяких разных множество («река» – имя нарицательное), а вот такая, которую зовут Волга, — одна. Почему заодно не вспомнить, какие еще бывают реки и куда все-таки впадает Волга?

Кроме того, – раскрою небольшой секрет – отвлечься на пару минут от основной темы урока полезно, это дает возможность немножко отдохнуть, освежает голову, благотворно влияет на дальнейший процесс, а в данном случае еще и работает преподающему на руку: новые полезные сведения.

Что же касается внутрипредметных связей, картина вплетения их в обучение представляется часто более сложной. Перед тем, например, как помочь ребенку справиться с новой орфограммой, нужно обязательно задуматься. А каково место этого правила в целом курсе? Почему она изучается именно сейчас, после этой темы и перед этой? А для чего вообще она нужна? Где и как ее использовать? Эта орфограмма не должна повиснуть в воздухе, она обязательно должна за что-то держаться, на чем-то стоять. Только такой подход обеспечит осмысленное отношение ребенка к изучаемому, подкрепит мотивацию, а следовательно, создаст условия для успешного обучения.

Основная сложность, на мой взгляд, возникает по той причине, что учебная программа, а значит, и учебные пособия, как я уже говорила, не учитывают эту постоянную необходимость в обращении к уже изученному и постоянной систематизации. Учебник движется преимущественно вперед и вверх, а родителю нужно держать в голове всю систему.

Приведу пример, как обычно, из своей родной стихии русского языка. Прошу прощения, если чересчур подробно, но это просто для наглядности.
В простом предложении (с одной грамматической основой: подлежащим и сказуемым) бывают второстепенные члены. Один из них – определение (отвечает на вопрос «какой?» и подчеркивается волнистой линией). Тихая река течет на восток. Река (какая?) тихая.

В сложноподчиненном предложении (где одно простое предложение зависит от другого) есть такой тип придаточных (зависимых) предложений, который называется определительным и отвечает на вопрос «какой?». То есть все предложение отвечает на этот вопрос и является, по сути, определением, только вместо одного слова – целое предложение. Мы пришли к реке (какой?), которая текла на восток.

Аналогия кристально очевидна, не правда ли? Достаточно хорошенько уяснить себе сам тип зависимости – что-то какое-то – и проблем не будет ни с нахождением определения в простом предложении, ни с типами придаточных. И если вы думаете, что эта аналогия как-либо просматривается в школьной программе, – таки нет.

Но именно понимание аналогий, подобных этой, не только обеспечивает успешное обучение предмету, но и в целом помогает учиться анализировать, систематизировать – бесценные для развития полноценного мышления навыки.

И тут, к сожалению, я должна прийти к выводу, малоутешительному для родителей, не обладающих, к примеру, специальностью учителя. Дорогие родители, вам придется стать специалистами, если вы хотите не просто одолеть со своим ребенком школьную программу, но вложить в него Образование в самом высоком смысле этого слова. Вам придется не только изучить основы, например, химии, которую вы терпеть не могли в школе, но и увидеть в ней систему, безупречно организованную и связанную с другими сферами знаний, и смочь передать этот взгляд ребенку. Только с пониманием того, что любая орфограмма – это часть единой и стройной системы, можно выйти на правильный путь Познания.

Закончу полушутливой аналогией. Необходимость системного подхода к обучению можно соотнести с важностью режима дня для малышей. Чем более упорядочен, систематизирован мир вокруг маленького ребенка, тем спокойнее и комфортнее он себя чувствует…

Юлия Жабыко.

23 комментария к статье "О системности обучения"

  1. Анна пишет:

    Замечательная статья! Узнаю в ней девиз (обращённый и к моему чаду, и ко мне лично): «Нужно сразу знать всё» (+о многом догадываться).
    Именно осознание этих внутри- и межпредметных связей позволяет «совершать настоящие чудеса» (х/ф «Золушка») на домашнем уроке.

  2. Юлия Жабыко пишет:

    Спасибо, Анна.
    Я бы скорректировала только чуточку этот девиз: не то чтобы сразу знать все, но стараться видеть, что все со всем связано, все едино, и у всего на свете есть ближайшие соседи, которые нам тоже нужны…)

  3. Ксения пишет:

    Юлия, скажите, а специалистам в каких областях Вы уже стали, ведь своего сына, как Вы написали, вряд ли отдадите в школу?

  4. Ксения пишет:

    Опечаталась, специалистом.

  5. Юлия Жабыко пишет:

    Ксения, я преподаватель русского языка. Помимо этого, думаю, смогу помочь ребенку в изучении литературы и английского языка.
    Если вы имеете в виду, овладела ли я сама теми умениями, которые рекомендую родителям, — конечно, основные завоевания в этом смысле впереди — ту же химию я со школы не открывала…) Но морально я готова к этому, потому что уж слишком высока цель и дорога цена за ее недостижение…

  6. Ксения пишет:

    И как Вы думаете, сколько времени Вам на это понадобится? И когда начинать будете?

  7. Юлия Жабыко пишет:

    Ну, с материалом начальной школы я надеюсь и без спецподготовки справиться, а все предметные хитрости начинаются со средней школы, не раньше 5-6 класса. Сыну только 4 года, так что время у меня, конечно, в запасе есть в этом смысле. Начинать я думаю с началом обучения, постепенно продвигаясь вглубь и вширь, то есть это не раньше семи лет, примерно так.

  8. Светлана пишет:

    Юлия, на этой площадке уже была очень интересная дискуссия по поводу того, должны быть родители специалистами в конкретной предметной области или нет. Никто из родителей не будет отрицать, что системность в обучении — замечательно, но что Вы конкретно предлагаете? Учиться родителям по школьной программе плюс вглубь и вширь, после этого заниматься с ребенком. Вы сами-то в это верите?

  9. Наталья Геда пишет:

    Позвольте вставить свои 5 копеек.
    Родители безо всяких проблем и особой подготовки могут быть вполне приличными учителями своих детей по всем предметам класса до 6. В этом я не просто уверена, а могу поручиться. Это пройдено с моими детьми, причем дважды. Да, я учитель русского языка и литературы по образованию, но когда я начала учить детей дома, все школьные знания и методики оказались » не в тему». Мне все пришлось заново открывать, в большинстве предметных областей — с нуля, потому что точные и естественные науки в школе я недолюбливала, языки разве что терпела, любила только литературу и историю. Поэтому мне пришлось самой открывать для себя один за другим все предметы школьного курса ( и не только его). Свой опыт обретения интереса и вкуса к повышению своей квалификации как учителя — мультипредметника я описала в статьях грамматического цикла, посвященных обучению конкретным дисциплинам. И то, что описывает в своей статье Юля, в младших классах не просто реально, а является нормой. ВЕСЬ курс младших классов, в конце концов, умещается в сравнительно небольшом «Справочнике младшего школьника», на который я уже неоднократно ссылалась, его можно прочесть за пару дней, усвоить- за пару недель ( хорошо, за месяц). Подробные планы по курсу обучения в начальной школе тоже есть, и ими вполне можно пользоваться. Теперь, когда у меня дочь готовится к госэкзаменам, мне все «сложности» первых лет обучения кажутся совершенно смешными.
    Потому что настоящие сложности наступают реально класса с 7. Я ориентируюсь , разумеется, не на сильных учеников (которым, возможно, все будет нипочем), а на средних. Им станет сложно, и придется искать учителей по отдельным дисциплинам. У нас это — математика, английский, химия. В этих предметах я хоть и разобралась с грехом пополам, но, разумеется, великим учителем быть не могу — разве что оказать первую помощь и дать не очень сложный совет. Вот три дисциплины, которые я считаю самыми сложными. Еще будут, скорее всего, периодические сложности с физикой и геометрией, но они могут быть устранены и в домашних условиях при помощи нескольких консультаций в школе. Все остальные предметы усваиваются дома легко и непринужденно. Если у вас хорошо подобрана библиотека ( о чем я писала), под рукой нужные развивающие программы и фильмы, если вы сами готовы вникать в обучение ребенка и давать ему дополнительные материалы по теме — с описанной Юлей системностью обучения проблем у вас не будет. Разумеется, для этого нужно относиться к обучению как к ценности, а не нудной рутинной обязанности, связанной с дрессурой. Вот в последнем, то есть в мотивации самих родителей, большая часть сложности и заключается.

  10. Наталья Геда пишет:

    Еще существует отдельная и серьезная тема подготовки к итоговой аттестации, которая возникает в 9 классе как особая задача. Об этом я еще буду писать. Это — самая серьезная проблема всего школьного курса неполной средней школы. В первую очередь — организационно-педагогическая, т.к. подготовка к госэкзамену должна как бы надстраиваться над обычными занятиями, отъедая значительную часть времени. Это проблема. Мы сейчас с ней справляемся с большими сложностями. О результатах напишу в свое время.

  11. Юлия Жабыко пишет:

    Светлана, дискуссию, на которую вы ссылаетесь, я отлично помню и сама в ней участвовала.
    С одной стороны да, согласна, возможно, это на первый взгляд выглядит утопично: сначала самому все выучить по всем предметам, а потом передать это ребенку. С другой стороны, вы же не будете спорить с тем, что дать качественное образование ребенку НУЖНО. Значит, нужно и приложить к этому максимум усилий.
    Кроме того, есть два важных момента, которые нельзя не учитывать.
    1. По школьной программе учиться самому родителю как раз не надо. О ее недостатках я уже писала и буду разбирать эту тему еще. Гораздо полезнее, удобнее и интереснее использовать вспомогательные материалы (кстати, Наталья Геда на многие такие ссылается, будучи практиком домашнего образования, в отличие от меня. Вы внимательный читатель, раз помните прошлогоднюю дискуссию, и знаете, о чем я говорю, т.е. конкретных ссылок не буду давать, если позволите). Ну то есть не так страшен черт, как малюют, грубо говоря, ничего нет суперсложного в школе…
    2. Давайте отвелечемся от идеи обучения физике, например, и т.п. и вспомним: вы же не сможете научить своего ребенка тому, чего не умеете сами, правда? Если вы не умеете печь пироги, скажем, то как вы научите этому дочку? Да, можно дать ей книжку с рецептами и сказать: на, дочка, учись. Но ведь это не тот тип обучения, о котором мы говорим и к которому стремимся, правда?

  12. Юлия Жабыко пишет:

    Наталья, совершенно с вами согласна. У каждого родителя, конечно, найдутся свои проблемные предметы — не геометрия, так химия. Но это не повод, я считаю, останавливаться и перекладывать опять на школу ответственность за образование ребенка.

  13. Светлана пишет:

    Просто процитирую из той дискуссии:
    ..А вот быть педагогом-предметником родитель совершенно не обязан и ему это не нужно. Потому что не следует смешивать овладение методом обретения и выстраивания знаний с овладением содержанием предмета на профессиональном уровне — это не одно и то же. Родитель должен иметь культуру мышления, уметь отличать знание от незнания, быть в состоянии понять учебный материал до ребенка, увидеть его структуру и принципы — но вовсе не обязан быть профи в каждом предмете.
    Юлия, так что за специалистом нужно быть?

  14. Наталья Геда пишет:

    Светлана, быть специалистом по домашнему образованию и учителем — предметником — это совершенно разные цели и задачи. Еще раз повторю: чтобы начать учить детей дома. мне пришлось сперва забыть то, чему меня научили в ВУЗе. То есть, мне сперва пришлось перестать быть предметником. Хотя первые свои уроки я по инерции пыталась проводить «как в школе» — и это отнимало кучу времени и сил!
    Юля пишет, если я ее правильно понимаю, именно в том, что каждому родитиелю следует стремиться к совершенству — то есть находиться «над схваткой» — видеть всю картину обучения как бы сверху, видеть связи между предметами, и конечно же, понимать, зачем вы все это делаете (кроме оценок). Наверное. дело в том, что Юля не уточнила свои термины — это вызвало путаницу.

  15. Юлия Жабыко пишет:

    Светлана,
    я примерно об этом и писала, цитата очень в тему. Не обязательно постигать глубины науки в институтском объеме. Обязательно — владеть предметом настолько, чтобы увидеть в нем систему и место в ней отдельных частей, а также связь этой системы с другой. Именно процитированная вами культура мышления, общий образовательный уровень родителя позволит это сделать.
    Подчеркну, это нужно в том случае, если речь идет не просто об экстернате, а о Домашнем Образовании, системе, где родители берут на себя всю ответственность за обучение детей и где школьные учебники важны лишь постольку, поскольку раз в год надо сдать по ним экзамен…

  16. Юлия Жабыко пишет:

    Наталья,
    не увидела сразу ваш комментарий и то же ответила Светлане…
    Да, вы совершенно правильно поняли то, что я хотела сказать. Конечно, школьным предметником родителям незачем становиться. Даже и сейчас моя репетиторская работа (то есть это совсем-совсем не ДО), которая максимально должна быть приближена к школьным требованиям, уже давно не выглядит как школьный урок. Иные цели, иные мотивы, иной взгляд на программу… Хотя и меня, конечно, учили, как правильно преподавать…

  17. Анна пишет:

    Коллеги, я очень хорошо понимаю, о чём идёт речь («видеть предмет во всех его связях»), но не кажется ли вам, что профессиональный преподаватель просто «заточен» своим вузом и последующим (неважно, большим или не очень) опытом преподавания (даже если он не признаётся ценным в СО) под вИдение предмета во всех его связях-совокупностях (даже если это не «его» предмет)? Зная изнутри повседневно-школьную рутину, можно сообразить (захотеть!) максимально её обойти в СО (хотя по своему опыту скажу, что для настоящего творчества нужна, извините, «мать ученья»)… Получается, профессиональная «принадлежность» — залог эффективности СО?

  18. Анна пишет:

    Коллеги, а вам не кажется, что только профессиональный преподаватель, «заточенный» своим вузом и закалённый последующим (неважно, большим или не очень) опытом работы, способен увидеть предмет (не только свой) во всех его связях-совокупностях? Получается, что профессиональная «принадлежность» — залог успешности СО?

  19. Юлия Жабыко пишет:

    Анна, отчасти вы правы. С одной стороны, тенденция безусловна: разумеется, из двух людей — специалиста и неспециалиста — в проблеме лучше разберется специалист. С другой — есть же и люди с врожденной грамотностью, которые никогда никаких правил не учили.
    Я хочу сказать, что дело преимущественно не в вузе и не в опыте работы, а в личном желании новые горизонты освоить, с тем чтобы стать специалистом, не по названию, а по сути.

  20. Наталья Геда пишет:

    Анна, мне большую часть имеющихся знаний дал не ВУЗ, а опыт работы и самообразование после него. Мне кажется, что главная проблема — это как раз в том, чтобы пробудить интерес к знаниям у взрослых людей, у которых его не было в детстве. Вот это проблема, над которой я все время думаю. Но наличие профильного образования, на мой взгляд, не является залогом такого интереса. Скорее. он (интерес) возникнет просто у любящих родителей, озабоченных будущем своих детей.

  21. Лариса пишет:

    Анна, а почему Вы думаете, что способность так видеть появляется только у педагогов? Во-первых, специалист в любой сфере всегда смотрит вширь и вглубь, иначе он не станет специалистом, во-вторых, эта способность не зависит от объема информации по предмету, вернее, объем информации — не гарантия такого видения. Это скорее зависит от типа мышления, и большой вопрос, влияет ли образование на тип мышления. Взять хотя бы домашних хозяек. У одних все сводится к работе по дому, другие способны помогать мужу реализоваться в своей профессиональной деятельности, детям — получить образование, всей семье — обеспечить домашний уют и замечательный отдых. Как они могут заниматься кучей абсолютно разных дел, учитывая при этом особенности характера членов семьи — ума не приложу. Наверное, есть даже какие-нибудь курсы для домашних хозяек, но ведь понятно, что образование по большому счету здесь не имеет значения.
    У нас сейчас большинство людей работает не по полученной специальности. В педагогике их нет просто потому, что есть образовательный ценз. Вспомнился недавний случай где-то на Западе про педагога, который проработал в школе чуть ли не всю жизнь, пользовался уважением, имел авторитет, какие-то знаки отличия, а потом случайно выяснилось, что образования соответствующего не было.

  22. Наталья Геда пишет:

    Вообще благоговение перед ВУЗовским дипломом во многом условность нашего времени. Аристотель и Конфуций никаких ВУЗов не кончали, а до сих пор являются учителями всего человечества.

  23. Анна пишет:

    Большое спасибо! Только я хочу обратить внимание на модальность: я не утверждала, а задавалась вопросом, однозначного ответа на который я не знаю.